“Для армян главным была их травма, а мы жили в стране, основанной на этой травме…”

Архив 201215/05/2012

Как уже сообщалось, при поддержке стамбульского фонда “Грант Динк” в нашей стране с целью освещения парламентских выборов находилась группа турецких журналистов. В их числе была и журналист газеты “Ени шафак” Хилал Каплан, которая подобно коллегам поделилась с читателями своей газеты увиденным и услышанным.

“Вдалеке есть одна страна, однако когда добираешься туда, чувствуешь, что все не так уж и далеко. Один из крупнейших рынков называется Малатия, один из известнейших ресторанов — Айнтап, названия кварталов — Арабкир и Мараш, одна из известнейших радиостанций — Ван. Это — Армения. Хотя бы один из предков 70% населения страны прибыл в Армению из Анатолии”, — написала Каплан. Она рассказала о последнем дне в Ереване и вспомнила Салби Казарян, которая родом из Кайсери и Сиваса. “Воспоминания — странная штука, они принадлежат не только вам, а передаются из поколения в поколение. Воспоминания моей бабушки, к сожалению, не были столь хорошими. Однако я уверена, что если бы она сидела здесь, за этим столом, то ей бы было хорошо с вами. Ах, если бы она была здесь…” — сказала Салби Казарян.
“В то время, как глаза госпожи Салби наполнились слезами, я подумала о важности 1915 года для обеих наций. Для армян основным фактором была полученная ими травма, а мы жили в стране, построенной на этой травме, и наши предки знали об этом. Большинство из них предпочло молчать, одна малая часть их нашептала нам на ухо. Например, многие из моих друзей, участвовавших в этом визите, знали, что в их селах были армянские дома, а некоторые просто догадались, что их бабушки знали армянский язык”, — пишет журналистка.
“Во время всей поездки я чувствовала, что здесь все осознают, что в Турции “есть и хорошие вещи”. Кто-то побывал на открытии церкви Сурб Хач Ахтамара, другой слышал, что реконструирована церковь Сурб Киракос Диарбекира. У третьего появилась надежда после акции протеста 24 апреля на площади Таксим, а у другого — после возвращения имущества меньшинств… Из Армении мы возвращаемся с положительными эмоциями. Полагаю, что когда таких ощущений станет больше, облегчится и наша общая тяжелая, невыносимая боль”, — подытоживает автор.