Достанется ли питающий Армению газопровод Азербайджану?

Архив 201018/11/2010

Премьер-министр Грузии Николоз Гилаури опроверг сведение о том, что правительство планирует продать Азербайджану участок магистрального газопровода, по которому в Армению поступает газ из России. “Многие страны региона могут иметь интерес к этому стратегически важному объекту, но это не значит, что газопровод будет продан”, — заявил от имени главы правительства пресс-секретарь кабинета министров Нико Мчедлишвили.

Означает ли это, что угроза энергетической изоляции Армении исчезла и возможность контроля Азербайджаном над магистральным газопроводом исключается? Если внимательно вчитаться в текст пресс-релиза, распространенного споксменом грузинского премьера, станет заметно, что сказанное вовсе не означает, что официальный Тбилиси отказался от намерения выставить акции принадлежащего ей участка газопровода на международный аукцион. Но, прежде чем давать оценку действиям грузинского правительства, изложим предысторию. Шестого июля парламент Грузии в третьем чтении одобрил законопроект, исключающий магистральный газопровод “Север — Юг” из списка стратегических объектов, не подлежащих приватизации. Ранее, а именно в апреле 2006 года, грузинское правительство приняло решение, запрещающее в течение пяти лет приватизировать газопровод. Срок этот истекает через пять месяцев. Это значит, что уже весной грузинский участок транскавказского газопровода может быть выставлен на продажу и окажется под фактическим контролем иного государства.
В Баку моментально отреагировали на решение грузинского парламента. Высокопоставленные представители алиевской администрации сразу же заявили, что Азербайджан непременно примет участие в международном тендере на приобретение акций грузинского газопровода. 13 ноября президент Государственной нефтегазовой компании Азербайджана Ровнаг Абдуллаев в очередной раз подтвердил намерение добиться контроля над питающей Армению артерией. Он сообщил, что по этому вопросу уже обратился с официальным документом к владельцу трубопровода — Государственной газовой компании Грузии. Абдуллаев сказал, что готов обсудить как возможность приватизации газопровода, так и перспективу его концессионного управления. Нет сомнений в том, что мотивация у Азербайджана не только коммерческая, но прежде всего политическая. Ведь контроль над столь важным стратегическим объектом может стать механизмом давления на Армению. У нас нет иных способов получения российского газа. При этом газопровод Иран — Армения до сих пор не функционирует. Так что переход грузинского участка магистрального газопровода под контроль столь недружественной для нас страны, как Азербайджан, никак не соответствует нашим интересам.
Между тем в Баку заявляют, что если Государственная нефтегазовая компания Азербайджана сумеет обрести контроль над трубой, Армении это не будет грозить энергетической изоляцией. “Зачем армянам бояться? Ведь если Азербайджан купит этот газопровод и закроет подачу по нему газа, это принесет ему убытки. Ни для чего другого, кроме поставок российского газа в Армению, газопровод не годится”, — утверждает президент центра нефтяных исследований Азербайджана Ильхам Шабан. Руководитель представительства азербайджанской нефтегазовой компании в Грузии Маир Мамедов также заверяет в том, что намерение его фирмы продиктовано исключительно коммерческими соображениями. “Наше желание приватизировать или взять под управление грузинский участок газопровода в первую очередь следует рассматривать как чисто экономический проект, который позволит нам расширить свое присутствие на энергетическом рынке Грузии”, — заявил он. Было бы странным, если бы он сказал обратное. И тем не менее стоит обратить внимание на содержащийся в его словах тонкий намек. Что может в данном случае означать оговорка “в первую очередь”? То есть сам Мамедов дает понять, что “в первую очередь” газопровод им нужен, чтоб зарабатывать деньги, а “во вторую очередь” — для решения каких-то иных вопросов. Интересно каких? Нужно быть крайне наивным человеком, чтоб поверить в то, что Азербайджан не воспользуется возможностью манипулировать контролем над газопроводом, если такие механизмы у него будут. Но правительство Грузии утверждает, что не позволит будущим акционерам распоряжаться “правом вентиля”.

Вернемся к позавчерашнему заявлению премьера Николоза Гилаури. Говоря о том, что “газопровод не будет продан”, формально он не грешит против истины, потому как парламент санкционировал не продажу самого газопровода, а лишь приватизацию части его акций. Предполагается, что пакет этих акций не будет контрольным. В июле Гилаури заявил, что на лондонской бирже будет размещено не больше 15 процентов акций. Однако грузинская оппозиция в это не верит, поскольку власти так и не согласились прописать в законе недопустимость полной продажи объекта. Специалисты тоже полагают, что газопровод может быть привлекательным для внешнего инвестора лишь в случае, если он будет иметь реальный контроль над ним. Газопровод нуждается в серьезном ремонте. Из-за оползней и дождей аварии на нем становятся недопустимо частыми. Эксперты считают, что вкладывать деньги в ремонт при доле менее 50 процентов акций невыгодно. Поэтому, по мнению оппозиционеров, продажа всей трубы — лишь вопрос времени.
Руководство Армении заявляет, что не видит особых угроз в том, что грузинский участок магистрального газопровода будет продан. “Правительство этим фактом не обеспокоено. Если часть газопровода будет выставлена на продажу, для нашей страны это не создаст чрезвычайную ситуацию”, — заявил не так давно министр энергетики и природных ресурсов Армен Мовсисян. Администрация “АрмРосгазпрома” тоже заверяет в том, что приватизация газопровода не может повлиять на доставку газа в Армению. Кстати, компания “АрмРосгазпром” не скрывает, что не прочь и сама купить у грузин часть акций газопровода. Сделка с армянами была бы грузинам весьма выгодна. Руководство Грузии не может не осознавать, что из всех потенциальных партнеров именно армяне кровно заинтересованы в максимально эффективном функционировании газопровода. Мотивация же действий всех остальных претендентов может быть совершенно иной. Тбилисские правители понимают, что если акционерами газопровода станут армяне, они позаботятся о том, чтобы объект работал безупречно, принося при этом стабильную прибыль грузинской казне. Так что лучшего партнера, чем “АрмРосгазпром”, грузинам не найти.
Но в данном вопросе у команды Михаила Саакашвили приоритеты, похоже, совсем иные. Для официального Тбилиси газопровод не столько экономический объект, сколько инструмент политического давления на Армению. Способы манипулирования этим инструментом как нельзя лучше описал на днях грузинский эксперт Георгий Хухашвили. “Газопровод — это определенный механизм обеспечения взаимопонимания с Арменией, это способ напоминания Еревану о том, что наше политическое партнерство должно продолжаться и что в Армении в “горячих головах” не должны появляться плохие мысли”, — заявил он. Хухашвили отмечает, что продажа акций магистрального газопровода “АрмРосгазпрому” будет для Тбилиси стратегической ошибкой, так как это “приведет к потере Грузией определенных политических рычагов”. Примечательно, что в то же самое время эксперт считает вполне приемлемым сюжет, при котором газопроводом завладеет Азербайджан. “Если правила игры будут согласованы, в этом не будет ничего плохого”, — говорит он.

Таким образом, становится заметным, что не только для Баку, но и для Тбилиси вопрос продажи акций газопровода — это прежде всего возможность оказания политического давления на Ереван. И не будет ничего удивительного, если выяснится, что решение о частичной приватизации стратегического объекта было принято именно с целью создать дополнительный аргумент, призванный продемонстрировать степень зависимости Армении от прихоти грузинских правителей.