“Что значит — не проводить шествий?”

Архив 200922/01/2009

Ни один из кандидатов в президенты не признается в том, что в случае своей победы на выборах он станет строить нестандартное в смысле демократии государство. Даже Левон Тер-Петросян, несмотря на присущую ему претенциозность, обещает на сей раз уместиться в общепринятые рамки, не случайно же ввел в свою программу тезис о “нормальном государстве”, хотя само строительство как таковое чуждо его натуре. 
О цивилизованном государстве по международным меркам рассуждают охотно и другие кандидаты, а также их окружение. При этом стоило мэрии Еревана обратиться с призывом воздержаться от проведения шествий на центральных улицах и основных трассах города, чтобы не мешать свободному передвижению граждан и транспортному потоку, как некоторые тут же возмутились. 
Странно, что среди них и представитель Верховного органа АРФ Дашнакцутюн Армен Рустамян, который на своей недавней пресс-конференции заявил, что его партийцы не собираются следовать призыву мэрии. Странно, поскольку Рустамян на протяжении лет ездил в страсбурги, а значит, должен знать, как этот вопрос регулируется в цивилизованном демократическом мире. “Что значит — не проводить шествий? Тогда давайте прислушаемся и к другим призывам и не будем проводить агитацию, — “обиделся” руководитель предвыборного штаба кандидата в президенты Ваана Ованесяна. — А как еще осуществлять предвыборную борьбу? …На предвыборном этапе, в который вступает Армения, я не считаю этот призыв корректным. Все чиновники должны понять, что политическим силам необходимо полноценно использовать поле, предусмотренное для них законодательством и Конституцией. Более того, Дашнакцутюн намерена призвать все политические силы способствовать своей деятельностью активизации избирателей”. 
За счет кого или за счет чего должна происходить активизация избирателей — этот прозрачно вытекающий из его тирады вопрос А.Рустамян предпочел не заметить. Между тем в мировой практике, точнее в странах, которые давно считаются “нормальными”, существуют вполне четкие законы или по меньшей мере требования, которым должны следовать все те, кто по той или иной причине желает организовать и провести массовую акцию. Призыв ереванской мэрии на фоне мер, закрепленных на уровне разных муниципалитетов, а иногда и отдельных административных зданий в тех же США, где столь трепетно относятся к Первой поправке — свободе слова, всего лишь дружеская просьба, не более. 
“Мы признаем и стремимся защищать права всех наших граждан на свободу слова, на демонстрации и общественные собрания, однако непозволительно, чтобы эти демонстрации оказывали воздействие на рабочую обстановку”, — говорится, к примеру, в циркуляре Центра правосудия штата Огайо. В нем же подробно излагается, на какой части тротуара и в скольких футах от административного здания граждане имеют право устраивать акции. Говорится и об очевидных неудобствах — сравнительной узости тротуаров, их “непосредственной близости к проезжей части дороги”. Введены специальные регуляции для шума — не разрешается кричать, скандировать, использовать звукоусилители, музыкальные инструменты. Регламентирован и размер постеров, которые могут быть у демонстрантов. Словом, на редкость драконовский циркуляр. По крайней мере на первый взгляд. На второй — становится ясно, что ему мало чем уступают и муниципальные требования американских населенных пунктов. Все акции строго должны быть санкционированы городской администрацией. В заявку о проведении митинга включается максимальная информация — не только о месте, времени, содержании и предположительной длительности массового собрания, но и о числе его участников, запрашиваются данные спонсоров мероприятия и даже карта, на которой должно быть детально указано, какие зоны города будут заняты демонстрантами. Муниципалитет оставляет за собой право потребовать и дополнительную информацию. “Администрация города может разрешить проведение акции, но может также предъявить ограничения, касающиеся времени, места и способа проведения общественного собрания, с тем чтобы предотвратить угрозу общественному порядку и безопасности граждан, а также движению транспорта”, — говорится, в частности, в циркуляре, которому следуют городские власти и полиция американской столицы. Особое внимание в этих “антидемократических” указах и циркулярах, нередко выступающих под “шапкой” “Меры по свободе слова”, уделяется лексике и даже жестам участников массовых акций. Предъявляемые требования, говорится в одном из документов, необходимы городским властям для оптимального распоряжения своими ресурсами. Цель — “гарантировать защиту прав тех, кто упражняется в свободе слова и тех, кто желает использовать улицы, тротуары, парки и другие общественные места”… А политика одна — все имеют право участвовать в мирных акциях протеста для привлечения к себе общественного внимания, однако “с учетом необходимых ограничений”… В противном случае на передний план выступают уже “иные меры”. 
В “нормальных” странах к демократии “с учетом прав и удобств” всех участников процесса давно относятся с пониманием. В иных — грозятся построить “нормальное государство”, возмущаясь, когда им вменяют в обязанность следовать принятым в цивилизованном мире нормам. Чем не аномалия? 
Отдел политики