Чужая земля — это только недра?

Архив 201011/05/2010

В ноябре минувшего года в Лондоне состоялась деловая встреча Европейского банка реконструкции и развития, где из стран СНГ были представлены лишь Казахстан и Армения. Встреча была посвящена очень актуальной проблеме — природоохранной и социальной ответственности в горнодобывающей сфере.

 Для Армении, одним из главных богатств которой являются недра, — эта проблема имеет особое значение. Кроме того, именно Европейский банк реконструкции и развития предоставил международной компании Demo Gold Mining кредит в 4 миллиона долларов для строительства хвостохранилища в общине Гегануш в Капане.
Еще 8 лет назад компания приобрела в собственность Капанский горнообогатительный комбинат за 3 млн долларов и подписала концессионный договор на разработку Капанского медно-полиметаллического и Шаумянского золото-полиметаллического месторождений. За время активной деятельности этой компании три общины — Сюник, Шаумян и Гегануш — оказались на грани экологической и социальной катастрофы. “НВ” об этом подробно писала в интервью “Пришел, увидел, наследил”.
Что изменилось за прошедшее время? Об этом рассказывает бывший главный инженер Капанского горнообогатительного комбината к.т.н. Самвел ГАСПАРЯН.

Бытующее мнение о том, что в недрах нашей страны таятся несметные богатства, мягко говоря, преувеличено. Более того, небольшая территория Армении и высокая геологическая разведанность ее недр практически лишают нас перспективы, исключая вероятность открытия новых крупных месторождений промышленного значения. Учитывая эти факторы и исходя из разумной целесообразности беречь и сохранять то, что имеем, мы должны предельно ужесточить требования к рациональному использованию наших недр.
В какой же мере это повсеместно используемое жесткое правило применяется в Армении? Рассмотрим это на примере компании Demo Gold Mining, которая занимается освоением запасов Шаумянского золото-полиметаллического месторождения.
В соответствии с действующими в Армении законами “О концессии” и “О недрах” предусмотрено, что компания, подавая заявку на эксплуатацию недр и добычу полезных ископаемых, в обязательном порядке одновременно с этим представляет четко расписанный план добычи, объема руды, поступающей на фабрику, схему размещения хвостов, перечень мероприятий по охране окружающей среды и т.д. Только в этом случае выдается лицензионное соглашение с закрепленными в нем условиями недропользования.
Однако закон, как оказалось, писан не для всех. Во всяком случае не для означенной компании. В ходе проверки, проведенной экспертами Министерства охраны природы РА, выяснилось, что за период с IV квартала 2007 г. по III квартал 2008 года объемы добычи руды и металла по сравнению с оговоренными в лицензионном соглашении показателями резко снизились. Подобное недопустимое нарушение было обусловлено плохой организацией эксплуатационной разведки, неправильным планированием и нарушением технологических параметров разработки.
Приведу лишь один пример грубейшего нарушения компанией общепринятого порядка разработки месторождений. Общеизвестно, что, для того чтобы полностью извлечь полезное ископаемое из недр, необходимо прежде всего в ходе эксплуатационной разведки уточнить запасы руды. Специалисты компании, прекрасно знакомые с этими азами профессии, тем не менее в Шаумяне поступают с точностью до наоборот. Все показатели по объему и качеству руды пересчитывались в зависимости от количества металлов в полученном концентрате. Повторяю, это грубейшее нарушение, и оно привело к искажению текущего учета разведанных запасов, снижению технико-экономических показателей добычи и переработки руды.
Начиная с 2006 года, когда с компанией было заключено лицензионное соглашение, она ни разу не выполнила условия этого соглашения по объемам и качеству добытой руды. В этом же году компания получила право и на добычу медных руд центрального участка в количестве около 4 миллионов тонн сроком на 11 лет. Однако и в этом случае объем добычи за все последующие годы снизился в 3-5 раз, а содержание меди в добытой руде было втрое ниже по сравнению с предусмотренным в лицензионном соглашении.
Подобные производственные срывы, грубое нарушение технологических норм, обусловливающих резкое снижение показателей по всей цепочке, “успешно” сочетаются с антисоциальными действиями компании. Руководство ее ознаменовало свою деятельность сокращением рабочего персонала, изменением режима работы “подземных” рабочих без всякого обоснования этих изменений. Кстати, это еще одно нарушение утвержденного проекта разработки, которым предусмотрена 6-часовая рабочая смена.
Общее количество уволенных с предприятия работников достигло 500 человек — это 40% всей численности персонала. Практически эти люди оказались выброшенными на улицу, а их семьи — в нищете. А тем временем на рабочей встрече в Лондоне было заявлено, что благодаря компании Demo Gold Mining “горное предприятие в городе Капане работает, что снижает социальную напряженность в регионе”.

