Долгая дорога из Амшена в Арцах

Архив 201114/05/2011

Исповедующие ислам амшенские армяне готовы поселиться в Карабахе
В Азербайджане, как и следовало ожидать, крайне болезненно отреагировали на сведения о возможном переселении в Карабах амшенских армян, проживающих ныне в Киргизстане. Бакинские правители воспользовались визитом в регион председателя Парламентской Ассамблеи ОБСЕ Петроса Ефтимиу для того, чтобы выразить недовольство и обеспокоенность. Официальный Баку давно уже предпринимает безуспешные попытки политизировать вопрос репатриации армян на историческую родину. Навязываемый идеологами команды Алиева разговор об изменении армянами демографического состава населения края происходит на фоне массового заселения оккупированных Азербайджаном районов северного Арцаха.

Перспектива репатриации в Арцах исповедующих ислам амшенских армян беспокоит азербайджанцев еще и потому, что разрушит искусственно создаваемый миф о религиозном характере карабахского конфликта. Взывая братьев по вере к исламской солидарности, бакинские идеологи трубят о ненависти, которую якобы питают армяне ко всем мусульманам. Организация Исламской конференции не раз шла на поводу у алиевских пропагандистов, убеждавших единоверцев в том, что армяне — нация ксенофобов и расистов, которую следует покарать. Азербайджанским дипломатам придется давать объяснения, когда весь мир убедится в том, что в Карабахе, который в Баку пытаются представить в качестве яблока раздора между армянами и “ненавистным им исламом”, мирно бок о бок с христианами живут правоверные сунниты. А теперь обо всем по порядку.
Амшенские армяне — выходцы из армянской провинции Амшен, расположенной на юго-восточном побережье Черного моря. В конце XVIII — начале XIX веков часть коренного армянского населения провинции подверглась исламизации. Другая часть амшенцев, проживавшая преимущественно в горах, сумела противостоять давлению и сохранила апостольскую веру. Исповедующие разные религии соотечественники продолжали говорить на том же самом амшенском диалекте армянского языка и старались сохранять единство. Амшенцы-христиане и амшенцы-мусульмане (последние называют себя хемшилами) часто бок о бок воевали вместе против турок и курдов. А в 1915 году многие мусульмане скрывали у себя в домах соотечественников-христиан. В годы геноцида практически все неисламское население Амшена — армяне, греки, ассирийцы — покинуло родину. Вместе с ними в Советскую Россию в 1921 году ушли и некоторые амшенцы-мусульмане. Семь находящихся на берегу моря хемшилских сел оказались по советскую сторону границы и вошли в состав Аджарской автономии.
В 1943-м, когда Турция готовилась вступить в мировую войну на стороне Германии, проживающие в приграничных районах Грузии турки-месхетинцы открыто поддержали намерения Анкары, став, по сути, плацдармом для вторжения турок. Через год, когда в войне уже произошел перелом, Иосиф Сталин приказал наказать всех тех, кто готовил почву для турецкого вторжения. Вместе с месхетинцами по какой-то нелепой случайности в число “неблагонадежных” попали и хемшилы. Их выслали в степи Киргизии и Казахстана, где они жили под надзором как преступники. В 1956 году надзор был снят, но вернуться на родину амшенцам не позволили. В начале 80-х шейхи хемшилов обратились к советскому правительству с просьбой позволить им переселиться в Армению. Москва добра на эту инициативу не дала, хотя в Ереване выразили готовность создать условия для репатриации и интеграции армян-мусульман. В 1984 году этим вопросом всерьез занимался писатель Серо Ханзадян.
Тяжелые времена для проживавших в Средней Азии амшенцев наступили в 1988-м, когда в киргизском городе Ош вспыхнули кровавые волнения на национальной почве. В результате тех событий часть амшенцев бежала в Краснодарский край России. Но и там у них возникли трудности. На Кубани с ними не стали особо разбираться, причислив их к туркам. Не найдя понимания, некоторые из переселившихся на Кубань амшенцев вместе с турками-месхетинцами перебрались в Америку, другие вернулись обратно в Киргизстан. После прошлогодней революции и новой кровопролитной гражданской войны в Киргизстане наши соотечественники окончательно осознали, что мирно и спокойно жить они смогут только на земле предков — в Армении. Понимание своих проблем они нашли у руководства Арцаха, заинтересованного в репатриации соотечественников. Не так давно в Степанакерте побывал руководитель общины проживающих в Киргизстане хемшилов Руслан Карабаджаков. Он обсудил с местным руководством программу переселения соотечественников в села Мардакертского района. Кстати, там уже не первый месяц живет семья хемшилов, успешно занимающаяся овцеводством. По словам Карабаджакова, двести семей амшенских армян выразили готовность поселиться в Арцахе. Правительство НКР обещает выделить им земельные участки и помочь с деньгами для приобретения скота. Посильную помощь в реализации этой программы окажет наш московский соотечественник бизнесмен Левон Айрапетян. Содействовать будет и российский земляческий союз “Амшен”.

На чем же основаны претензии официального Баку? Что неприемлемого в том, что армяне возвращаются на землю армян? Правящая партия “Ени Азербайджан” направила вчера гневное письмо сопредседателям Минской группы ОБСЕ, в котором жалуется на армян, якобы нарушающих нормы международного права. “Попытка искусственно изменить демографическую ситуацию на оккупированной и полностью очищенной от азербайджанцев территории служит укреплению оккупантской политики Армении”, — говорится в их послании. Авторы этого послания, конечно, не хотят говорить о том, что демографический состав оккупированных Азербайджаном районов Арцаха (Шаумян, Геташен, часть Гадрутского и Мартакертского районов) давно уже изменен до неузнаваемости. Земли эти очищены от коренного армянского населения и заселены азербайджанцами. Между тем армянская сторона приверженна своим обещаниям и не заселяет восточные районы пояса безопасности, принадлежность которых готова обсудить после признания Азербайджаном государственной независимости НКР. С какой же это стати Баку вдруг заговорил о “попытках искусственного изменения демографической ситуации”, когда в действительности сам же предпринимает то, что приписывает противнику?