Давутоглу вспомнил “боль своих дедов”

Архив 200910/11/2009

Турецкий министр намекнул, что Анкара удовлетворится договоренностями относительно районов зоны безопасности вокруг Карабаха
Визит министра иностранных дел Турции Ахмеда Давутоглу в Париж, состоявшийся на днях по приглашению его французского коллеги Бернара Кушнера, в определенной мере можно считать знаковым событием. Основными темами обсуждения были проблемы дальнейшего сближения Турции с Евросоюзом — то есть вопрос номер один для Анкары — и проблема армяно-турецкого сближения.

В последнее время Франция наряду с Германией была главным противником вступления Турции в ЕС. Париж не скрывал, что не пустит турок в европейскую семью. Подслащая пилюлю, Франция предлагала Анкаре “глубокую ассоциацию” и даже готова была ради этого основать новое “Средиземноморское партнерство”, в котором Турция рассматривалась в качестве ведущего игрока. Оба эти варианта были восприняты турками более чем прохладно, и их можно понять. В подобных случаях требование “все или ничего” вполне обоснованно, все иное отдает дискриминацией. Турки убеждены, что честнее было бы сразу отказать им в членстве, нежели вести такую игру. И вот, кажется, произошли позитивные для Анкары подвижки. После того как Давутоглу заявил, что “отношения Турции и Франции начались не в момент изъявления Турцией желания вступить в Евросоюз, а гораздо раньше, и их судьба не может зависеть от позиции тех или иных лиц и общественного мнения”, Бернар Кушнер достаточно неожиданно сообщил, что “Франция не ставит препятствий перед Турцией на пути ее вступления в Союз”. Разумеется, отсутствие “препятствий” не будет означать, что Париж снимет требования к Анкаре, а этих требований тьма — курдский вопрос, кипрский вопрос, армянский вопрос, права человека, ситуация с политзаключенными, совершенствование законодательной базы, судебно-правовой системы и многое, многое другое. Но смягчение французской позиции очевидно, что в свою очередь способно подвигнуть турецкую сторону на дальнейшие реформы и решение существующих проблем с соседями. Последнее имеет к нам непосредственное отношение.
Давутоглу, понимая, что именно от него хотят услышать в Париже, сделал ряд заявлений, призванных продемонстрировать “турецкую толерантность” в армянском контексте. Во-первых, турецкий министр, вновь заявив, что его страна “желает установления хороших отношений со всеми соседями”, послал мессидж армянской диаспоре: “в этом контексте сообщаю армянам, живущим в разных уголках земли, что со всеми армянами желаем установления хороших отношений. Однако если все станут рассказывать о своей боли и истории, не сможем вместе строить мир и будущее. Отрешитесь от односторонней исторической пропаганды. Я тоже знаю боль своих дедов. Для лучшего созидания совместной истории будущего хотим иметь новые горизонты и создать совместную историческую комиссию”. Все это очень красиво, хотя какую “боль” причинили деду г-на Давутоглу именно армяне, нам неизвестно. Оставим это утверждение на совести турецкого министра. Очевидно, что своего деда он приплел исключительно для того, чтобы дать понять нашей диаспоре, что активность в деле международного признания факта геноцида стоило бы поубавить. Но очень сомнительно, что даже апелляция к деду убедит зарубежных армян. Более того — если упомянутая комиссия будет создана, ее работа принесет турецкой стороне массу неприятных открытий, в чем турки, надеемся, достаточно скоро убедятся.
Во-вторых, когда армянский журналист логично связал турецкую позицию по Ирану (Анкара против санкций в отношении Тегерана) с подходом к Армении, блокада которой продолжается, Давутоглу ответил: “Турция выступает против любого рода блокад, однако Армения захватила земли Азербайджана и выселила жителей, и в этом контексте была осуществлена блокада. Люди не могут возвратиться в свои дома. Мы хотим, чтобы эта ситуация разрядилась”. И это был уже мессидж как нам, так и азербайджанцам. Давутоглу совершенно прозрачно дал понять — Анкара ожидает от армян компромисса в отношении районов зоны безопасности вокруг НКР. Ведь именно в эти районы должны вернуться беженцы. И дает понять Баку, что компромисс такого порядка со стороны армян ее вполне устоит. То есть пассаж относительно “захваченных земель” к Карабаху как таковому не относится, это уже не вопрос территориальной целостности Азербайджана.
Можно предположить, что именно в этом русле и протекают сейчас переговоры в рамках Минской группы ОБСЕ. В противном случае турецкий министр не оперировал бы формулировками подобного содержания.
Армен ХАНБАБЯН