Драма в лифте. Кто следующий?

Архив 200928/11/2009

Несчастный случай, произошедший на днях в одной из многоэтажек массива Эребуни, еще раз напомнил о том, что столичные лифты “времен очаковских и покоренья Крыма” являются не чем иным, как гробами на шарнирах. Никто из пользователей, ступив ногой в подъемник, не знает наверняка, доедет ли он без приключений до места назначения. 34-летней Агавни Киврикян не довелось…
Вечером в среду она с мужем подъехала к своему дому, вдвоем они подошли к лифту, чтоб подняться на свой этаж. Тут муж вспомнил, что ему надо забрать кое-что из автомобиля. Он вернулся, а Агавни решила подняться домой, не дожидаясь супруга.
Она вызвала лифт, но не успела женщина ступить в него, как кабина тронулась. Агавни, оказавшуюся зажатой между дверцами, потащило вверх. Смерть скорее всего наступила мгновенно, так как спохватившиеся родные вместе с жильцами извлекли тело женщины между первым и вторым этажами шахты. Нелепая трагедия оставила без матери двоих детей — 1,5 и 11 лет. Ослепленные горем близкие попытались было устроить самосуд над специалистом, обслуживающим лифты в округе. Но прибывший наряд полиции взял ситуацию под контроль. Понесет ли кто-либо ответственность за произошедшее? Не вызывает сомнения тот факт, что если виновный и будет найден, то из разряда “стрелочников”. А это значит, что судьбу Агавни Киврикян может разделить каждый, кто вынужден пользоваться злополучным подъемником. Трагедия, имевшая место в массиве Эребуни, скорее не случайность, а закономерность. Здание, в котором она произошла, находится по соседству с моим, то есть на той же улице Тихого Дона. В отличие от названия, жизнь обитателей близлежащих домов назвать тихой нельзя даже с натяжкой. Немало случается инцидентов и “лифтовых”, причем банальное застревание между этажами с душераздирающими криками о помощи вообще не в счет. Несколько лет назад в одном из подъездов с 8 этажа вниз в шахту лифта упал мальчик. Ничего не ведающий пацан прислонился к дверце лифта на площадке, та распахнулась и “пропустила” его. Но не куда-нибудь, а в пасть шахты. Мальчик, можно сказать, родился в рубашке, упав с восьмого этажа, он остался жив, что иначе как чудом и не назовешь. Если, конечно, не считать “мелочи” — травмы позвоночника, приведшей к инвалидности. Конечно, никто наказания за случившееся не понес, а ведь этого могло бы и не быть, если б соответствующие службы вовремя обнаружили и ликвидировали неисправность. Но единственное, о чем пекутся эти службы, — это своевременный сбор денег за непредоставленные услуги. В свое время все лифтовое хозяйство, к тому времени порядком разворованное, было передано в ведение тахапетаранов. Последние, вместо того чтобы произвести инвентаризацию хозяйства в полном объеме, преуспели в другом. В кратчайшие сроки годами простаивающий из-за отсутствия электричества парк лифтов худо-бедно реанимировали и приступили к активному выколачиванию из граждан средств за пользование. А они, надо сказать, немалые — 500 драмов с квартиры. С оплатой за израсходованное электричество это благо цивилизации обходится пользователям в лучшем случае в тысячу драмов в месяц. Все бы ничего, если б время от времени не обнаруживались крупные неполадки с дышащими на ладан кабинками, к примеру, выход из строя мотора и пр. Вот тогда-то и встает вопрос “чьи же в лесу шишки”, то есть кому расплачиваться за ремонт. Тахапетаран, исправно изымающий денежки у клиентов, в самый нужный момент уходит с авансцены, оставляя жильцов один на один со своими проблемами. Словом, кидает.
Особо настырным в таких ситуациях гражданам уже известно, что последние обязаны заключать с жильцами соответствующие договора, где оговариваются взаимные права и обязанности. Все до мелочей. Но ни соответствующие службы в тахапетаране, ни кондоминиумы не стремятся ввести отношения с клиентами в юридическое поле. Да и зачем — в случае чего можно с успехом уйти в кусты. Корр.”НВ” не удалось выйти ни на один след, когда бы “лифтеры” понесли ответственность за подпорченные нервы, за увечья и тем паче за смерть от несчастного случая в подъемниках. Еще пару лет назад правительство выделило на ремонт столичных лифтов около 3 млрд драмов (9 млн долларов). Тогдашний мэр города Ерванд Захарян поручил специальным комиссиям, в которые вошли специалисты соответствующих подразделений мэрии, общин, кондоминиумов, а также жители верхних этажей жилых домов, провести детальное изучение и инвентаризацию всего лифтового хозяйства. Выяснилось, что 354 из 4261 кабинки вышли из строя. А подавляющая часть работающих исчерпала моральные и физические ресурсы эксплуатации. Разговор шел не только о приобретении запчастей, но и о закупке подъемников. Дело в том, что единственный в Армении завод по производству лифтов был разрушен во время спитакского землетрясения. По прошествии времени мэрия отрапортовала, что программа по ремонту лифтового парка завершена. Между тем ясно и то, что подавляющее большинство кабинок остались нетронутыми, угрожающе распахивая “пасть” в ожидании новой жертвы…
Мариэтта МАЛУМЯН