Долой спекулянтов на армейскую тему и депрессию с хандрой!

Архив 201209/02/2012

Период какой-то странный. Всем все лень. Тоскливо и как-то, мягко выражаясь, зябко. Многим даже обильный снегопад и морозная свежесть не помог взбодриться. Опять разнуделись на метеорологические темы: зачем да почему, да когда ж весна? А весна, меж тем, нескоро. Не календарная, нет. Законная-с 21 марта. Тогда и переломится сезон в сторону лета, тогда и теплынь настоящая расплывется по воздуху и по венам. И даже на “парви улер” внимание не обратим. А пока февраль, который “как господин снимает белое пальто”, ну и так далее тому подобное. Терпим и думаем, как заполнить энергетическую пустоту…

Энергетический дефицит. Все время тянет к компу. Что делать?

“На прошлой неделе, во время родительского собрания, учительница жаловалась, что весь класс в каком-то апатичном состоянии: всеобщая лень, безразличие, неохота учиться, неохота попу с места поднять, — пишет iza1976 (в FB Изабелла АБГАРЯН.— Я и сама замечала подобное, но не только в поведении детей, но и взрослых. Нехватка энергии? Что ее забирает? Откуда ее черпать? Кстати, в блогосфере тоже это чувствуется: меньше записей на животрепещущие темы, которые можно бурно обсуждать, меньше комментирующих”.
“Все в норме — к концу зимы силы организма на исходе. Рецепт простой — солнце и витамины”, — успокаивают автора поста. Легко сказать. Солнце — дефицит. Витамины по карману не всем, да и витамины ли это. Фрукты сейчас пусты и совершенно бесполезны. Остаются таблетки. Тоже выход, но опять-таки затеваться с их регулярным применением охота не всем и не всегда. “По-моему у нас какая-то вечная зима, — пишет iza1976. — Осенью в ленте то же самое творилось, называли осенней хандрой. Когда мы были детьми, разве зимы не было? Меня дома невозможно было удержать, а эти скулят”… “Интернета не было, телевизора фактически не было, — парирует cartesius. — Оставалось выходить и в снежки играть, в кино ходить (благо кинотеатров было много) и в гости. А сейчас даже в гости не ходят — все можно обсудить в соцсети”… Iza1976 сама признается, что зачастую лень выходить из дому, даже если свободного времени полно: “Все время тянет к компу. Мы перед компами, сын перед телевизором, а дочка с наушниками на диване”… “Если день солнечный, то я энергичная, неважно, зима или кто. Если пасмурно и как-то темно, то я не могу ничего делать и настроения нет”, — делится brendichka. “Февраль-с…Зимние запасы энергии на исходе, весенние еще не пополнены — вот и стараются люди меньше двигаться, шоб дотянуть до весны, — считает rus_kukurus, предрекая. — Весной, кстати, будет хуже — там начнутся неконтролируемые потоки энергии в разные стороны”. Словом, как выразился один из блоггеров: “На жжунгли наступила великая сушь… и не только на жж”.
Будем надеяться, весна все же растормошит квелых юзеров, жизнь в “ЖЖ” и в FB забьет ключем. Станет меньше, а то и вовсе изведутся депрессивные статусы и посты. Зима зимой, а в тонусе все же лучше быть всегда…

В вопросе армии обозначился “общественный иммунитет”

Это из наблюдения от Groul ahousekeeper (в FB Карен ВРТАНЕСЯН), опубикованного в связи с Днем армии и увы, выпавшего из веб-обзора. Попробуем наверстать упущенное, тем более что тема армии перманентна.
“Может неверное или обобщенное впечатление, но думаю, что спекулирующие на армянской теме просчитались, — пишет в “ЖЖ” Groul ahousekeeper. — Вначале тактика была: “критиковать, чтобы улучшить армию”. И многие поверили, потому что не может сердце нормального человека не болеть, когда из-за чиновничьего скотства погибают либо страдают от психических расстройств наши парни. Но после первой волны общественного недовольства спекулирующие на боли родственников “рупоры” расслабились, утратили чувство опасности, стали переигрывать и вообще потеряли чувство реальности. Сегодня наблюдаю, как мои друзья воодушевленно пишут об армии и, возможно, это неосознанная коллективная контрреакция на осеннюю антиармейскую истерию. Не знаю как обозначить это явление. Может “общественный иммунитет?”
Может, и так. Аналогичным иммунитетом, думается, не мешало бы обзавестись и всевозможным специализированным НПО. В своем FB-профиле Карен Вртанесян цитирует заголовок на сайте некоей правозащитной организации: “За 2012-ый зафиксировано 4 случая смерти военнослужащих”… “Может, у меня паранойя, но создается впечатление нездорового ажиотажа, плана, который нужно выполнить и перевыполнить,— пишет он. — И еще. Написанное не ложь, но путает. Один из погибших был прапорщиком, выпившим эссенцию. Его нашли мертвым и не смогли спасти. Не думаю, что этот случай имеет какое-либо отношение к армии”. С подобной позицией согласны не все. Некоторые считают, что даже если принять во внимание замечание автора поста, то статистика, мягко говоря, неутешительная. Опять же Самвел МАРТИРОСЯН (в “ЖЖ” kornelij) задается вопросом: как быть, если само Минoбороны классифицирует случившееся как армейский инцидент.
Если же приподняться над конкретной трагедией, то вновь возникает дилемма: должен ли общественный сектор касаться армейских проблем. По мнению К.П., “вмешательство и комментарии общественников могут сильно навредить армии”. Есть и противоположная точка зрения: “Говорить и обсуждать проблему необходимо. Замалчивание только вредит имиджу ВС”.

