“Дорожная карта” по Карабаху и опасения Баку

Архив 201006/11/2010

В Азербайджане поняли, что начать войну не могут
Недавнее заявление главы МИД Азербайджана Эльмара Мамедъярова о том, что “предстоящий саммит ОБСЕ в Астане может стать переломным моментом в решении нагорно-карабахского конфликта”, вызвало в Баку растерянно-негативную реакцию. Особую тревогу у местных аналитиков вызвал намек министра на возможность принятия в ходе саммита “дорожной карты” урегулирования.

Так, газета “Зеркало” опасается, что таким образом посредники пытаются затянуть решение вопроса на неопределенно долгий срок, либо “под вывеской “дорожной карты” нам предлагают одну из вариаций совместного заявления с констатацией согласованных и спорных вопросов”. В обоих случаях такое развитие событий признается неприемлемым для азербайджанской стороны. Впрочем, эту оценку можно назвать “инерционной”. В Баку почему-то ожидают, что посредники, международное сообщество в целом рано или поздно примут азербайджанскую точку зрения, “поставят армян на место” и решат вопрос так, как то представляет Азербайджан. Но, кажется, постепенно и здесь начинает возникать понимание, что эти мечты не имеют шансов когда-либо осуществиться. Наступает отрезвление. Иначе как расценить тот факт, что “Зеркало” как о позитивном моменте говорит о том, что-де международное сообщество “все еще не воспринимает оккупацию территорий вокруг Нагорного Карабаха как непоправимую реальность, чего, безусловно, желали бы в Ереване”. В Ереване, может, и желали бы, но на вещи смотрят реалистически. Понимают, что контроль над территориями вне НКР будет осуществляться до тех пор, пока того требует безопасность Арцаха. Потому эти районы и называются “зоной безопасности”. Намного важнее, что весь мир видит четкую разницу между этими районами и собственно НКР. В Азербайджане всегда делали вид, что не видят. Хочется надеяться, что начинается прозрение. И не только в этом вопросе. “Зеркало” признает, что “несмотря на огромное превосходство в живой силе и технике Азербайджан не торопится возобновить военные действия: международная обстановка, и прежде всего позиция России, которая взяла на себя обязательства по обеспечению безопасности Армении, не позволяет”. То есть все угрозы, вся милитаристская риторика, бряцание оружием и поигрывание мускулами — пустая чушь. Мы-то знали об этом всегда, но хорошо, что и на Апшероне начинают понимать, что войне не бывать, а значит, надо договариваться.
“Зеркало” справедливо указывает, что посредники заинтересованы “в создании хотя бы видимости прорыва” в деле урегулирования. Но не они одни. В этом заинтересована и Турция — для реанимации диалога с Ереваном. Если для нас подобное утверждение является общим местом, то для азербайджанской стороны оно совершенно революционно. Ведь тем самым признается, во-первых, что все заявления турецких деятелей защищать интересы Азербайджана как свои собственные — всего лишь цветистое восточное сотрясение воздуха. Во-вторых, возобновление диалога больше нужно турецкой стороне, нежели армянской. Потому что после конфликта с Израилем позиции турецкого лобби в американском конгрессе существенно ослабли, опасность принятия резолюции по геноциду актуализировалась. Потому-то Анкаре и нужно возобновить цюрихский процесс — чтобы избежать такого развития событий. Что, надеется автор статьи, вовсе не обязательно приведет к реальному урегулированию и деблокаде границы. Думаем, приведет: армянская сторона не пойдет на продолжение разговора с турками без твердых, юридически обязывающих гарантий относительно дипотношений и границы. Время слов прошло, пора переходить к действиям.
“Дорожную карту” не приняли, да и вообще неизвестно, существует ли подобный документ, а “Зеркало” уже называет ее “путем в никуда”. Ибо “карта” всего лишь позволит сторонам конфликта и посредникам сохранить лицо. “Но сохранить лицо не означает обеспечить интересы Азербайджана”. Спорное утверждение. Есть лишь один путь в никуда — это война. Все, что позволяет отойти от края военной пропасти, перестать убивать людей, улучшить общую обстановку в регионе, начать деблокаду границ, дать надежду беженцам, стимулировать экономическое развитие, — в интересах и армян, и азербайджанцев. Еще лучше, если при этом всем удастся сохранить лицо: это существенный фактор стабильности. А то, что сам Карабах уже никогда не будет в составе Азербайджана — непреложный факт. Хочется надеяться, что в Баку начинается мучительное осознавание этой истины.