Дамоклов меч над Ереваном “завис” в Аване

Архив 200914/07/2009

Гидрологом он стал по двум причинам. Первая и главная — гидротехником, и превосходным, был его отец. Акоп Манукян был вторым по счету директором института “Армгидроэнергопроект” и возглавлял его до самого ухода на пенсию, куда его отпустили с крайней неохотой. По его проектам строились Гюмушская и Севанская ГЭС. Второй причиной, по которой сын избрал эту профессию, было событие, свидетелем которого он стал в свои неполные 13 лет. Шквальный продолжительный ливень, хлынувший на Ереван в 1946 году, в одночасье преобразил кроткую доселе речку Гетар и обрушил ее на город. Разъяренная река смывала все на своем пути, затопляя подвалы, тащила по улицам тяжелую домашнюю утварь и даже машины. Роланд Акопович уверен — были и человеческие жертвы, но тогда об этом упоминать было не принято. Вода напугала и… восхитила подростка. Тогда он впервые понял, какая это мощная сила, как опасно с ней фамильярничать, говорить на “ты”. Чтобы укротить воду, ее надо уважать и знать о ней как можно больше. Так он стал гидрологом и вместе с отцом послужил этой профессии в общей сложности более 100 лет.
— Роланд Акопович, вот уже дважды за последнее время в придачу к непривычному дождливому лету на Ереван обрушиваются сильнейшие ливневые потоки, ломающие огромные деревья, переполняющие водоемы, наносящие ущерб хозяйству. Что происходит с природой?
— С природой происходит то, что с ней делают люди. Мир постоянно твердит о всеобщем потреблении. Масштабы этого массового потребительства уже зашкалили все разумные пределы и абсолютно не адекватны природовосстановительной деятельности. Когда-нибудь за это придется расплачиваться.
Озоновые дыры уже привели к глобальному потеплению, к парниковому эффекту. Это приводит к более быстрому испарению водной поверхности и выпадению обильных дождей. Буквально на днях они обрушились на восточную Европу — Чехию, Польшу, Австрию. А если начнут таять льды Гренландии и Антарктиды — что вполне вероятно! — это поднимет уровень мирового океана на 2 метра и многие прибрежные островные государства окажутся под водой. Голландия, к примеру, защищена великолепными искусственными дамбами, но какие дамбы защитят от 2-метрового “натиска” океана?
Мы, к счастью, не островное государство и не будем забывать, что стали первой земной твердью, где обрели после всемирного потопа пристанище обитатели Ноева ковчега. Но у нас свои проблемы и свои отношения с водой, причем очень сложные. Гидрологи неспроста постоянно твердят — сажайте лес, он регулирует воду. Что же делаем мы? Еще два десятилетия назад под лесами в Армении было 18% территории. Сейчас — 4%, т.е. произошло более чем четырехкратное сокращение лесных массивов.
Несколько лет назад Фонд Азнавура пригласил меня в Ванадзор, где крошечная одноименная речка, разбушевавшись, затопила пансионат комбината. Даже беглого осмотра было достаточно, чтобы понять, что из-за массовой вырубки деревьев, препятствовавших образованию селевых потоков, они получили полную свободу и ринулись вниз, обрушив все на своем пути. Аналогичный случай был в Иджеване лет 8 назад. И здесь был почти полностью вырублен весь лес. Селевые потоки, уже не имея на своем пути никакой преграды, разрушили целую подстанцию, а крошечная речка, доселе кроткая, буквально обезумела, она вырывала из своего русла огромные глыбы и выбрасывала их на поверхность. Продлись ливень чуть дольше, эти гигантские камни могли бы снести дома.
Лес — это самый надежный защитник от стихийного натиска воды. Сегодня мы расплачиваемся за то, что так варварски безжалостно обошлись с этим великим даром природы — вырубили 14% армянских лесов.
