“Динк был убит из-за халатности Турецкой республики”

Архив 201120/01/2011

Вчера в 3 часа дня у здания редакции “Агос” в Стамбуле собрались друзья и родные Гранта Динка, представители турецкой общественности, чтобы отметить четвертую годовщину гибели журналиста.
“Прошло четыре болезненных года с тех пор, как наш дорогой коллега был застрелен среди бела дня, и все эти годы нас не покидает чувство отчаяния”, — написал в приуроченной к годовщине статье “Коллективное убийство” обозреватель Zaman Явуз Бейдар.

Тот факт, что семья Динка подготовила новый иск против 28 сотрудников системы безопасности, в том числе и против бывшего главы полиции Трабзона, обвиняя их в халатности и пособничестве убийцам, по мнению автора, говорит о многом.
“Те, кто допустил убийство Гранта, должны быть наказаны, — пишет в Hurriyet Daily News Мехмет Али Биранд. — Виновные в гибели журналиста не понесли еще ответственности”. Убийство Динка, по мнению Биранда, наиболее скандальное происшествие за всю историю турецкой полиции. “За прошедшие 4 года стало ясно, что Динк стал жертвой преднамеренной халатности. Общественность теперь знает правду…” Обозреватель Hurriyet попунктно излагает ее: “Было известно о готовящемся убийстве, однако службы безопасности не предоставили охрану Гранту по той причине, что он был армянином; подготовка к убийству сознательно не замечалась; службы безопасности либо преднамеренно, либо из безразличия проигнорировали свои обязанности. Итог: Динк был убит из-за халатности Турецкой республики”. Все госчиновники, ответственные за это убийство, вместо того чтобы быть привлеченными к ответственности, возможно, получили вознаграждение, предполагает Биранд. И эта ситуация продолжается: “Министерство внутренних дел не желает делать то, что полагается, — не активизирует досье Динка. Но вопросы, имеющиеся у общества, не должны оставаться безответными. Турецкий народ не должен жить с таким позором…”
Турецкая пресса пестрит материалами о Динке. Во всех статьях неизменно подчеркивается отсутствие справедливости в деле об убийстве журналиста-армянина.
“1915 год и нераскрытое убийство Гранта Динка” — еще одна публикация в Zaman, автор которой Орхан Кемаль Ченгиз выдвигает свою версию расправы над журналистом-”гяуром”, проводя параллели с преступлением 1915 года.
Впрочем, он из осторожности лишь намекает на случившееся в 1915 году, утверждая, что “после больших преступлений в стране устанавливается новый порядок” и “если не выступать против преступлений, то они непременно отразятся на последующей жизни государства…”
Новый порядок, установившийся после 1915 года, привел к созданию “двойной” идентичности для турецкого общества, пишет автор. “Наша реальная идентичность оказалась похороненной в коллективном подсознании вместе со всеми воспоминаниями — ее сменил идеальный имидж” новой нации. Хотя ничего нового не происходило — убийства, резня продолжались. С каждым днем росло число “чужих”, которых записывали во враги. Интересно, почему у нас столько врагов? …Если мы разберемся в себе, то поймем также, почему был убит Грант Динк и почему, несмотря на все свидетельства, судебный процесс над его убийцами ни к чему не привел…” Ченгиз считает, что причиной гибели стала открытость Динка (“он армянин, откровенно выражавший свои мысли, а потому всегда являлся мишенью “машины убийств”). Тем не менее, на взгляд обозревателя, роковую роль сыграло заявление Динка о том, что Сабина Гекчен, приемная дочь Ататюрка, в действительности являлась армянской сиротой.
“Динк этим заявлением попал в “сердце” табу, он вынудил нас на эмоциональном уровне конфронтировать со своим прошлым (а это единственный способ примириться с подсознанием), он напомнил нам о нашей искусственной идентичности и о нашем реальном лице. …И все мы с момента его гибели знаем, что он был убит тенью, преследующей нашу страну с 1915 года. …Грант был убит системой, установившейся в Турции после 1915 года”.
“Загадки как таковой нет, однако мы все пытаемся складывать воедино все части, — говорится в той же публикации. — Сегодня мы уже знаем, что юрист, который состряпал дело против Динка на так называемом основании “оскорбления тюркскости”, имел тесные контакты с жандармерией, совещался с представителями этого ведомства по любому вопросу, касающемуся Динка. Этот юрист ныне один из обвиняемых по делу “Эргенекона”. Мы также знаем, что командир жандармерии Трабзона, скрывавший сведения о готовящемся убийстве журналиста-армянина, был тесно связан в Вели Кючуком, центральной фигурой банды “Эргенекон”.
В статьях о Динке почти не упоминается имя его киллера Огюна Самаста. Никто не сомневается, что Самаст был всего лишь орудием в руках ультранационалистов, заказчиков этого преступления.
“Дело Динка предоставляет возможность каждому и в первую очередь властям страны разобраться с темной страницей прошлого”, — пишет обозреватель газеты Star Бекир Берат Йозинпек. Журналист напоминает, что 4 года назад, сразу после гибели Динка, правительство Эрдогана заявило: “Для нас раскрытие этого убийства — дело чести, долг совести”.
“Все ожидали, что этот долг будет выплачен без промедления. Увы… Правительство, не умеющее платить долги, потеряет власть”, — резюмирует автор статьи.
Radikal в свою очередь напоминает: “Грант был убит при этом правительстве. И если премьер-министр на самом деле хочет, чтобы Турция стала справедливой страной, он должен дать иной ход делу Динка”.
Отдел политики