Дело ясное, что дело темное

Архив 201016/10/2010

Расследование смерти Халафяна все еще находится в тупике
В судебном процессе по делу Ваана Халафяна, погибшего в чаренцаванском полицейском участке при все еще невыясненных обстоятельствах, произошло долгожданное событие — с показаниями выступил судмедэксперт. Впрочем, ясности в дело это выступление так и не внесло.
Как это ни странно, инициатива вызвать на ковер судебного медика принадлежала отнюдь не пострадавшей стороне, а главному обвиняемому и его команде. Именно Ашот Арутюнян, начальник отдела уголовного расследования чаренцаванской полиции, которого как предварительное следствие, так и его коллеги по цеху записали в главные злодеи, выступил с ходатайством вызвать в суд Гагика Арутюняна, подпись которого стоит под медицинским заключением по поводу смерти Ваана Халафяна. Если кто-то еще не в курсе, этого 24-летнего юноши не стало 13 апреля прошлого года. Он не выжил после допроса, учиненного чаренцаванскими полицейскими. По первоначальной, уже давно “списанной” версии, Халафян, будучи в невменяемом состоянии, сам себе вспорол живот кухонным ножом, позаимствованным из следовательского буфета. Вторая версия, озвученная полицией после шума, поднятого возмущенной общественностью, оказалась более похожей на правду. “Превышение должностных полномочий, которое по неосторожности повлекло тяжкие последствия” — такое обвинение было выдвинуто сразу нескольким полицейским, главными среди которых являлись оперуполномоченный Морис Айрапетян, в чьем кабинете, собственно, и произошла трагедия, и шеф отдела уголовного расследования Ашот Арутюнян. Последнему очень скоро было присвоено “звание” главного халафяновского истязателя, в коем он и сегодня пребывает. При этом яму ему усердно роет Морис Айрапетян, каждое из показаний которого звучит как приговор бывшему шефу. Сам Ашот Арутюнян уверяет, что его гнусно оклеветали, и настаивает на своей невиновности.
Фактически ходатайство о вызове в суд медэксперта — это одна из попыток экс-начальника уголовного расследования доказать свою невиновность. Видимо, Ашот Арутюнян надеялся, что врач докажет невозможность его участия в страшном преступлении. Впрочем, чаяния полицейского не оправдались. Ответы Гагика Арутюняна ясности не внесли, оказались предсказуемыми и “нейтральными”. Он заявил, что настаивает на своей первоначальной версии о том, что Халафян поранился сам (это подтверждает фигурирующую версию о том, что парня истязали, однако на нож он напоролся случайно). Правда, судмедэксперт признал, что ран на теле оказалось целых две: одна глубиной в 3 см, другая — в 12 см. Однако объяснить научно, как мог человек дважды случайно воткнуть в себя холодное оружие и какая из ран была нанесена первой, он так и не смог.
Во второй части того же судебного заседания слушали некоего Шираза Маркосяна. Этот парень был задержан и приведен в полицейский участок вместе с Халафяном и еще двумя молодыми людьми. Напомним, что всех их подозревали в банальной краже. Маркосян заявил, что, сидя в кабинете у следователя, слышал шум в коридоре и разговоры о том, что кто-то пырнул себя ножом. Через некоторое время таким же образом он узнал, что к участку подъехала “скорая” и увезла раненого. То, что речь о Халафяне, он понял значительно позже. Вот и все показания “свидетеля”. Фактически Шираз Маркосян также “подписался” под основной версией. Сделал он это из боязни или сказал правду, надеемся, выяснится в ходе дальнейшего судебного расследования.