— То, что случается время от времени с Гетаром, как в уже упомянутом вами 1946 году, затем в 47-м и 50-м, видимо, к лесам прямого отношения не имеет. Речка имеет очень непредсказуемый нрав, и неизвестно, как поведет себя даже после того, как ее упрятали под землю. Расскажите немного о Гетаре.
— Берет она начало на склонах Гегамского хребта. Площадь водосбора в створе Ботанического сада около 36 кв.км, весь бассейн — 158 кв.км. Протекала она, как вы знаете, по центральным улицам города, во многих местах, в частности у Анатомикума и на ул.Ханджяна, ее превратили в место свалки всевозможного мусора. Словом, у городских властей были свои резоны перекрыть речку, дабы высвободить и расчистить магистрали, расширить жизненное пространство для городского транспорта. С этим спорить не берусь — я не коммунальщик, я гидролог и потому призываю не забывать, что Гетар, даже спрятанный под землю, — это река с непредсказуемым нравом, уже трижды “показывающая зубы”.
— Вы считаете, что во время недавнего ливня, когда потоки воды перекрыли часть улиц, а машины плыли по этим “каналам” как гондолы, Гетар в очередной раз “показал зубы”?
— Нет, в данном случае я считаю, что основная причина была в сильной загрязненности водоотводящих систем, т.е. так называемой ливневой канализации, которая должна работать безупречно. Обычно она сильно загрязняется окурками, опавшими листьями, бумагами, целлофановыми пакетами. Городские канализационные службы, особенно с учетом участившихся в последнее время ливней, должны их регулярно прочищать.
Возможна еще одна причина. Диаметр водоотводящих труб был подобран неправильно, в результате их пропускная способность при поступлении мощных потоков воды не позволяла им нормально справляются со своей функцией. Эти свои соображения я высказал на рабочем совещании в мэрии, куда был приглашен.
— Тем не менее, судя по вашим предыдущим выступлениям и вашему особому личному мнению, которое, не скрою, раздражает многих, истинная угроза, которую таит в себе Гетар, не связана ни с водоотводящими системами, ни с диаметром труб. С чем же?
— Начну издалека. После трех следовавших друг за другом наводнений их интенсивность стала серьезно тревожить власти. Правительство поручило институту “Армгидроэнергопроект” разработать проект селезащиты города. Был разработан план, достаточно простой, эффективный, осуществлению которого сильно способствовала сама природа. За поселком Аван, в долине реки Гетар, была небольшая природная чаша. На реке после чаши была построена плотина, благодаря которой при больших ливнях вода аккумулировалась в чаше, где происходило как бы ее “укрощение”. Чаша “амортизировала” разыгравшуюся энергию воды, которая потом, усмиренная, устремлялась по Егунархскому каналу в реку Раздан. Все это время сооружение благополучно спасало наш город от “гнева” Гетара. Но увиденное пару лет назад меня буквально ошеломило.
— И что вы увидели, побывав в Аване?
— Что кто-то стал обживать этот участок, видимо, рассчитывая превратить его в земельные угодья (благо река рядом) и выгодно продать или сдать в аренду. “Водный бастион” города стал очередным объектом бизнеса. Здесь интенсивно работали бульдозеры, чаша селерегулятора была почти наполовину засыпана строительным мусором. И что самое опасное — под ним же оказались и сама плотина, и вся прилегающая к ней территория.
Как гидролог, я прекрасно понимал фатальные последствия этого беспредела для нашей столицы. И начал поочередно стучать во все двери. В природоохранном ведомстве никак не отреагировали, я написал письмо тогдашнему премьер-министру Маргаряну, подробно изложив суть проблемы. Мое письмо переслали в Министерство градостроения — и снова никакой реакции.
Пока я мыкался с этими письмами, на Араксе в результате паводка все заставы оказались под водой. Из МЧС меня попросили выехать на место и разобраться. Поехал и попутно использовал ситуацию, чтобы снова поднять вопрос о Гетаре. Принял меня начальник управления МЧС полковник Вреж Габриелян, внимательно выслушал, проявил понимание и обещал помочь.
