“…Чтобы влюбленная в космос молодежь захотела вернуться домой”

Архив 201007/12/2010

О том, что сотрудники Бюраканской астрофизической обсерватории НАН пребывают в постоянном поиске новых доноров, говорится не первый год. Несмотря на готовность определенных западных институтов сотрудничать с нашим астрономическим центром, а также некоторые подвижки в виде заключения весьма существенных документов в этой сфере, говорить об окончательном возрождении этого уникального института пока рано.

А то, что Бюраканская обсерватория, основанная в 1946 году по инициативе академика Виктора Амбарцумяна, в своем роде уникальна, признают в западных научных кругах до сих пор, даже несмотря на заметную обветшалость — техническую, кадровую… Не случайно сразу несколько европейских институтов заинтересовались осуществлением совместных с нашими астрофизиками проектов, которые хоть и медленно, но претворяются в жизнь. В беседе с корр. “НВ” директор Бюраканской астрофизической обсерватории Гайк АРУТЮНЯН отметил: “Мы уже можем говорить о подписанных протоколах, договорах, которые дожидаются своего часа”…
— А чего, собственно, ждем? Какие препятствия существуют на пути к осуществлению, так сказать, звездной мечты?
— В принципе, осталась самая малость. Есть двусторонний договор с итальянским национальным центром по астрономии и астрофизике, подписанный в рамках межгосударственного соглашения между нашими странами — вот оно-то и тормозит весь процесс из-за того, что все еще находится на стадии разработки… Теперь черед за исполнительными протоколами — их нужно вынести на обсуждение, стимулировав дальнейшие шаги в этом направлении… Говоря об итальянских коллегах, я имею в виду также Международный центр релятивистской астрофизики, выступивший с предложением создать у нас один из своих региональных филиалов. Точнее, по идее, их будет два: один уже действует в Бразилии, второй при благоприятном стечении обстоятельств запустят у нас, в Бюракане. В рамках сотрудничества с итальянцами будет отремонтирована вакуумная камера для покрытия алюминием зеркала в телескопах — без этого они просто не могут работать в полную силу.
— Известно, что интерес к обсерватории проявляют не только итальянцы…
— Да, вот буквально вчера я говорил с членом комитета Госдумы по делам СНГ Константином Затулиным о сотрудничестве с “Роскосмосом” в сфере обнаружения так называемого космического мусора и астероидов. Кроме того, в настоящее время находятся в стадии реализации три проекта, которые в равной степени финансируются Арменией и Францией: это изучение молодых и сверхновых звезд, а также астросейсмология. Проекты одобрены нашим Государственным научным комитетом и французским Национальным центром научных исследований, где загорелись идеей создания опять-таки центра, способного координировать работу других аналогичных институтов в регионе. Кроме того, нам представляется заманчивой возможность открытия в Бюракане кузницы кадров, куда смогут приезжать на стажировку ученые — если не со всего света, то хотя бы из не слишком отдаленных государств — Грузии, Ирана, Турции, Эмиратов. С этим проектом мы, кстати, носились еще задолго до того, как на нас обратили внимание западные институты. То есть если подытожить, речь идет о создании у нас астрофизического комплекса, куда входят как региональный астрономический, так и центр релятивистской астрофизики, а еще научно-образовательный корпус…
— При всем уважении к отечественной астрофизике и ее главному центру тем не менее не очень понятно, чем наша обсерватория так уж приглянулась внешним партнерам. Ведь очевидно, что на данный момент она находится не в самом лучшем состоянии как с технической точки зрения, так и в плане кадров…
— Проблемы, безусловно, существуют — не без этого. Но не стоит сбрасывать со счетов основанную в советские времена сильную школу, из которой вышли множество специалистов. Несмотря на сложные условия, они работают над собой, двигают вперед науку, сотрудничая со многими научными центрами. Аппаратура и правда несколько обветшала, но телескопы у нас очень хорошие, в регионе — уникальные. Следует лишь довести их до современного уровня оснащенности. Так что с точки зрения технического и человеческого ресурса обсерватория продолжает представлять серьезный интерес. Повторюсь, международная научная общественность считает, что мы имеем все шансы стать региональным астрофизическим центром, объединяющим Ближний Восток и страны Азии. Опять же почему бы не отнестись со всей серьезностью к созданию образовательного комплекса, куда смогут приезжать за новыми знаниями специалисты из близлежащих стран?
—Вы затронули тему кадров… Много ли молодых астрофизиков в штате обсерватории?
— Сказать, что люди не идут в эту область совсем, не могу, но и бума не наблюдается. Те, кто постарше, начинали когда-то с маленьких зарплат, посвятили этому делу жизнь, а молодые хотят перспектив, с которыми пока не все ясно до конца. Вышеперечисленные проекты как раз и задуманы нами для того, чтобы встряхнуть, оживить эту сферу, улучшить материальное положение задействованных в ней людей. Чтобы, отучившись где-нибудь за рубежом, влюбленная в космос молодежь имела возможность, а главное — захотела вернуться домой. И полагаю, что ведущую роль в реанимации и дальнейшем развитии столь важной отрасли все же должно играть государство…