“Дни в Чми “незабываемы”, но лучше их не вспоминать”

Архив 201101/12/2011


— полагают дальнобойщики, оставшиеся один на один с “таможенной” ситуацией

Ситуация у Верхнего Ларса остается напряженной. На российской стороне скопилось уже порядка 180 большегрузных авто. И пока что надежды на их прибытие в Ереван нет. Позавчера министр транспорта Манук Варданян заверил, что президент Грузии “приказал немедленно, как только позволят погодные условия, урегулировать вопрос вывода этих машин”. 
 
И уже днем позже среди отечественных транспортных компаний распространились слухи относительно рассматриваемого варианта перегнать авто через Крестовый перевал при помощи буксира. При этом расценки на услугу ввели их в состояние легкого шока. Как сообщил глава компании “Иналекс” Артур Амирханян, по слухам, речь будет идти о 800 долларах за перегонку одной фуры. С учетом непредвиденных затрат, которые экспедиторские транспортные компании уже осуществили — “Иналекс”, в частности, уже трижды пересылал водителям немалые средства на солярку и прочее, — это еще один серьезный удар по бюджету фирмы. А, стало быть, и своего рода красный свет на пути дальнобойщиков, многие из которых уже не первую неделю прозябают у Ларса. Прозябают в самом прямом смысле!
Пока заказчики встревожены сохранностью и темпами доставки грузов, водители авто переживают непростые дни. Из порядка 180-ти фур, которые на данный момент успели подъехать к запертым “вратам” Верхнего Ларса, обратно в Ереван вернулись лишь сидящие за рулем 10-12-и. В частности, это те дальнобойщики, что дислоцировались недалеко от КПП. Остальные их коллеги тормознули в Пятигорске, где и пережидают до поры до времени на стоянке управления транспортно-экономического предприятия — но и на стоянке УТЭП тоже уже места в обрез. Роберт Погосян один из тех, кто вернулся в Ереван, проведя в окрестностях Ларса без малого две недели.
Дома он уже дня 3-4. Оставаться своего рода пленником обстоятельств у дальнобойщика с 14-летним стажем просто не было мочи. На исходе оказались и финансы, и солярка. “Мой трехсотый супер-МАЗ не имеет “автономки” и ежедневно сжирает 40-50 литров, — поясняет водитель. — Тогда как при наличии автономного питания речь могла бы идти о 300 граммах в час. Солярка же в России крайне дорога. 100 литров фактически выливались в 100 долларов. А экономить на подогреве в мороз было невозможно. Ведь стояли мы не на территории таможни, в своего рода нейтралке (зоне между грузинским и российским постами), а за несколько километров ниже — в местечке Чми, где справа горы, слева горы, а меж ними горная река. Да жуткие сквозняки — поди, согрейся!”.
Со слов собеседника, столь длительного простоя практически на подъезде к родине он не припоминает. Зимой минувшего года дня три у Ларса пришлось постоять. “Но тогда фуры в нейтралку еще допускали. На сей же раз пояснили, что, мол, за всем бдит “Шенген”. И дали от ворот поворот”, — говорит Погосян. Шоферам ничего не оставалось, как отогнать грузы с прицепами к таможне, а самим в “головах” большегрузов дислоцироваться у Чми. Оставшись один на один с ситуацией, водители поначалу лелеяли надежду, что вот-вот все утрясется. Да и из Еревана в первые дни утешали: утром проезд откроют. Но когда прибывший ночью 11 ноября Погосян, воодушевленный такой перспективой, в очередной раз тронулся через погранпункт к таможне, у пограничников не выдержали нервы — не успел и отреагировать, как в руку вцепился пес, по команде пущенный на “нарушителя”. Зла на пограничников Погосян не держит: служба такая. Но вот укус оказался нешуточным, пришлось на такси съездить во Владикавказ и обратно — в итоге 2 укола обошлись Роберту в 1000 рублей! Об иных расходах и говорить не приходится.
