Депутаты нашли приют в правительстве

Архив 201018/05/2010

В связи с реконструкцией зала заседаний НС депутаты нашли временный приют в здании правительства, в зале на Мелик-Адамяна. Здесь они проведут оставшиеся до конца весенней сессии две четырехдневки, но зато после отпуска смогут насладиться результатом предпринятого в НС евроремонта.

Согласно проекту реконструкции зал заседаний НС станет овальным, как это принято в европейских парламентах. Конечно, из этого не следует, что евростандарт распространится на все остальные аспекты деятельности отечественного парламента, включая самих депутатов. Эту проблему, к сожалению, штукатуркой и прочими стройматериалами не решить. Но в любом случае надо же с чего-то начинать, вот и начали с зала. Кстати, говорят, его переоснащение позволит внедрить карточную систему голосования, что поможет избавиться хотя бы от одной плохой привычки депутатов — голосовать “за того парня”.
Ну а пока депкорпусу придется испытать некоторые неудобства, потому как зал на Мелик-Адамяна, естественно, уступает по своим техническим параметрам залу заседаний НС. Депутаты вчера с началом сессии успели озвучить журналистам полный набор своих претензий по поводу “тяжелых рабочих условий”. Столики слишком маленькие, не приспособлены для работы с документами, табло, на котором высвечиваются результаты голосования, по размерам значительно уступает… Рабочие кабинеты далеко, на Баграмяна, придется ездить туда-сюда…
Впрочем, жаловались далеко не все, ряд депутатов проявили на телекамеру чудеса самосознания вперемешку с критикой не слишком радивых коллег: “У некоторых даже в условиях пятизвездочного зала продуктивность не повысится”, “кто хочет работать, будет работать в любых условиях”, “аппарат НС постарался создать максимальные удобства для работы”… Вспомнили по случаю, что с залом на Мелик-Адамяна связаны исторические события. Именно здесь заседал семнадцать лет назад тогда еще Верховный Совет, здесь впервые была зачитана Декларация о независимости Армении.

В нынешнем созыве не так много тех, кто был членом того, можно сказать, первого парламента Третьей республики, но бурные дебаты, которые разворачивались в этом зале, хорошо помнят все.
Кстати, условия на поверку оказались для депутатов не такими уж плохими. Во-первых, парламентский буфет со всем своим содержимым переместился на Мелик-Адамяна, видимо, чтобы не подвергать депутатские желудки дополнительному стрессу в плане питания. Во-вторых, обнаружились и другие преимущества. Столики, может, и маленькие, зато кресла мягкие, не в пример жестким скамейкам в зале НС. Республиканцам и дашнакцаканам рукой подать до партийных офисов, да и к коалиционным министрам можно на огонек заглянуть по-дружески. А премьер с кабинетом, в среду, по случаю правительственного часа, охотно нанесут ответный визит, благо теперь им далеко ходить не надо — только дворик перейти.

Что касается рассмотренных вчера законопроектов, то среди них следует отметить обсуждение во втором чтении изрядно нашумевших поправок в Гражданский, Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы по поводу декриминализации статей о клевете и оскорблении. Суть их, напомним, заключается в том, что диффамация, в том числе и через СМИ, хоть и не будет считаться уголовно-преследуемым преступлением, но повлечет за собой возмещение нанесенного ущерба. Оскорбленное в прессе или публично лицо может потребовать компенсацию в виде извинения, опровержения или весьма ощутимого штрафа. Настолько ощутимого, что любое СМИ, которое подпадет под обвинение в клевете и оскорблении личности, может стать банкротом. По данному законопроекту в парламенте совсем недавно прошли общественные слушания, в которых, кстати, по непонятному для всех совпадению редактора действующих СМИ участия не принимали. Видимо, их не слишком настойчиво приглашали. Тем не менее государственно-правовая комиссия высказала готовность работать с представителями СМИ и учесть их предложения.
Представляя обновленный вариант этих поправок, министр юстиции Геворк Даниелян не без гордости подчеркнул, что они являются продуктом совместных обсуждений с журналистским сообществом и учитывают их мнения и предложения. Он заверил, что все те угрозы, которые просматривались в первоначальном варианте, удалось нейтрализовать. Однако в процессе более детального обсуждения выяснилось, что риски, которые может повлечь за собой этот законопроект, если и снижены, то далеко не все. Во-первых, по-прежнему высокими остались штрафы за диффамацию, что, кстати, изначально не слишком беспокоило депутатов. На этот счет они озвучивали оригинальный аргумент о том, что для тех, кто спонсирует отечественные СМИ, заложенные в законе суммы штрафов настолько незначительны, что об этом не стоит беспокоится (?!). Интересно, откуда такая осведомленность о финансовом благополучии спонсоров. Никак из собственного опыта “тесного сотрудничества” с некоторыми СМИ.
Опасность штрафов еще и в том, что в каждом конкретном случае их размер будет определяться судом, в беспристрастности которого при нынешнем состоянии судебной системы нет никакой уверенности. Сохраняются также весьма размытые критерии, что именно считать клеветой. Где заканчивается клевета и начинается другая статья — “ложный донос”, которая, кстати, уголовно наказуема? Этот вопрос также не получил четкого разрешения в законопроекте. Тот же Степан Сафарян заметил в своем выступлении, что под статью о диффамации запросто могут загреметь и пародисты. В случае если у какого-нибудь политика нарисуется напряг с чувством юмора. “А тот факт, что требовать возмещения ущерба за клевету истец имеет право в течение шести месяцев с момента нанесения оскорбления, означает, что журналиста могут все это время шантажировать возможным иском”, — заявил Степан Сафарян, ставя под сомнение собственное утверждение о “христианском виде” упомянутого законопроекта. Вот и получается, что депутаты в очередной раз примут закон, который сработает не “как лучше”, а “как всегда”.