В последнее время компания освобождает рабочих небольшими группами, чтобы это не расценивалось как массовое сокращение, причем в первую очередь увольняют именно тех работников, которые умеют отстаивать свои права и требуют достойной оплаты своего тяжелого труда. Однако упорство рабочих, права которых даже в собственной стране попираются столь открыто и безнаказанно, не идет ни в какое сравнение с упорством самой компании, когда в погоне за кредитами она проводит в жизнь свои планы.
Один из них — открытая разработка Шаумянского месторождения, идущая вразрез с утвержденным проектом. Пробивая этот проект, компания очень рассчитывает получить вожделенный кредит Европейского банка реконструкции и развития. Остается загадкой, каким образом компания намеревается обосновать этот более чем сомнительный проект и тем более получить под него кредит.
Не надо быть асом в профессии и прибегать к сложным расчетам, чтобы понять простую, можно сказать, лежащую на поверхности истину — разработка открытым способом Шаумянского месторождения рентабельной быть не может ни в коем случае. И дело не только в этом. Мы не так богаты, чтобы использовать большие участки плодородных земель под карьер и отвальное хозяйство, тем более что это нанесет невосполнимый губительный урон окружающей среде.
Экономя на одном, компания при этом вовсе не скупится на большие и необоснованные затраты, используя их на проходку по сути ненужных горных выработок, закупку большого количества горных машин, неадекватного реальным потребностям, содержание местных и иностранных специалистов, нередко выполняющих роль учетников и надзирателей и получающих за свой “труд” огромную зарплату. Все это отражается на экономических показателях предприятия и финансовых отчислениях в бюджет.
Подобный метод разработки, нарушающий условия лицензионного соглашения, иначе как хищническим не назовешь. И тем более странно, что подобный стиль работы не помешал компании получить новое более выгодное лицензионное соглашение сроком на 25 лет, т.е. на максимально допустимый срок недроиспользования с предоставлением в распоряжение всех запасов Шаумянского месторождения в количестве около 18 миллионов тонн руды.
Такое “золотое” соглашение, по идее, должно свидетельствовать о признании высочайших заслуг компании, работающей в нашей стране. Но так ли это? Факты во всяком случае это не подтверждают. Ни в настоящем и вряд ли в будущем. Чтобы отработать все запасы месторождения за отведенный срок, годовую производительность рудника необходимо удвоить и довести до 720-750 тысяч в год, что практически не реально.
Предположительно месторождение и впредь будет разрабатываться тем же способом, а при определенных обстоятельствах от него запросто откажутся, благо никакой ответственности за порчу недр, преждевременный отказ от дальнейшей разработки и, как следствие, обострение социальной обстановки в регионе законами Армении не предусмотрено.
Никакого наказания не предусмотрено и за сверхнормативные потери неотбитой руды, которую в дальнейшем невозможно разрабатывать. Следствием этого является преждевременная ликвидация предприятия и консервация рудника. Такие потери в количестве 50 тысяч тонн руды, что в денежном выражении только по золоту оценивается примерно в 6 миллионов долларов, компанией уже были допущены, что зафиксировано в акте экспертов Министерства охраны природы. Однако виновные вновь не понесли никакого наказания.
Между тем подобные потери полезных компонентов в недрах в результате их хищнической разработки ничем не могут быть восполнены и компенсированы. Поэтому оставаться к этому безучастным нельзя ни в коем случае, и к нарушителям, кто бы они ни были, необходимо применять штрафные санкции, адекватные стоимости потерянной руды.

Сегодня, к сожалению, ситуация сложилась таким образом, что рассчитывать на строгий объективный контроль не приходится. Многочисленные случаи коррупции в природоохранной сфере, в органах контроля и правопорядка по сути способствуют тому, что многие зарубежные компании, работающие в горнорудной сфере, осуществляют свою деятельность с грубейшими нарушениями установленных норм, подрывая наши недра, разрушая экологию и в конечном счете мало способствуя социальной стабилизации в регионе.

Новый слой…