Древо франко-армянской дружбы дало ожидаемые плоды

Архив 201227/12/2011

Принятие Национальным собранием Франции закона, криминализирующего отрицание геноцида армян, несомненно, одно из громких событий уходящего года. Древо франко-армянской дружбы дало ожидаемые плоды. И не только для Армении. Тональность, заданная французскими парламентариями, наверняка скажется на политических настроениях в Европе и в будущем году.

 Исторический аспект, в частности фактор геноцида, по-новому актуализируется и в ходе президентской гонки в США. Многое, правда, будет зависеть от того, как “поведет себя” возникший на почве Армянского законопроекта дипломатический кризис между Парижем и Анкарой.

Франция в лице президента Саркози и Национального собрания “документально” указала Турции на ее место и роль в истории, намекнув, что с таким “багажом” ей нечего и мечтать о вступлении в ЕС. Реакция Анкары лишь проиллюстрировала безнадежность турецкой еврозаявки. Шантаж, угрозы, демарши, прямые оскорбления в адрес руководства и законодателей Франции — чем не саморазоблачение?
“Многие турки готовы присоединиться к Европейскому Союзу. А вот правительство Реджепа Тайипа Эрдогана не готово, — пишет немецкая газета Suddeutsche Zeitung. — …Необузданные угрозы Анкары в адрес Франции, которая ввела уголовное наказание за отрицание геноцида армян, дают представление о том, что Турция способна натворить, если станет членом ЕС. Она превратит Евросоюз в заложника ее националистических взглядов. Страна, которая отказывается переосмыслить свою историю, подобна взрывчатке…”
“Турция злится и угрожает Франции многочисленными санкциями… У нее нет никаких сомнений, что это предвыборный шаг Елисейского дворца для привлечения голосов армянской общины Франции (примерно 500 тысяч французских граждан являются потомками тех, кто пережил геноцид 1915 г.).
В президентской гонке главный оппонент Николя Саркози — Франсуа Олланд, бывший первый секретарь Социалистической партии, имеющей тесные связи с Армянской революционной федерацией “Дашнакцутюн”. Олланд очень чувствителен к этому вопросу, у его парламентского помощника Жюля Бояджяна армянское происхождение”, — пишет в статье в Le Monde Гийом Перье, прежде чем обратиться к истории Армянского законопроекта и к его сути.
…”Французское законодательство признает два геноцида (геноцид армян и холокост — ред.). Один из них защищен законом против отрицания. Другой — нет. Эта аномалия поставила граждан Франции армянского происхождения перед правовым вакуумом, что и привело к созданию нынешнего законопроекта.
…В тексте закона говорится о наказании “доведенного до крайности” отрицания преступлений геноцида и преступлений против человечности… и он является адаптацией европейского рамочного закона 2008 г. о расистских, ксенофобских и антисемитских высказываниях. Но очевидно, что данный текст нацелен на Турцию и геноцид армян. Отметим, этот закон был разработан марсельским адвокатом армянского происхождения Филиппом Григоряном… Для турецких властей этот закон является невыносимым посягательством на свободу слова, на свободу выражения мнения. Свобода слова жестоко подавляется в самой Турции, где четыре десятка журналистов были арестованы лишь на прошлой неделе…
Является ли отрицание геноцида 1915 года проявлением свободного выражения мнения? Систематическое оспаривание преступлений, совершенных лидерами комитета “Единение и прогресс” в 1915 г., не может квалифицироваться как “мнение” или “идея” — согласно европейскому праву, это пропаганда ненависти.
…Часто говорят: “Историю следует оставить историкам”. В таком случае, почему бы не изъять из Конституции Франции любую ссылку на Французскую революцию, которой, возможно, тоже не было? …22 декабря перед посольством Франции в Анкаре комитет Талаата-Паши (назван в честь архитектора геноцида 1915 г.) устроил акцию. Ее участники держали в руках плакаты: “Не было геноцида. Мы защищали родину”. Можете ли вы представить себе, чтобы Франция разрешила шествовать по Парижу — во имя свободы слова или невмешательства в исторические вопросы — комитету Адольфа Гитлера, состоящему из неонацистов, утверждающих, что холокост был способом защитить немецкую родину, которая была в опасности?!” — вопрошает Г.Перье.

Примечательно, что некоторые турецкие аналитики также негативно отреагировали на несдержанную риторику своих лидеров. Обозреватель Hurriyet Daily News Бурак Бекдил бесстрастно оценил сложившуюся ситуацию, вскрыв истинную причину гневной реакции Анкары.
“В реальности утверждения Армении о геноциде могут найти поддержку у правящей исламистской элиты, если в геноциде обвинят Ататюрка, а не Османское правительство, поскольку именно выражение “османское” оскорбляет неоосманистов”. Касаясь заявления Давутоглу о том, что принятый НС Франции законопроект “оскорбляет Турцию и турецкий народ”, автор напоминает министру, что парламенты выражают “волю народа”, соответственно, и их решения отражают настроения избирателей.
“Профессор Давутоглу обязан объяснить, почему решения турецкого парламента квалифицируются как проявление воли народа, а решения французского парламента трактуются совершенно иначе. Вы вынуждены будете также объяснить, почему политические деятели могут обсуждать и голосовать за криминализацию отрицания резни в Дерсиме, однако не могут позволить себе подобное применительно к геноциду армян… И еще: следует обосновать, почему лидер Турции (премьер Эрдоган — ред.) имеет право говорить, что в Судане не было геноцида, “потому что он посетил Судан и не заметил там никакого геноцида”, а руководитель Франции или какой-либо другой страны не имеет права говорить, что геноцид армян на самом деле имел место. Неужели только по той причине, что Николя Саркози не видел его собственными глазами? И, наконец, вы непременно должны пояснить, почему Турция сохраняет полноценные дипломатические отношения со Швейцарией, где отрицание факта геноцида армян также карается законом, но при этом собирается заморозить свои отношения с Францией”…
Бурак Бекдил обращает внимание и на другую пикантную особенность турецкого гнева. Он напоминает, что, когда в 2001 году Франция признала геноцид, это не помешало Турции сохранить с ней дипотношения… “Получается, что Турция не против признания геноцида армян, она всего лишь против криминализации его отрицания”, — логически выводит автор и делает предположение, что Конгресс США, возможно, учтет это обстоятельство. Словом, американские законодатели могут вполне безболезненно принять Армянскую резолюцию.
По мнению некоторых экспертов, в решении Национального собрания Франции отражается также недовольство тем фактом, что Турция, несмотря на заинтересованность европейских стран и США, по сути, провалила процесс нормализации отношений с Арменией. Армянская дипломатия впервые оказалась сильнее турецкой, заявил на прошлой неделе глава Центра региональных исследований, политолог Ричард Гирагосян. “Международное сообщество оказывает сильное давление на Анкару. И решение парламента Франции показало, что за неискренность в отношениях с Арменией Турция вынуждена платить высокую цену”. Политолог не исключает, что в результате этого давления Анкара в грядущем году может “стряхнуть пыль” с турецко-армянских протоколов…
Отдел политики