Время шло, но все оставалось по-прежнему. Я же своих попыток не оставлял. Понимал, что, случись беда, перекрытый Гетар вдвойне опасен. ничем не удерживаемые селевые потоки разорвут все покрытия и набравшая силу вода вырвется на улицы. Это нужно предотвратить, пока не поздно.
К этому времени сменился премьер-министр, и я, пользуясь нашим знакомством, попросил аудиенции. Г-н Саркисян все понял с полуслова и при мне позвонил министру МЧС Мгеру Шахгельдяну с предложением выслушать меня, сделать все необходимое и доложить правительству. Министр принял, выслушал, обещал. И я наконец вздохнул с облегчением. Кажется, наконец-то, у моего бега с препятствием по инстанциям будет благополучный финал. Прошло достаточно времени. И вот, как-то находясь по делам в районе плотины, я решил заглянуть туда просто так, из любопытства. Заглянул и ахнул. Бульдозеров, правда, не было, но все остальное осталось по-прежнему — селезащитная чаша засыпана мусором, плотины вообще не видать.
Я снова начал стучать в знакомые двери, а за одной мне прозрачно намекнули — прекрати, мол, это — что, не знаешь, кто за этим стоит? Не знаю и знать не хочу. Но как специалист, 52 года отдавший гидрологии, могу с уверенностью сказать, что, до тех пор пока Аванский селерегулятор не будет высвобожден из-под мусора и приведен в нормальное рабочее состояние, а в дальнейшем не будет запрещено любое строительство на этой территории, над нашим городом будет висеть дамоклов меч мощной селевой угрозы.
— Но ведь когда разрабатывался проект перекрытия Гетара, разве все эти проблемы не должны были быть тщательно изучены и проанализированы? Разве специалисты “Ереванпроекта” не знали о существовании Аванского селерегулятора и его нынешнем катастрофическом состоянии?
— Это вопрос не ко мне. Со своей стороны могу сказать одно — в разработке проекта гидрологи, по всей видимости, вообще не участвовали, проект перекрытия Гетара во вневедомственной экспертизе вообще не рассматривался. И я как специалист-гидролог считаю, что, случись мощный гидравлический удар, сооружение не выстоит и все перекрытия полетят. Правда, директор “Ереванпроекта” г-н Мушегян, выступая по телевидению, категорически опроверг мое мнение. Но я твердо продолжаю отстаивать его.
Скажу больше. Серьезная угроза нависла и над другим армянским городом — Иджеваном. Дорога от Дилижана до Иджевана чрезвычайно оползнеопасна, особенно на правом берегу реки Агстев, в районе села Агарцин. Во время строительства дороги Иджеван — Раздан, когда срезали склоны, отрезок пути в 600-700 м оказался под оползнем. Сейчас под этим опасным участком проходит автомагистраль. Если склон (что вполне возможно) под влиянием сильных вибраций землетрясения или ливней сползет в Агстев и создаст там природную плотину, прибывающая вода образует там мощную запруду, а затем миллионы кубометров воды прорвут плотину и обрушатся на город. Эта угроза тоже вполне реальна и предсказуема и нужно немедленно принимать меры для защиты города.
— Подозреваю, что некоторые ваши оппоненты называют вас паникером и считают, что вы сильно сгущаете краски, когда, в сущности, все не так уж и плохо?
— На рабочем совещании в мэрии выступил декан факультета геологии и географии ЕрГУ Марат Григорян, который заявил, что тревожиться нечего, никакой, мол, угрозы Гетар не несет. Я глубоко уважаю г-на Григоряна как талантливого ученого, но я практик и всю жизнь руководствуюсь уроками своего отца. Он говорил: вода не терпит пренебрежения, фамильярности. О ней надо знать все, изучить все ее “повадки”, пытаться предугадать и возможное поведение. В противном случае последствия могут быть очень тяжелые.
Валерия ЗАХАРЯН