Дакота — азербайджанский штат?

Архив 201020/03/2010

С января в интернете можно посмотреть короткометражный фильм режиссеров братьев Шаммасян “Ахтамар”, первый в серии экранизаций армянских легенд. Фильм вызвал положительную реакцию в российской прессе и нервный тик у азербайджанцев.

Уморительнейшая статья была опубликована недавно в одном из азербайджанских интернет-изданий. Начинается она с обличений в адрес тепло откликнувшегося на появление фильма респектабельного журнала “Вокруг света”, заподозренного в проармянской ориентации. Очевидно, публикуемое в журнале большое количество материалов на армянскую тему и ничтожно малое — на азербайджанскую не дает спокойно спать “коллеге”. Он не желает понимать, что объем публикуемых в зарубежных культурно-просветительских изданиях этнических материалов, как правило, прямо пропорционален объему вклада данной нации в мировое культурное пространство. Кто же виноват, что созданием особых культурных ценностей азербайджанцы не отмечены? Г-н Гусейнов никак не может успокоиться: оказывается, проармянских публикаций в журнале не только многовато, но все они сфальсифицированы. Только не понятно, кем и с какой целью. Дальше — больше. По мнению страдающего маниакальной подозрительностью автора, фильм “Ахтамар” специально снят армянами с целью доказать армянское происхождение названия острова. На воре, как говорится, и шапка горит. Гусейнов, очевидно, не силен в логике и не знает, что опровержение — первый довод в цепочке доказательств. Он сыплет лингвистическими эскападами относительно названия “Акдамар”, калькированного турками с армянского “Ахтамар”: в тюркских языках слово “ак” означает “белый”, “мягкий”, а “дамар” — “жила”, “поток”… Белая жила? Пусть так, но при чем тут остров на озере Ван? Мы можем предложить г-ну Гусейнову еще одну благодатную почву для размышлений. В турецком языке слово “даг” — это “гора”, а “от” — “трава”. Получается… Дагота, она же Дакота. Таким образом, название американских штатов Южная Дакота и Северная Дакота произошло вовсе не от названия североамериканского племени индейцев, а является исконно турецким наименованием. С чем и поздравляем турецкий, а заодно и азербайджанский народы. Далее следуют ревнивые излияния Гусейнова относительно схожести фабул армянской легенды о происхождении названия Ахтамар и азербайджанской легенды о Девичьей башне, постройку которой возводит ко времени строительства египетских пирамид. Он скорей всего хромает не только в логике и лингвистике, но и математике. Согласно источникам, Девичья башня была построена в период со второго по девятый века и никак не раньше. А предъявлять претензии по поводу схожести фабул можно и Шекспиру. “Ромео и Джульетта” — чем не национальный азербайджанский сюжет, этакая “Легенда о любви”. Для нас черты общности армянских легенд со сказаниями других народов — следствие причастности к мировой культуре, для азербайджанцев же, очевидно, — еще одно доказательство их ущербности.
Ну и конечно, автор в своих лингвистических изысканиях не мог не упомянуть тюркского происхождения наименования Карабах. Объяснять г-ну Гусейнову, что Карабах является армянской территорией с историческим названием Арцах, не имеет смысла. Горе-лингвист и в этом названии отыщет тюркские корни.