Демократия сегодня и десять лет спустя

Архив 201021/10/2010

Стартовавший в минувший вторник в Ереване в Доме приемов правительства форум Совета Европы “Во имя будущего демократии” как нельзя лучше продемонстрировал преимущества и недостатки формы правления, лучше которой, как известно, “пока никто не придумал”.

Представители Совета Европы, в том числе и из руководящего состава, а также эксперты собрались в Ереване для того, чтобы обсудить, каким курсом плывет “корабль европейской демократии”, с какими опасностями он сталкивается сегодня и что маячит на горизонте завтра — лет эдак через десять. То есть в отличие от заседаний ПАСЕ, где проблемы развития демократии обсуждаются в розницу, то есть по странам и по большей части в режиме настоящего времени, Совет Европы обращается к тем же проблемам еще и оптом и на перспективу. Происходит это в ежегодном режиме, и предыдущие заседания, к примеру, проводились в Варшаве, Москве, Стокгольме, Мадриде и Киеве.
Интригой форума могло явиться второе прибытие в Ереван председателя ПАСЕ Мевлюта Чавушоглу, однако он, видимо, решил не нарушать паритета, дабы не быть обвиненным в том, что в Армению ездит чаще, чем в Азербайджан. Как нельзя кстати подвернулись забастовки транспортников и прочих борцов за свои права во Франции, что позволило его заместителю и по совместительству содокладчику по Армении Джону Прескотту пошутить, что, мол, главе Парламентской ассамблеи помешали издержки французской демократии. От демократии пострадал и сам Прескотт, который по этой причине летел в Ереван целых девять часов.
“Я в Армении уже седьмой раз”, — заявил британский депутат, посетовав, что “супруга иной раз думает, что я поселился в Армении”. При тесном общении с Прескоттом отечественная пресса обнаружила, что он не очень любит назойливых журналистов, особенно тех, кто интересуется его личной жизнью или личными настроениями. В этом он откровенно и вполне демократически признался сам. Скажем, он не стал отвечать на вопрос о том, прав ли был его коллега Горан Линдблад, когда утверждал, что Прескотт на самом деле не слишком хотел ехать в Армению. Он лишь заметил, что приехал обсуждать не доклад по Армении, а глобальные вызовы, стоящие перед демократией. В подтверждение своей миссии говорил на форуме о вызовах, стоящих перед демократией, о расцвете во вполне демократических странах таких негативных явлений, как расизм, ксенофобия, экстремизм, исламофобия… Как бы то ни было, но с оппозицией он тем не менее тесно пообщался, встретившись с лидером АНК Левоном Тер-Петросяном.

Впрочем, роль оппозиции в этом форуме оказалась далеко не однозначной. Еще до начала форума один из отечественных политологов, Сергей Минасян, заметил, что планируемое мероприятие может привести к определенному напряжению во внутриполитической ситуации в Армении. И причина, по его словам, не в значимости форума, а в том, что в Армении сложилась традиция — любое мероприятие, проходящее под названием, в котором фигурирует слово “демократия”, механически приводит к активизации протестных сил. Иными словами, политолог хотел сказать, что это слово для некоторых обладает эффектом “красной тряпки для быка”.
Что касается нового витка внутриполитического напряжения, то это слишком громко сказано, а вот то, что оппозиция обыграла форум по максимуму — это непреложный факт. Многочасовые пикеты с элементами театрализованного шоу в виде клеток, полосатых арестантских роб, символизирующих наличие политзаключенных в Армении, петиции и доклады, активно раздававшиеся участникам форума, митинг у Матенадарана с последующим шествием к Театральной площади… Словом, было сделано все возможное, чтобы открыть глаза Европе на недостатки демократии в Армении. Однако, похоже, со спецэффектами протестная публика слегка переборщила, потому как участники форума прореагировали на них не совсем в том ключе, в котором от них ожидалось. В процессе своих выступлений они стали активно ссылаться на пикетчиков, приводя их в пример, как доказательство наличия демократии в Армении. Резюме из этого следовало одно — до европейского уровня Армении, конечно, далеко, но определенные демократические ростки все-таки наблюдаются. И насколько это обстоятельство европейских гостей обрадовало, настолько представителей оппозиции разозлило.
К примеру, отдельные ее представители в лице члена партии “Наследие” Заруи Постанджян и главы Ванадзорского офиса Хельсинкской гражданской ассамблеи Артура Сакунца, выступая на форуме, предложили исключить Армению из Совета Европы. Однако столь популярный в среде отечественной оппозиции порыв а’ля “унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекла”, Европа не оценила. Участники форума посоветовали не горячиться, напомнив, что подобные радикальные методы неприемлемы для Совета Европы. Вспомнили лишь два случая исключения стран из СЕ — это были Турция и Греция, развернувшие в свое время военные действия. По мнению европейских экспертов, лишение мандата в той или иной структуре вовсе не является выходом из положения и не способствует развитию демократии в отдельно взятых странах, поскольку в таком случае международные организации утрачивают контроль над этими государствами. Короче, идею об исключении не поняли и не поддержали.
Видимо, участникам форума пришелся больше по душе пассаж, озвученный главой МИД Эдуардом Налбандяном в его вступительном слове. “Скоро наша страна отметит 10-летие членства в СЕ. Присоединившись к организации, Армения стала частью самой всеобъемлющей и комплексной разнообразной демократической семьи — семьи, которая объединяет множество стран, народов и культур. Как и у любой семьи ее крепость основана как на умении прислушиваться к проблемам друг друга, так и на общности обязательств, взаимном доверии и уважении… Мы ценим поддержку наших друзей и партнеров для плавного и эффективного прохождения этого пути, поскольку возможные препятствия намного легче преодолеть, когда есть чувство поддержки и содействия”, — заявил Налбандян.
Тему продолжил Прескотт, который подчеркнул, что “они приезжают в Армению не для того, чтобы писать отчеты”. По его словам, за эти годы они изменили законы, привнесли новые законы, касающиеся прав человека. “Это то, что мы можем сделать”, — сказал он, заметив, что в таких странах, как Армения, “думают, что мы являемся властью, должны прийти и диктовать, что нужно делать”.
“Демократия заключается не в этом. Мы не можем этого делать. Для демократии необходимы изменения, транспарентность, взаимопонимание. Гражданское общество должно бороться за демократию и участвовать в процессе установления демократии”, — резюмировал он.
Митинг за окнами Дома правительства столь наглядно демонстрировал попытки такой борьбы, что если бы его не было, то явно стоило придумать. Видимо, пониманием этого прониклись даже стражи правопорядка, демонстрировавшие определенную степень толерантности к участникам акций. Во всяком случае все мероприятия, запланированные АНК, прошли без каких-либо инцидентов. На организованном в конце дня митинге лидер конгресса Тер-Петросян объяснил соратникам, почему “они решились дать повод оппонентам для злословия, что вновь рассчитывают решить внутренние проблемы Армении с чужой помощью, то есть приводят кого-то снаружи”. Как выяснилось, у конгресса и в мыслях не было уповать на “помощь парней со стороны”. Просто Тер-Петросян настолько вжился в роль светоча демократии, что воспринимает евроструктуры как свои: “Совет Европы, Европейский суд, ОБСЕ, ООН — вовсе не чужие, а наши собственные организации… Следовательно, мы от наших же организаций требуем проконтролировать выполнение обязательств взятых Арменией”…
Напомнив о себе Европе, АНК решил сделать очередной перерыв, предложив участникам разойтись до лучших времен. Последние, по графику конгресса, наступят не раньше чем дней через двадцать…
Арсен ГРИГОРЯН