Меж тем особыми средствами никто не располагал. А иные из собратьев по несчастью и вовсе подъехали к границе на финансовом нуле — пришлось выручать. Меж тем местные торгпункты — небольшой чминский магазинчик, — не потеряв возможности подзаработать, выставил воистину “форс-мажорные” расценки. Одно яйцо вместо 3 рублей предлагалось за 10. И все бы ничего, если бы питаться там можно было отменно — почти две недели водители сидели на колбасе, вареной курятине и прочей сухомятке, причем далеко не лучшего качества. О горячем только мечтали. Даже свежий хлеб привозили в местный “супермаркет” раз в 2-3 дня, ведь до города 40 километров. “В итоге у меня начал болеть желудок. Хорошо, обошлось — не впервой…” — говорит Роберт.
За помощь со стороны МЧС РФ благодарен — была разбита палатка, там можно было обогреться и выпить чая. Но понятно, что пустой чай на голодные желудки для взрослых мужчин оказались поддержкой слабой. Да и нужнее им была все же солярка… На вопрос об участии армянских диппредставительств или иных организаций, Погосян лишь пожимает плечами — не в курсе, не знает. Что до эфира на канале РТР, то его организовали сами — когда водительские нервы окончательно сдали, позвонили в МЧС, оттуда поступил сигнал местному посту ГАИ. Ему дальнобойщики и поведали о своих бедах. Немедля на место скопления армянских шоферов прибыло высшее руководство МЧС (имени и фамилии генерала Погосян к сожалению, не припоминает). Но, увы. Переговоры с грузинской стороной завершились тем, что по ту сторону “шлагбаума” сообщили примерно следующее: “200 километров перевала заледенело, ехать опасно”. Словом, водители вновь остались в состоянии ожидания. Практически полностью лишенные связи с миром, терпеливо коротали дни и ночи — ведь даже телевизоры, коими оснащены авто, в глухомани не ловили ни один из каналов.
Погосян дней 10 провел в кабине не один: конструкция автомобиля коллеги не позволила тому отсоединить “голову”, и он остался без “дома на колесах”. Пришлось приютить. Теперь, когда вернулся домой, все думает — как там товарищ по “заточению”? А еще перед глазами у дальнобойщика картина: полтора десятка нетелей (телок на сносях), томящихся в рефрижераторе не один день. Состояние владельца, молодого парня, собеседник не в силах передать: “Бедный, он метался в поисках хотя бы какого-то питания, ездил на уазике в ближайшую деревню, покупал корм, привозил питье. Самое ужасное — антисанитария в авто, ведь животные, стоя безвылазно на протяжении почти месяца, загадили все, что было возможно. Это авто впору выбросить на помойку. О судьбе же животных не хочу даже рассуждать: когда уезжал, были живы, но выглядели неважно”.
Собеседнику где-то повезло: его неодушевленный груз не требовал ухода. И спустя 13 дней Погосян обратился-таки к командиру пограничников с просьбой проследить за предварительно утепленным и подготовленным к длительному простою авто. В просьбе отказано не было. Станок, который Погосян перевозил для одного из сигаретных предприятий, ныне пребывает под чутким оком таможенников. Сам же дальнобойщик уложился в срок, прибыв домой к возвращению сына из армии. Вот только особо праздновать событие не под силу. Ни он, ни сотоварищи фактически не выполнили заказа. И, понятное дело, не получили причитающееся. “Я хорошо понимаю руководство своей компании. Ведь и оно должно получить деньги за доставку груза, — поясняет дальнобойщик. — Вот только когда это теперь случится? Если ехать обратно, то есть до Донецка и грузить фуру в Ильичевске на паром, затем плыть до Поти, оттуда в Ереван, то времени уйдет премного. В итоге получится, что один заказ я осуществляю 30 дней! Причем в лучшем случае. Ведь в канун Нового года обычно скапливаются очереди на плавсредство, и тогда рассчитывать на доставку до праздников не придется. Плохо и мне, и заказчику. Я не получу заработанного, для грузополучателя же объездной путь сядет минимум в 3000 долларов! А ведь ныне фуры разделяют с Арменией какие-то 200 км. В случае же “объездного варианта” речь будет идти о порядка 2500 км наземного пути!.. Если честно, то очень обидно. Ведь когда я ехал домой (дня 3-4 назад), Крестовый перевал был достаточно “чистым” и вполне проходимым для большегрузного авто. Мы с ребятами и не в такой снег, да с еще более серьезным грузом на борту — по 30-40 тонн, — эти горы брали. Взяли бы и сейчас. Ведь у меня там, на борту, смешной для такой ситуации мизер — всего-навсего 5 тонн “металла”…”