Где армян больше — на родине или за границей?

“Самый распространенный миф о нашем народе: армян за рубежом больше, чем в самой Армении. Некоторые даже приводят цифры — 70% от общей численности, — пишет в “ЖЖ” zubian. — И смех, и грех. Если сесть с карандашом в руках и аккуратно подсчитать, сколько армян и где, пользуясь, само собой, официальными данными, а не слухами от троюродного дяди, то получим примерно 2400 тысяч абсолютно всех, включая и давно уже обрусевших и обамериканившихся и даже офранцузившихся, зачастую даже не знающих языка, если же исключим “формальных” армян, оставив лишь фактических, получим около 1500 тысяч в лучшем случае. Что составляет около 40 процентов от общей численности в первом случае и около 30 — во втором. При этом уже через поколение это число уменьшится ровно вдвое, очень в немногих семьях российских армян сохраняется армянский язык, мне приходилось общаться с cоотечественниками, полностью армяноязычными в бытность проживания в Армении, у которых старшие дети еще говорят по-армянски, а младшие — уже нет. А с языком уходит большая часть национальной идентичности, особенно если ты живешь в чужой стране. Как ни крути — единственный способ сохранения численности любого народа это собственное национальное государство”.
Это что ж получается? А где же вполне официальные 10 миллионов армян, разбросанные по всему миру? Многие блоггеры согласились с теорией zubian-a, правда, цифры вызвают сомнение…
“По происхождению они все равно армяне, а по месту жительства — ну не знаю”, — сомневается yes_em… “Тут принято считать, что нас аж 10 миллионов, правда неясно, где все они живут”, — парирует zubian. “Я считал, причем со всех статагентств цифры выуживал. Около 3.5 млн за рубежом, может чуть больше. Сколько среди них или кроме них обамериканившихся — это уже бессмысленный разговор”, — считает athanatoi. Что до России… “Ну там такой подход — подавляющее большинство армян Москвы, имеющих прописку до 90-го года, можно считать ассимилянтами, без языка (крайне редко встречалось, во всяком случае), армяне же, приехавшие после 90-х, уже как бы нашенские”, — считает zubian.
Нашенские или нет. Формальные или не очень. Поди разбери. И стоит ли вообще делить нацию на категории? Ведь все относительно: зачастую даже чистоармянская фамилия (без примесей и приставок) — не признак национальной принадлежости, и наоборот, можно с обрусевшими инициалами быть большим армянином, чем тот, кто проживает на исторической родине…

 Сеть добралась и до священников

Армянские священники становятся активными блогерами во всемирной паутине, сообщает телерадиокомпания “Мир”.

Духовники используют все возможности интернета — размещают материалы на своих блогах, отвечают на вопросы посетителей и даже выслушивают исповедь страждущих. Только вот отпустить грехи и совершить таинство религиозных обрядов возможности интернета не позволяют. Архимандрит армянской церкви в Иерусалиме Отец Гевонд дает интервью по скайпу. За последние шесть лет виртуальное общение для священника стало таким же привычным, как живое. К нему обращаются люди, которые живут далеко за пределами своей Родины, — там, где нет армянской церкви. “Недавно один парень писал, что пошел в католическую армянскую церковь. Но после того как прочел мои книги, вернулся, покаялся. И таких случаев много”, — утверждает он. “В самой Армении блогеров-священников тоже много. Самое главное для блогера-священника — привлечь активную в сети молодежь в церковь. Они уверены: в виртуальном мире невозможно совершать церковные обряды, интернет никогда не сможет передать ауры священного места”, — отмечает корреспондент телеканала.
Сотрудник канцелярии Первопрестольного Эчмиадзина Отец Маркос говорит, что свободного времени для общения с прихожанами практически нет. Поэтому создание собственного блога стало выходом. “Так уж получилось, что самая большая аудитория во всемирной паутине, где находится вся наша молодежь. В блогах мы отвечаем на их вопросы, размещаем материалы для чтения”, — отметил он. Отец Арсен размещает в блоге видео и аудио-записи духовных песен — шараканов. Таким образом он борется с сектантами, которые беззастенчиво выдают свои творения за армянские шараканы. “Буквально за несколько дней мы получили массу положительных откликов от посетителей. Люди хотят знать, на каких праздниках поется та или иная песня, кто автор, какова ее история. Мы даем им возможность сравнить подлинное с фальшивкой, окончательное решение остается за ними”, — отмечает Отец Арсен.
Рубрику ведет