Что выдал “грешный мой язык”?

Архив 201028/09/2010

— остается воскликнуть А.Ашотяну
Инициатива создания в Армении школ с иноязычным обучением отныне будет регулироваться одним законопроектом — “О внесении изменений в Закон “Об образовании”. Поправок к Закону “О языке” не будет, заявил на состоявшихся вчера парламентских слушаниях председатель НС Овик Абрамян.

“Перед нами стоит задача сохранить национальную самобытность, язык, наследие, избежать очередных рисков ассимиляции и отчуждения”, — сказал спикер. “С другой стороны”, он подчеркнул задачу, заключающуюся в том, чтобы “не ограничивать международное сотрудничество, обмен опытом в воспитании поколений”, и вообще — необходимость “быть гибкими, быстро реагирующими и конкурентоспособными в вопросе образования”. По словам О.Абрамяна, законодательный пакет был обстоятельно рассмотрен с президентом и правящей коалицией, за основу были взяты следующие подходы — в законопроекте “О внесении изменений в Закон “Об образовании” следует закрепить понятия альтернативной, авторской, экспериментальной и международной программ образования…
Глава НС подчеркнул, что образование по альтернативным и международным программам должно строиться на “основе сформированного армянского языкового мышления” — “преподавание армянского языка и арменоведческих предметов на армянском языке должно быть обязательным для граждан Армении и соответствовать государственным образовательным стандартам”. “Я думаю, это может создать возможности для армян диаспоры, чтобы они получили образование на родине”, — заключил Абрамян. И добавил: “Я думаю, любое стремление к прогрессу оправдано, если видны перспективы и результаты, и я уверен, что сегодняшнее обсуждение в первую очередь будет направлено на их выявление”. Иначе говоря, на выявление радужных перспектив и результатов.
По первым впечатлениям, однако, слушания высветили одну перспективу — неспособность договориться вокруг иноязычной школьной инициативы и иноязычия в целом. Характер дебатов предопределило обвинение, брошенное в лицо министру образования.
“Тот, кто плохо владеет родным языком, плохо владеет или вообще не владеет иностранными языками, и наоборот, — заявил глава кафедры по арменоведению факультета UNESCO Ереванского госуниверситета Гарегин Чугазсян. — Вы, г-н министр, очень плохо владеете родным языком, не в состоянии нормально формулировать свои мысли, часто употребляете иностранные слова и выражения, эквиваленты которых существуют в армянском языке. Значит, вы не владеете или плохо владеете и иностранными языками. Вот я, например, владею четырьмя иностранными языками, преподаю одновременно на всех них, однако прекрасно говорю на своем родном языке”. Чугасзян на самом деле толковый человек и специалист. При этом он, как выясняется, не страдает никакими комплексами — скромностью в частности. Эквиваленты этого слова на остальных двух известных ему языках он, несомненно, сам подберет (как звучит скромность на армянском — думаю, знает “даже” министр Ашотян).
Однозначно глава образовательного ведомства раздражает Чугасзяна — впрочем, он и сам сказал об этом, сославшись на детей, которые, слушая по телевизору или радио Ашотяна, могут подумать, что в Армении есть шанс стать министром и без хорошего знания родного языка.
“Как может человек, не владеющий армянским, непосредственно возглавлять сферу, координирующую преподавание этого языка?” — возмущался оратор, а затем призвал руководство страны “задуматься” о переводе Ашотяна на иную должность — более соответствующую уровню его образования и возможностям. Это предложение участники слушаний из числа оппонентов иноязычной школы встретили овациями.
Министр образования вынужден был “оправдываться” — он пояснил, что, дескать, в науке вполне нормально сосуществуют два способа использования языков — первый, когда язык используется с употреблением иностранных фраз и терминов без перевода, и второй, когда все иноязычные термины переводятся… “Оба этих метода вполне приемлемы в науке и имеют свои научные названия, а выбор каждого из них зависит от личности”, — спокойно сказал Ашотян. Но, не сдержавшись, заметил, что как врач он мог бы поставить диагноз Чугасзяну, однако как человек воздержится от этого…
…Присутствующих волновал вопрос, почему проект поправок к Закону “О языке” уже не рассматривается. По словам министра, этот закон будет реформирован отдельно, независимо от законодательной инициативы по открытию иноязычных школ. Очевидно, было принято политическое решение — не смешивать два проекта во избежание еще больших спекуляций…
Связано ли качество образования с языком образования? — глава образовательного ведомства считает такую постановку вопроса провокационной. “Качество образования не зависит от языка образования — это аксиома, — сказал он. — …Речь не о том, чтобы преподавание было на иностранном языке, а всего лишь о том, чтобы владеть иностранными языками, и эту задачу можно решить и в армянской, и в любых других школах…”
Министр привел данные исследования, согласно которым в Армении по сравнению с Грузией и Азербайджаном самое слабое знание иностранных языков в возрастной группе от 16 до 35 лет.  Остается в очередной раз удивиться упорному сопротивлению “иноязычной” инициативе. Отметим, что законопроект о внесении изменений в Закон “Об образовании” предусматривает создание в Армении чуть более десятка школ с иностранным языком обучения. К тому же речь не о начальной, а о старшей школе. Иначе говоря, учащиеся этих школ будут иметь сформированное армянское языковое мышление… Как эти несколько школ могут представлять угрозу для всей системы образования, когда в стране функционируют более 1400 национальных школ, — на этот вопрос никто из оппонентов инициативы не дает, на наш взгляд, убедительного ответа. Не скроем, особенно удивляет критика со стороны интеллектуалов, того же Чугасзяна — уж он-то, казалось, должен был понимать, что Армения не может позволить себе “роскошь” замкнуться в своих горах, рассчитывая на “самородков”, способных самостоятельно выучить несколько иностранных языков, овладеть за счет них наукой и пробиться на международную арену. Единицы не решат проблемы — нужен процесс, когда доступ к мировым знаниям и к литературе не ограничен языковыми барьерами.
Иностранные языки — всего лишь “ключ”, средство выхода из скорлупы замшелой невежественности. Кстати, уважаемый нами Чугасзян, который, бесспорно, замечательно владеет родным языком, несколько лет тому назад в интервью “НВ” употребил как минимум одно иностранное слово — “кластер” применительно к высоким технологиям. Так что будем из этого делать вывод?..
Отдел политики