Диалог через “приоткрытую дверь”

Архив 201130/04/2011

Прошедший в минувший четверг митинг АНК, согласно анонсам, должен был дать ответ на вопрос о том, станет ли он днем начала диалога или днем окончательного водораздела. На самом деле ответ на этот вопрос прозвучал до начала митинга, в состоявшемся накануне выступлении президента, главный посыл которого заключался в том, что власти готовы быть первыми, предпринимая шаги для разрядки внутриполитической ситуации.

Заявление президента было подкреплено вполне конкретными действиями в направлении требований, выдвигаемых конгрессом. Сделала шаг навстречу и оппозиция. “Я придаю важность позитивным тенденциям, наблюдающимся в деятельности внепарламентской оппозиции”, — отметил президент, приветствуя тот факт, что выступления на митингах оппозиции нацелены на перемещение политической борьбы на “определенные площадки”, а не на раскол в обществе”, — отметил в своем выступлении накануне митинга президент Серж Саргсян.
Напомним, что на предыдущем митинге 8 апреля лидер АНК Левон Тер-Петросян значительно сузил предыдущий список требований, которые по его определению могут служить предусловием для начала диалога с властью. “Да, самые неотложные из реформ в форме требований выражены в нашем заявлении, принятом всеобщим голосованием на митинге 1 марта. Три известных требования, которые были выделены из них, как мы неоднократно заявляли и повторяли, относятся только к первому этапу осуществления нашей широкомасштабной программы, и это выделение вовсе не означает, что Армянский национальный конгресс отказался от остальных 12 требований, в чем некоторые пытаются заронить подозрение”, — заявил на митинге Тер-Петросян.
Как бы то ни было, но взамен полуторадесятка претензий было выделено три минимальных требования, а именно, “освобождения политзаключенных, снятия запрета на проведение митингов на площади Свободы и официального заверения в решимости раскрыть трагические события 1 марта”. Тот факт, что мэрия санкционировала проведение митинга на площади Свободы, говорит сам за себя. И хотя Театральная площадь на самом деле не лучшее место для проведения подобного рода массовых мероприятий, беспрепятственный вход на нее снял с повестки зацикленность конгресса на месте проведения митинга, принцип “только площадь Свободы и никаких гвоздей” стал принимать откровенно болезненные формы. Далее, распоряжение главы государства об активизации усилий по раскрытию поствыборных событий 2008 года, сделанное им на совещании по судебно-правовым вопросам, по сути, является тем самым официальным заверением, которого опять-таки ждал конгресс.
И наконец, вопрос освобождения заключенных по делам о массовых беспорядках 1 марта находится в стадии положительного разрешения, и это уже признал лидер АНК в своем выступлении на митинге. Во всяком случае, говоря об этом требовании, Тер-Петросян заверил собравшихся, что есть все основания быть уверенным в его выполнении к концу мая. Процитировав отрывок из сделанного накануне заявления Сержа Саргсяна, он отметил, что “упоминание резидентом Дня Республики, слова о шагах для разрядки и сообщение о поручении, данном министру юстиции, не оставляют сомнений в том, что власть намерена решить вопрос политзаключенных до 28 мая, приурочив его к празднованию Дня Республики”.
Характеризуя ситуацию взаимоотношений с властями, лидер АНК заявил, что перечисленные шаги свидетельствуют о том, что “дверь для диалога с властями если не открыта, то по крайней мере она приоткрыта”. “У меня нет никаких сомнений в том, что она полностью откроется в течение месяца, и мы будем иметь возможность констатировать это на митинге 31 мая, когда с этой трибуны слова признательности вам скажут Никол Пашинян, Сасун Микаелян и другие политзаключенные”, — резюмировал лидер АНК.
