Что такое армянский эфир?

Архив 201013/03/2010

Проблемы армянского телевидения раззадорили многих представителей армянской интеллигенции. Среди них и доктор филологии Гарник АСАТРЯН, недавно выступивший с громкой статьей в одной из местных газет (в сокращенном варианте  предлагаем ее нашему читателю).

И хотя уже некоторые меры для очистки и облагораживания телевидения уже приняты, положение пока весьма далеко от некоей желаемой нормы. Размышления профессора Г.Асатряна привлекают многоаспектностью подхода. Ведь действительно качество армянского ТВ — это далеко не только криминальные сериалы и срамные кадры. Поэтому автор и дает реалистические и конкретные предложения. Общие для всего телеэфира.

Катастрофическое состояние армянского эфира и его если не антинародный, то уж совершенно точно не народный характер, кажется, не оставляет места сомнениям. Отрадно видеть, что этот вопрос общенациональной важности стал уже предметом озабоченности государства. Директивы президента по наведению порядка в этой сфере, по сути, у нас первый серьезный опыт. Основной продукт армянского телеэфира можно разделить на три группы.
Первая. За исключением, пожалуй, телекомпаний “Айреник” и “Ар”, основное эфирное время отведено демонстрации фильмов, созданных на скорую руку, без какой-либо предварительной подготовки, бездарно и исключительно на жаргоне. Их два типа: “семейные” сериалы, стремящиеся сделать общенациональной нормой быт и нравы городского плебса, и, так сказать, картины, посвященные “воровскому” миру, тиражирующие его поведенческую модель и жаргон. Основной лейтмотив этих фильмов — образ жизни “крестных отцов”, воплощенных более или менее известными актерами. Они же регулярно взирают на нас с рекламных роликов — проникновенным взором пророка Моисея, ищущего Землю Обетованную.
Свою работу авторы этих фильмов мотивируют общественным спросом. Следуя этой логике, можно заполонить эфир индийскими или порнографическими фильмами, утверждая, что определенная часть общества любит подобное кино. И тем не менее, вопреки распространенному мнению о том, что наш народ более склонен к рабису и “бытово-блатным” эпопеям, я более чем убежден: если подобные предпочтения действительно существуют, то их насаждают искусственно в течение последних двух десятилетий. На самом же деле нашему народу подобное “искусство” чуждо.
Городской плебс и криминал составляют ничтожную часть нашего общества. Так нужно ли предпочтения меньшинства навязывать большинству?! Более того, подобных “крестных отцов” в Армении нет: наши крупные и мелкие — независимо от их уровня и образовательного ценза, повадок и действий их охраны — отнюдь не “крестные отцы”. И, слава богу, к миру криминала (в преподносимом смысле) они отношения не имеют. Стало быть, сериалы, которые преподносят сегодня нашему народу, лишены даже реального основания. Армения — это не Америка и не Россия: если какая-нибудь разборка (вроде тех, что показывают в фильмах) с погонями, стрельбой и кровопролитием когда-нибудь и произойдет в Армении, то, несомненно, она станет предметом всенародного обсуждения.
К слову сказать, сериал об армии тоже никуда не годен: все то же ржанье, пустопорожний треп и пошлые шутки. Героический образ армянского воина, в частности пограничника, в фильме абсолютно не освещен.
По сравнению с этим латиноамериканские сериалы — это просто роскошь. Они хотя бы звучат на литературном армянском.
Другой “ингредиент” армянского телеэфира — это шоу, построенные в основном на комизме ситуации, вульгаризмах и кривлянии, начисто лишенные какой-либо ценности и вообще настоящего юмора (хотя укатывающаяся от хохота масса скорее напоминает тифлисский институт платных плакальщиц — просто эти гогочут). Юмор, как правило, выражается в слове — сравнениями, тонким намеком, неожиданными метафорами, а не непристойными жестами, мимикой и уж тем более не матом.
Третью группу составляют бесконечные беседы “звезд” друг с другом, их “хохмочки” и взаимные комплименты, бессмысленная, пустая болтовня. И ведь мало нам было этого, так еще подключился Лос — налажен телемост, раздувший до трансатлантических масштабов этот корешовский треп с фамильярностью, жеманством и лексикой, более подходящей пьяному хашному застолью.
Вот это и есть квинтэссенция армянского эфира, не считая транслируемые на более или менее нормальном языке информационные и аналитические передачи, составляющие очень малую часть эфирного времени.
