Добрый Галуст из Еревана

Архив 200919/11/2009

В 2006 году в Ереване с успехом прошел спектакль “Бари галуст” (“Добро пожаловать”) о трех армянах — бейрутском, иранском и из самой Армении, — волею судеб оказавшихся временно “блокированными” в миграционном центре Лос-Анджелеса. Логическим и, надо признаться, не менее увлекательным продолжением спектакля стала вышедшая недавно на экраны кинолента “Welcome, papa, или Бари гналуст”, премьера которой состоялась 28 октября с.г. в кинотеатре “Москва”.

Режиссер-постановщик фильма — Ваге Хачатрян, автор сценария — Микаэл Погосян, оператор — Геворк Чухурян, а в главных ролях, так же как и в спектакле, заняты Микаэл Погосян, Ара Дехтрикян и Роберт Арутюнян.
Собеседник “НВ” — актер, певец, сценарист, продюсер Микаэл ПОГОСЯН.

— Как родилась идея создания фильма?
— Идея кинофильма, точнее — использования киноформата, возникла еще в период создания спектакля “Бари галуст”. Тема же родилась с легкой руки моего доброго друга, президента компании “Левон Травл” Карписа Титизяна, подкинувшего мне мысль о создании спектакля, “который будет понятен всем армянам мира”. Для начала же мы решили свести “под одним кровом” трех армян из Ливана, Ирана и Армении. Но как и где? Я вспомнил ситуацию из своей жизни, знакомую, думаю, в той или иной мере всем, кто когда-либо посещал Штаты: обыск, а точнее — шмон на американской таможне. Именно “популярность” этой процедуры и легла в основу сюжета спектакля, где герои оказываются под одной крышей, а вернее — за одними и теми же стенами. …Не секрет, что у армян из разных стран свои особенности, традиции и чуть ли не “своя” культура. Единственное, что незыблемо и является общим для всех нас, — вера. Вот вокруг этого нерушимого “столпа” и происходит в итоге сплочение армян из Армении и из диаспоры. Для достижения единения нации, известно, прилагаются всевозможные усилия как на общественной, так и на политической арене. Однако я предпочитаю делать это не с кафедры, а со сцены, и не призывая и доказывая, а созывая и показывая. Показывая всю глубину, мощь и прелесть этого всеармянского союза.
Спектакль, а затем и фильм создавались совместными усилиями армян из Армении и США. Собралась живая группа мастеров своего дела, где в тесном контакте работали драматург, режиссер, композитор, оператор, актер. Нам очень повезло и с продюсером. Им стал эмигрировавший 20 лет назад из Армении в Голландию наш соотечественник Рубен Папян, взявший на себя практически все расходы. Композитор Ара Геворкян написал как нельзя точно и гармонично подходящую к фильму музыку. Все кипело и варилось в одном котле, и мы получили плод равноценного вклада души каждого из причастных… Также хочу отметить, что дистрибуцией фильма и всей предпремьерной рекламной и PR-кампанией занимался мой большой друг, продюсер таких нашумевших спектаклей, как “Хатабалада” и “Меа кульпа”, Армен Амбарцумян.
— Недавно один из моих коллег довольно оригинально охарактеризовал тебя: “Он и его фильмы как сайт “одноклассники.ру”, где можно найти практически всех!” И верно, после фильмов “Ереван — Лос-Анджелес — Ереван”, где ты исполнил невообразимое количество ролей, возник поэт Амазасп из “Хатабалады”, а затем снова целый сонм ролей в фильме “Ереван блюз”. Далее был “Ереван джан”, где главный персонаж представлял собой как бы собирательный образ отвергнутой интеллигенции, отождествляемой с опустевшим и покинутым Ереваном. И вот теперь Галуст — простой, ничем не примечательный, на первый взгляд, армянин…
— Ереван — главный персонаж почти всех моих работ. Точнее — это та незыблемая платформа, на которой функционируют мои герои, по замыслу, идейно “продолжающие” друг друга. Замысел же продиктован моими сугубо человеческими критериями — без них профессия актера представляется мне никчемной и даже абсурдной. Поэтому я никогда и не стремлюсь к самовыпячиванию — тривиальной демонстрации своих возможностей на сцене…
