“Доверенное и очень близкое к президенту Путину лицо”

Архив 201226/05/2012

Грузинские эксперты не удивлены переназначением Сергея Лаврова на пост главы российского МИДа, однако “причин восторгаться этим” не видят.

Тот факт, что Лавров остался во главе внешнеполитического ведомства, называют “предсказуемым”. Министр, во-первых, является дипломатом очень высокой квалификации, а во-вторых, Лавров “доверенное и очень близкое к президенту Путину лицо”, говорит конфликтолог Георгий Хуцишвили. В свете этого каких-либо перемен во внешнеполитическом курсе Москвы в Грузии не ожидают. Между тем “ситуация в мире и в обеих странах сегодня такова, что политикам обеих сторон нужно задуматься и начать активный диалог по широкому спектру вопросов. А это зависит от доброй воли”, отметил политолог. А эксперт Рамаз Сакварелидзе считает, что у Грузии мало причин восторгаться назначением Лаврова, ибо с ним “связаны несоответствующие его квалификации дипломата порой грубые выражения в адрес грузинского руководства”. В целом же Лавров, по его мнению, является “сильной фигурой, которая доставила Грузии больше проблем, чем облегчила их”.
В свою очередь замдиректора Института Кавказа Сергей Минасян полагает, что эффективность работы МИДа РФ в странах Закавказья во многом обусловлена персоной Лаврова, который является выходцем из этого региона. Поэтому он “достаточно подробно знаком со спецификой политических отношений в Закавказье, и это положительно повлияло на работу МИДа России в Закавказье”, — сказал Минасян. Да и в целом деятельность российского внешнеполитического ведомства в плане формирования и продвижения российских интересов в регионе вполне адекватна общей политике Москвы на постсоветском пространстве. Это мнение разделяют не все. Эксперт Давид Арутюнов, например, считает, что в последние годы российская внешняя политика в Закавказье отличается отсутствием целостной концепции. Зато большую активность проявляют энергетические корпорации, которые реализуют собственную “энергетическую дипломатию”. И хотя Москва пытается вовлечь Баку в свою систему энергетических проектов, это не приводит к смене ориентации на пророссийскую, участие Азербайджана в патронируемых Западом проектах продолжается. Что касается политики в отношении Армении, то здесь главный фактор — карабахский конфликт. “Позиция России в карабахском вопросе отличается маневрированием между Ереваном и Баку, что, несомненно, накладывает отпечаток на восприятие России в Армении”, — подчеркнул Арутюнов, отметив, что “молодежь все более настраивается прозападно”.