Диалог между властью и АНК, пусть даже пока в режиме приоткрытой двери, был воспринят в обществе неоднозначно. Реакция коллег по оппозиционному полю, которых, кстати, АНК в упор не видит, была вполне прогнозируема. Эта реакция умещается в одном лишь слове, которое они предпочитают употреблять вместо слова диалог — сговор. По их мнению, договоренности АНК с властями произошли за счет всей остальной оппозиции, которой, видимо, на пути в парламент будут вставлять палки в колеса с обеих сторон.
Напомним, что подозрительность — наиболее характерная черта отечественной оппозиции и чести быть заподозренными в контакте с властями удостаиваются в порядке очереди все ее представители, вне зависимости от статуса и веса. Соответственно, никогда не испытывалось недостатка в саперах, призванных обезвреживать заложенные властями на оппозиционном поле “мины замедленного действия”. В этом смысле комментарии не входящей в конгресс оппозиции намеков на понимание тактических ходов АНК не содержали. Разве что активизировались разговоры о возможности консолидации в противовес конгрессу, который по большому счету провоцирует подобное поведение коллег непомерными амбициями и претензиями на звание “всея оппозиции”.
Не менее подозрительным оказалось и общество, которое, казалось, устало от жесткого противостояния и должно было бы обрадоваться зачаткам политического диалога. Впрочем, для того чтобы должным образом оценить диалог, надо по меньшей мере избавиться от стереотипа, что компромисс или диалог — удел слабых. Кроме того, надо иметь определенные традиции подобного поведения политических сил. Сказать, что прецедентов не было, вообще было бы не совсем справедливо, проблема в другом — не было до конца удавшихся прецедентов, поэтому осторожная реакция со стороны общества также была предсказуема. В этом смысле свое веское слово может сказать лишь фактор времени.
К тому же сделанные навстречу друг другу шаги вовсе не означают, что стороны пойдут на поводу друг у друга до конца. Во всяком случае признаков готовности уступить требованию конгресса о проведении досрочных выборов не наблюдается. “Никаких предпосылок, никаких причин для проведения сегодня в Армении внеочередных выборов я не вижу, тем более что сегодня экстремистские настроения уже отходят на второй план, и тем более что через год пройдут парламентские выборы. Я считаю, что это нелогично. Наши партнеры также сознают, что досрочные выборы вряд ли состоятся”, — сказал секретарь РПА Шармазанов, комментируя прозвучавшие на последнем митинге заявления о том, что конгресс не намерен отказаться от требования о досрочных выборах.
Интересную оценку диалога между властями и оппозицией дал политолог Александр Искандарян. Он, в частности, заметил, что не очень понимает, действительно ли имеет место диалог. В этой связи Искандарян заявил, что не верит в наличие договоренности между президентом Сержем Саргсяном и первым президентом, лидером Армянского национального конгресса Левоном Тер-Петросяном. По мнению политолога, вопрос в том, что иногда просто надо действовать согласно логике складывающейся ситуации, событий. Говоря о действиях АНК, Искандарян заметил, что сейчас конгресс предпринял попытку завладеть симпатиями нерадикально настроенной части общества.
С этим согласен и социолог Агарон Адибекян, заявивший, что АНК сегодня “дрейфует” и пытается закрыть собой оппозиционное поле. По его мнению, переходя в центр, АНК теряет радикально настроенный электорат, но восполняет эту потерю за счет куда большего числа конструктивно настроенных избирателей. По словам Адибекяна, АНК сегодня сотрудничает не ради сотрудничества или интересов нации, а ради того, чтобы прийти к власти. Примерный расклад по Адибекяну строится на преобладающих позициях Республиканской партии. Рейтинг Раффи Ованнисяна, по его оценкам, в районе 8%, структуры партии “Процветающая Армения “дают ей возможность на место в первой тройке, электорат АРФД составляет 5-7%, а рейтинг АНК колеблется в пределах 20%.
Впрочем, делать прогнозы пока еще очень рано, считает Искандарян. К тому же, по его словам, сегодня на политическом поле республики имеет место быть “немного фальстарт”.