— Глядя на идеально работающую в кино и на сцене “тройку” из проекта “Бари галуст”, невольно вспоминаю о другой тройке (25-летней давности) из спектакля камерного театра “Господа, все рушится…” — Микаэл Погосян, Борис Лившиц, Георгий Амирагов… Неужели у вас все так гармонично и бесконфликтно на сцене и съемочной площадке?
— Когда речь о творчестве, гладко и ровно не может быть никогда. Что касается последнего проекта, думаю, тут настолько точно была продумана сама “формула” и настолько правильно подобраны актеры, что тандем не мог не состояться. (При этом каждый персонаж сам по себе ярок и самобытен.) Мне кажется, запусти эту “тройку” на Луну, они и там не пропадут.
— А что, есть такие планы?
— На Луну, конечно, наша “тройка” не попадет, но вот в Карабах — по всей вероятности… С февраля будущего года начинается работа над третьей эпопеей Галуста, Азата и Саргиса, которая разворачивается в Карабахе. Автором этой новеллы является Саргис, то есть актер Роберт Арутюнян.
— Да, но ведь персонажи должны (так было заявлено в фильме) собраться на свадьбе сына Галуста Арменака в Ереване…
— Возможно, будет и свадьба. Но фильм начнется печально — с похорон. Азата и Саргиса в ереванском аэропорту с поникшим видом встречает старший сын Галуста, откуда прямиком привозит их в дом, где в центре стоит гроб с покойником, вокруг горят свечи, слышны рыдания… И вдруг… “умерший” Галуст встает из гроба и начинает обниматься с гостями, объясняя свою странную выходку тем, что иным способом затащить друзей на историческую родину было бы невозможно. Далее выясняется, что им предстоит очень серьезная миссия в Карабахе, куда они и незамедлительно отправляются. Фильм полон приключений, юмора и, уверен, понравится зрителям не меньше предыдущего. Снимать его будет наш соотечественник — режиссер Карен Оганесян (зрителям он известен по фильмам “Домовой”, “Я остаюсь”) на ТВ “Армения” при содействии Министерства культуры РА, в частности Национального киноцентра Армении.
— Зная, что ты являешься автором идей последних фильмов “Ереван джан” и “Welcome, papa, или Бари гналуст”, не могу не отметить оригинальный драматургический ход в финале обеих картин, когда главный персонаж, попадая в состояние полусна-полуяви, видит то, что каждый из зрителей давно бы мечтал увидеть. Это просто красивый сценарный прием или нечто большее?
— Сон играет огромную роль во всех моих, назовем так, фирменных работах. Ведь это же окно в несбыточность — в мечту! А что есть сам фильм? Он тоже в той или иной степени вымышлен. Выходит, “мой сон” — это как бы двойная проекция мечты на мечту… А что такое искусство, творчество, как не возможность хотя бы представить то, чего нет в реальной жизни? Мои лучшие фильмы и спектакли я сыграл в своем воображении. И лишь какие-то кусочки из них пытаюсь воплотить на сцене и в кино. …В “Ереван джане”, вы помните, финальная сцена с воображаемым президентом страны, который берет за руку ребенка и в сопровождении всего народа ведет страну в светлое завтра. В “Welcome, papa” конец не менее радостный: не выдержавший расставания с родиной и сбежавший ранее положенного срока из США Галуст засыпает в самолете. Неожиданно камера отъезжает назад, и мы видим, что вместе с ним на родину возвращаются все те, кто покинул Армению много лет назад — все наши друзья и соотечественники! Это и легендарный футболист, араратовец Левон Иштоян, и известная певица Эрна Юзбашян, и композитор-джазмен Арташес Карталян и многое-многие другие, чье отсутствие мы до сих пор переживаем с болью. Признаться, мне как исполнительному продюсеру картины стоило немалых трудов собрать всех этих людей, но ради воплощения, пускай даже на экране, этой мечты я готов был на любые трудности.
Что же касается идейной направленности “снов”… Однажды, выступая в Нью-Йорке, я сказал, что мечтаю о том дне, когда на проспекте Ленина (ныне Маштоца) будет накрыт огромный стол, за которым соберутся все, кто когда-то отсюда уехал. И тамадой этого стола будет наша совесть!..
Рубен ПАШИНЯН