Дневник армянской Анны Франк

Архив 201331/10/2013

Интервью Новости Армении — NEWS.am с армянской писательницей Анной Теркотт Аствацатурян, уроженкой города Баку, ныне проживающей в США.

— Родилась и выросла в Баку, хотя корнями мои родители из Сюникской области Армении, из героического села Хндзореск, где армянские отряды вели оборонительные бои против персидских и тюркских набегов еще во времена Каспийского похода Петра Великого. У меня есть предки, которые пережили геноцид 1915-го и резню армян в Баку 1918 г. А мне довелось испытать ужасы армянских погромов уже в Советском Азербайджане. 
— Январь 1990 года стал поворотным пунктом для армян Баку…
— Во время сумгаитских событий мы слышали о погромах в основном от друзей и родственников. Официальные источники и тем более местная пресса молчали. Мы думали, Сумгаит — это изолированный случай, и что подобное никогда не произойдет в теплом и дружественном Баку. Однако 88-й год стал годом перемен и в столице Азербайджана. В ноябре были погромы в Кировабаде, а потом пришли советские танки. Я уже не могла ходить в школу одна, и мы давали взятки солдатам, чтобы они защищали нас. Не думаю, что солдаты спасли бы нас, если бы на нас напали. Что они сделали, так это не дали азербайджанским демонстрантам разрушить мраморную статую Ленина. Многие армяне уже перешли точку невозврата и постепенно уехали из Баку. У нас точкой невозврата стал сентябрь 1989 г. — мы перебрались в Армению, а через 4 месяца произошло то, что произошло.
— В США вы выпустили книгу о бакинских событиях. Как родилась идея?
— Бабушка, Людмила Кашеева (Адамян), была учительницей русского языка и литературы. Когда началась резня — она подтолкнула меня записать это все в дневнике. “Запиши то, что видишь, чтобы не забыть самой и рассказать другим”, — сказала мне она. С 10 лет в Баку, потом в Ереване, позже в США я вела дневник. Сначала на русском, потом переводила на английский, чтобы моему сыну и дочке, рожденным в США, легче было понять, как закончилось многовековое присутствие армянской цивилизации в Баку, и через какие трудности прошли армянские беженцы в самой Армении. Дневник пролежал в шкафу нетронутым 16 лет, а потом его прочел друг семьи и писатель Татул Соненц Папазян. Он помог издать книгу, и тысячи людей прочли ее. Мы назвали книгу “В никуда: история изгнания”. Результаты превзошли все ожидания. Многие американцы и даже американские армяне рассказали, что впервые узнали о погромах в Баку из моей книги. Для иных беженцев-армян книга стала чем-то вроде терапии, которая помогла им выйти из забвения. Ведь они до этого пытались молчать и забыть об азербайджанских преступлениях. Теперь же, как они мне признавались, начали говорить и даже писать о пережитом. Я выступала в Конгрессе США, рассказывая о своей книге и борьбе за выживание. Мы сделали и продолжаем делать презентации в разных городах Америки. A Washington Times напечатала мое письмо. Сейчас пытаюсь найти средства для издания книги в России и в Армении. Работаю над ее новым вариантом. Но для второго издания хочу поехать в Армению и в Нагорный Карабах. Через двадцать лет я вновь вернусь в Армению. Когда я смотрю по интернету видеоматериалы о Карабахе — я говорю себе: их всех либо убили бы, либо их ждала моя участь: изгнание в никуда. Если бы не наша победа. И если бы не независимость.