Диалог пролонгировали до сентября

Архив 201102/07/2011

Состоявшийся 30 июня митинг АНК не внес ничего нового в вялотекущий процесс диалога конгресса с властью. Лидер АНК Левон Тер-Петросян отпасовал очередной ответ, суть которого сводилась к тому, что конгресс дает властям время до сентября на то, чтобы те окончательно определились в вопросе проведения внеочередных выборов.

По оценкам правоохранительных органов, в минувший четверг на Театральной площади собралось порядка 4 тысяч человек, а тот факт, что организаторы митинга воздержались от пламенных ссылок на численность своих сторонников, свидетельствует о том, что митинговых завсегдатаев не слишком интересует процесс обмена мнениями в заочном формате конгресс-власть.
“Если до сентября власти не примут решения о проведении досрочных выборов, на повестке останется лишь один вопрос — безоговорочная отставка действующих властей”, — заявил Тер-Петросян, словно не было прошедших трех лет, на протяжении которых конгресс только и делал, что требовал этой отставки.
Вопреки ожиданиям лидер АНК воздержался от каких-либо оценок по поводу казанской встречи, что однако не помешало ему внести в этот вопрос элемент интриги. По его словам, в Казани произошло нечто очень серьезное, и подробности встречи хранятся в тайне. “Я воздержусь от каких-либо комментариев, пока не получу необходимые сведения”, — сказал Л.Тер-Петросян, связав позицию конгресса по поводу любого варианта урегулирования карабахского конфликта с тем, насколько приемлема данная программа для народа и властей Карабаха. “Примет народ Карабаха это решение, и мы его примем, нет — мы встанем рядом с народом Карабаха”, — сказал лидер АНК, умело дистанцируясь от всех своих прошлых высказываний по вопросу урегулирования карабахской проблемы. “Мнение карабахцев” не только не было для него приоритетным, но и, согласно его собственному признанию, мешало принять выгодный с его точки зрения вариант урегулирования. В частности, в самый канун казанской встречи он в интервью “Московским новостям” в который уже раз с нескрываемым сожалением вспоминал о выгодах плана урегулирования образца 97-го, принять который ему помешали карабахцы.

Как бы то ни было, главной темой митинга был не карабахский вопрос, а диалог с властью. Лидер АНК решил пополнить прозвучавшую накануне митинга череду обоснований о необходимости досрочных выборов.
Выразив свое несогласие с заявлениями властей о том, что для внеочередных выборов нет соответствующих предпосылок, Тер-Петросян заявил, что таковыми являются сфальсифицированные президентские выборы 2008 года, последовавшие за ними события 1 марта, аресты сторонников конгресса, социально-экономический кризис, коррупция, миграция, инфляция, а также осложнения в процессе урегулирования карабахского конфликта и т.д. Отдельной строкой в этом ряду обоснований для внеочередных выборов является нулевой рейтинг Национального собрания. “Какие еще основания нужны для внеочередных выборов и смены власти, когда в цивилизованных странах они происходят и из-за проблем, гораздо менее значительных, по сравнению с перечисленными?” — заявил он, ссылаясь в качестве примера на арабские страны. Пример, кстати, не слишком удачный, потому как именно практика этих стран показывает, что внеочередные выборы отнюдь не являются панацеей от всех имеющих место общественно-политических и социально-экономических проблем.
Впрочем, ожидания лидера АНК от досрочной гонки несколько более скромны. Внеочередные выборы, по его словам, являются единственным цивилизованным путем ослабления внутриполитической напряженности, а с точки зрения циников — средство выпустить пар. “Но наши власти боятся этого, как чумы. Была бы возможность, они бы и очередных выборов не проводили”, — заявил он. Нелишне было бы заметить, что может это и неплохо, что власти, не соглашаясь на внеочередные выборы, не прибегают к циничному способу “выпустить пар”. Кроме того, вопреки утверждениям лидера АНК, выборы в новейшей истории Армении почему-то всегда приводили не к снятию напряженности, а с точностью до наоборот. И оппозиция, как правило, этот фактор всегда умело использует, строя предвыборную кампанию на нагнетании противостояния, ненависти, нетерпимости, сомнений в итогах выборов. Эти настроения целенаправленно культивируются в обществе с первого и до последнего момента гонки за власть. Не говоря уже об отдельных преуспевших на этой ниве деятелях, вгоняющих избирателя в состояние психоза. В итоге наш избиратель идет голосовать будучи уверенным в том, что результаты будут сфальсифицированы — и в этом одинаково виноваты и власть, и оппозиция. Кому как не Тер-Петросяну об этом знать. Правда, это не мешает ему фарисействовать, размышляя о справедливых выборах, а на самом деле тех, в которых победителем окажется он или его сторонники. При любом другом раскладе он первым заявит, что выборы сфальсифицированы — такова уже опробованная формула справедливости и честности от АНК и любой другой отечественной оппозиции. В этом смысле Тер-Петросян, возможно, и прав, когда говорит, что и очередных выборов никому не хочется. Таких как раньше, действительно не хочется, но вся проблема в том, что других проводить не умеем. И гарантии в том, что в досрочном варианте выборы будут иными, нет. В конце концов, проблема не в том, когда эти выборы проводятся, а в какой степени политические силы способны договариваться и придерживаться цивилизованных правил игры. Тем не менее Тер-Петросян настаивает на внеочередной гонке, отмечая, что правящий режим до сих пор уже упустил две удобных возможности — одну — 9 апреля 2008 года, в день церемонии инаугурации Сержа Саргсяна, а другую — 3 марта 2009 года, в момент падения курса драма, символизирующего пик экономического кризиса. “Упустить и нынешнюю возможность будет означать исчерпать последнюю надежду нашей страны на достойное будущее”, — резюмирует он, отпуская власть предержащим два месяца на размышления. Хотя поразмышлять стоит по поводу указанных им предыдущих возможностей. Скажем, о том, как в день своей инаугурации или в день падения курса драма действующий президент объявил бы о внеочередных выборах и это, по словам первого президента, значительно бы “оздоровило внутриполитическую атмосферу в Армении”, а также “улучшило социально-экономическую ситуацию”, а главное — вместе с драмом “укрепило позиции в процессе карабахского урегулирования”. Интересно только, сам Тер-Петросян действительно верит в то, что говорит, или только манипулирует словами в расчете на доверчивость митингующей публики? Обращаясь к формату диалога с властью, Тер-Петросян выразил недовольство тем, что власть не хочет разговаривать посредством делегаций. “Сколько бы власти ни упрямились, им придется идти на диалог на уровне делегаций, как того требует оппозиция”, — говорит Тер-Петросян. Для красного словца выразил сомнение в своих академических познаниях по поводу этимологии слов переговоры и диалог: “По моему скромному разумению, эти слова — синонимы. Диалог — это содержание, а переговоры — форма. Мы не просители, чтобы обивать пороги разных властителей, такого диалога не бывает, поскольку диалог предполагает равенство сторон”, — говорит он. Отказ от делегаций дает Тер-Петросяну основания считать, что власть пока никак не определилась в вопросе диалога. “Это всего лишь временная неопределенность, обусловленная непониманием его окружения или непривычностью ситуации. Это для них непривычно, нужно время, чтобы они привыкли”, — говорит он, проецируя возникший из-за диалога разлад внутри АНК на власть.