Дело благотворителя-педофила передано в суд

Архив 201111/06/2011

В одном из самых громких уголовных дел последнего времени — обвинении в развратных действиях гендиректора Ахталийского горно-обогатительного комбината Сероба Тер-Погосяна — наметилась “положительная” динамика. Генпрокуратура подтвердила выдвинутое этому человеку обвинение, и дело уже передано в суд общей юрисдикции Лорийского марза…

Как уже неоднократно отмечалось в “НВ”, ахталийского “кормильца” обвиняют в парочке омерзительных статей уголовного кодекса, предусматривающих “насильственные действия сексуального характера” и “принуждение к действиям такого же типа”. Еще неприятнее звучат подпункты обвинения, в которых в качестве жертв упоминаются несовершеннолетние, а в качестве вида “деятельности” — “гомосексуализм”. И еще худший осадок остается от осознания того, что во всех этих смертных грехах обвиняется человек, когда-то прямо-таки купающийся в “респекте и уважухе” и которого народ воспринимал исключительно как благотворителя. Ну как же, ведь чуть ли не весь Алаверди кормился за счет и благодаря работе того самого комбината, которым руководил Сероб Тер-Погосян.
Теперь о том самом “запретном”, в чем подозревают этого отмеченного благородной сединой американского армянина. Но прежде желаем еще раз напомнить, что до того, как суд вынесет обвинительное заключение, человек считается невиновным. Посему все термины типа “педофил”, “извращенец” и даже просто “преступник”, которые могут попасться средь нижеследующих строк, надобно воспринимать с оговоркой: “все это будет правдой, если Тер-Погосяна признают виновным”. Теперь перейдем собственно к делу — уголовному.
Итак, согласно информации из Генпрокуратуры, доказательствами, добытыми предварительным следствием, подтверждено, что гендиректор Ахталийского горно-обогатительного комбината, он же президент корпорации “Метл принс LTD”, в период с 2004 по 2010 годы “вербовал” несовершеннолетних города Ахтала, чтобы заняться с ними однополым сексом. Методы убеждения своих жертв, равно как и сценарий и место разворачиваемого действия, отличались разнообразностью. То он разбивал скаутские лагеря, то звал тинейджеров в походы, то организовывал встречи в школах или спортивных секциях, то устраивал совместные просмотры фильмов. Одно оставалось неизменным: в поле зрения извращенца попадали дети из необеспеченных семей, чаще сироты или мальчики, росшие без отца. По некоторым данным, в первую же свою встречу с такими подростками “благотворитель” давал им наличные деньги — “ссуда” порою достигала 100 тысяч драмов. Ясно, что, получив такие большие, по их индивидуальным меркам, суммы, парнишки более не имели шансов вырваться из плена любвеобильного “папаши”, считая себя обязанными ему…
Сколько всего детей развратил этот человек — нам неизвестно. Скорее всего всей правды не узнать даже в ходе судебных разбирательств — больно уж болезненная тема, “окунуться” в которую решаются далеко не все. Недаром жертвы, равно как и их окружение, которое не могло не догадываться о творившемся разврате, молчали целых шесть лет. Напомним, что наружу вся эта  грязь вылезла только после того, как некий Ваграм Парсаданян, 25-летний житель Ахталы, передал правоохранительным органам видеоматериал, содержащий “жесткий” компромат на Сероба Тер-Погосяна. Насколько известно нам, у этого сознательного акта была предыстория. Говорят, мол, до того как настучать на всенародного благотворителя, молодой человек… попросил у него взаймы 30 тысяч долларов, которые кому-то задолжал. При этом пригрозил передать полиции обличительные видеокадры, если тот не поможет ему с деньгами. Тот не помог. Более того, сам обратился в полицию с заявлением об имеющем место шантаже. (Интересно, почему он так поступил — неужели считал себя неуязвимым и всесильным?!) Как бы то ни было, шантажиста взяли с “поличным”, то есть с тем самым крутым видео, на котором меценат вовсю забавлялся с одной из своих несовершеннолетних жертв. После этого и закрутилась машина правосудия…
Что ж, апофеоза этой некрасивой истории ждать недолго. Вскоре начнется судебный процесс. Нам же остается только назвать пару циферек, указывающих на то, какая кара может светить Серобу Тер-Погосяну, если, конечно, суд признает его виновным. От восьми до пятнадцати — это сроки тюремного заключения, предусмотренные за “гомосексуализм или иные действия сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетних” (ст.139, ч.2, п.3). На этом фоне трехлетнее тюремное заключение за прегрешения, оговоренные в статье 140-й (“принуждение к действиям сексуального характера путем шантажа, угрозы уничтожения… либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего), кажется недостойным внимания. Кстати, всегда удивлялась, почему за подобное насилие над личностью дают столь маленькие сроки…