“Дон Джованни” под грузино-армянским соусом

Архив 200901/08/2009

В Оперном театре им.А.Спендиарова прошла премьера оперы Моцарта “Дон Джованни”. Это итог армяно-грузинского сотрудничества. Неожиданный и пикантный. Неожиданность подстерегала прежде всего на улице, где между арок театра висел большой рекламный постер.

Раздвинутые мужские ноги плавно переходят в почти женский торс, а между ногами внизу — куча розовых кукол, то бишь плодов любви. Назвать это свидетельством изысканного вкуса было бы сильным преувеличением. Противное, но совсем не опасное зрелище.

Новая постановка “Дона Джованни” (“Дон Жуан” — застарелый стереотип, старая традиция. Итальянское звучание, бесспорно, более органично. Оно многократно звучит со сцены) оправданна во всех смыслах. Во-первых — Моцарт, во-вторых — отличное пополнение репертуара, в-третьих — утоляется ностальгия по опере, поставленной в театре тридцать лет назад эстонским режиссером У.Вальяотсом. Любопытство возбуждал сам факт армяно-грузинского симбиоза на оперной сцене. Идея зародилась три года назад, но скоро почему-то увяла. То ли время было не то, то ли что-то помешало. Идея реанимировалась в рамках подписанного соглашения о сотрудничестве между Минкультом Армении и Министерством культуры, образования, охраны памятников и спорта Грузии (такое там многопрофильное министерство). Грузинская сторона взяла на себя режиссуру и оформление, армянская — творческие составы. Конечно, были по-братски поделены все расходы. Декорации и бутафорию по эскизам постановщика Ирины Гачечиладзе изготовили в Тбилиси, костюмы по ее же эскизам сшили в Ереване. Конкретная работа над спектаклем продлилась чуть более месяца.
Спектакль, скажем прямо, далек от традиции. Авангардный. В мире это принято, так что никакой Америки открывать не пришлось. Авангард так авангард. Почему бы нет. Да, есть неожиданности. Два акта вместо трех, зато много картин и соответствующей сценографии. Тут-то и кроется первый сюрприз — разностилье, от стиля классического до венского сецессиона, от натурализма до условности. Соответственно и костюмы разные. Это авторская концепция. Эклектика. Но эклектика — это тоже стиль. Может быть, и так, но тут важно точно балансировать на очень узком лезвии ножа. Иногда Ирине Гачечиладзе это удавалось, иногда — нет. Впрочем, сделать авангардный спектакль, думается, сложнее, чем традиционный. Тем более для нее это дебютная оперная постановка. Отсюда некоторая претенциозность и эпатаж.
Несмотря на визуальные оплошности, спектакль получился зрелищный. Не будем влезать в дебри режиссуры, тем более что моцартовские оперы были изначально не слишком динамичны и рассчитаны на небольшое помещение — особенно не разойдешься. Ирина нашла золотую середину. “Дон Джованни”, по Моцарту, “dramma giocosa”, то есть “веселая драма”. Так и получилось — тесно сплелись трагическое и комическое начала. Комического было даже с лихвой. Тоже допустимо. В конце концов, разве возможен точный аптекарский рецепт? Вон в Германии поставили спектакль про любвеобильного дона, вполне порнографический. С той же прекрасной музыкой, ариями и речитативами. И никто из зрителей не умер. Иначе говоря, у каждого режиссера, у каждого театра свой “Дон Джованни”. Впрочем, это относится ко всем операм, ко всем спектаклям. Что бы стало с искусством, если бы повсюду играли и пели по одному образцу? Скукота…
На спектакле Ирины Гачечиладзе скучать не пришлось — было много любопытных и забавных мизансцен. Особенно сцена на кухне, где вовсю готовятся жарить гигантских индюков, может, куриц. Крутые рога Оттавио и павлиний хвост самого дона Джованни тоже на трагический лад не настраивали, равно как и стайка шустрых черных ангелов (авторское ноу-хау), сильно смахивающих на веселых чертенят. Видеоряд с голливудских sexy-дефиле уж как-то очень прямо иллюстрировал речитатив Лепорелло об амурных похождениях патрона.
Некоторую оторопь вызвал Командор. По идее, он, убиенный, восстает из праха на кладбище и вторгается в речитатив бодрящегося дона Джованни и перепуганного Лепорелло. Так вот, Командор предстал пред ереванцами, а также гостями из Грузии в образе Картлис деда — иными словами, скульптуры Мать Грузии… No comment, но опять же почему нет? Потом Командор (в одной из ереванских газет написано “Конандур”) и вовсе взмывает в звездное небо, оставляя на грешной земле вновь родившегося очередного дона Джованни. Такое режиссерское видение может быть? Может. В авангардных рамках, а рамки эти четко обозначены.
Кто-то уже ропщет: мол, это не то, не то. Но разве широкая публика готова к авангардным постановкам классики? Нет, хотя по телепрограмме Mezzo их показывают часто, но народ так увлечен сериалами… Уверен, был бы традиционный спектакль, непременно обвинили бы театр в “нафталине”. В этом смысле армяно-грузинский опус намного интересен, чем ряд тухлых спектаклей, сделанных в последние годы. Хотя и традиционных. Просто его надо еще обкатывать, шлифовать.
В премьерных спектаклях задействована талантливая молодежь, которая за месяц научилась петь на итальянском. Марио Корради — тот, что будет ставить осенью “Аиду” — говорит, что был необыкновенно удивлен этим обстоятельством, его тренинги не пропали втуне. Выделять кого-либо не хотелось, да я и не вправе, но Погос Беазбекян, Аршак Кузикян, Магда Мкртчян, Перч Каразян, Диана Арутюнян, Айк Тигранян, Арцвик Демурчян и Грант Папян доставили большое удовольствие. Как и оркестр, ведомый Арутюном Арзуманяном. Так же силен, говорят, и другой состав исполнителей. Кстати, отметим, что впервые была апробирована и новая система освещения — успели впритык.
* * *
Новый “Дон Джованни” — это некая палка о двух концах, оказавшаяся между двух огней. Как долго он будет идти — трудно сказать, хотелось бы, чтобы подольше. Моцарт, даже авангардный, он и есть Моцарт. Вольфганг Амадей. Гений, хватающий за живое. “Дон Джованни” — это тот самый случай, когда наше Министерство культуры пошло на риск и не прогадало.
Карэн МИКАЭЛЯН