В целом же, чтобы сделать проблему более зримой, я бы хотел привести следующее сравнение. К примеру, никогда не имевшее государства, не создавшее больших культурных ценностей, состоящее в основном из кочевых племенных конфедераций курдское сообщество сегодня имеет более тридцати спутниковых телеканалов — все без исключения на несколько голов выше армянских по качеству передач, кадровому составу, художественному оформлению и, наконец, национальному пассионарному заряду. Я говорю это, в частности, к сведению тех “патриотов”, которые возводят историю армянского народа к эпохе формирования кроманьонского человека и на полном серьезе считают язык шумеров диалектом армянского, а урартские клинописи “читают” по-армянски.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК И ЖАРГОН
Почему-то принято считать, что если крестьянин, житель рабочей окраины или представитель криминального мира говорит соответственно на диалекте или жаргоне, то и их кинообразы не могут говорить на литературном языке. Истинное художественное произведение, будь то литература или изобразительное искусство, никоим образом не может пострадать от литературного языка. Оттого, что милиционер и крестьянин в фильме “Мы и наши горы” говорят на литературном армянском языке, художественная ценность картины ни на йоту не уменьшилась. Жаргон, просторечие, диалект и даже ругательство (исходя из ситуативного подтекста) позволительны, если не переходят границы дозволенного и вытекают из логики сюжетной основы и художественной сверхцели произведения.
Думаю, причина того, что у нас жаргон стал основным языком кинематографии, в основном кроется в факте широкого применения криминального жаргона в российских сериалах. Однако в действительности русский криминальный или профессиональный жаргон — совершенно иное явление: это своеобразное отображение истории русского народа, сформировавшееся в течение веков и имеющее четкий культурный пласт. Это даже не воровской сленг, существующий во всех тюрьмах мира (в том числе в Армении), а, если хотите, цивилизационный элемент. Русский жаргон и просторечие являются составляющими общенационального русского языка, результатом своеобразной интерпретации исконной лексики русского языка (в основном славянского происхождения). Вот почему заимствованное из криминального жаргона известное выражение В.Путина “мочить в сортире” отнюдь не звучит пошло, а является своего рода посланием террористам, выражающим твердую политическую волю бескомпромиссной борьбы с ними. Соответствующая мысль на армянском могла бы быть выражена нецензурной лексикой, что звучало бы совершенно неадекватно и недопустимо в армянской речи.
А что такое армянский жаргон? Грубый и пошлый набор слов, заимствованных из искаженных словоформ русского, турецкого и даже курдского языков. Звучащие круглосуточно в нашем эфире исковерканные слова ничего общего не имеют с армянским языком и армянской культурой. Такой язык — яркий пример “антикультуры”.
Пропаганда жаргона — поистине бедствие для нашего народа не только с точки зрения искажения языка, но и, что намного опаснее, в плане прививания молодому поколению недопустимых поведенческих норм и неадекватного мировосприятия.

ЧТО ДЕЛАТЬ?
Главный вопрос, который обсуждался — запрет на эротические фильмы, — это перевирание проблемы, ее перестановка с ног на голову, тем более что поставить перед подобными фильмами заслон невозможно: на рынке и в интернете полно такой продукции. Единственное, что можно сделать, — это время их показа ограничить законом — с двух-трех ночи до пяти утра. Также нужно строжайше запретить фильмы и передачи, содержащие пропаганду гомосексуализма в любой форме. В рамках закона следует раз и навсегда исключить показ фильмов, целенаправленно насаждающих образ жизни, нравы и язык криминального мира, как и вообще любые передачи на жаргоне и ненормативном разговорном языке, в том числе и вышеупомянутые шоу. Развлекательные и юмористические передачи должны строиться с учетом сохранения чистоты языка и устной речи, а также нравственных и этических норм.
Созданию в Армении телеэфира нового образца, нацеленного на защиту национальных интересов и воспитание достойных граждан, могут, по моему убеждению, способствовать конкурсы на лучшие сценарии сериалов, пропагандирующих и освещающих работу полиции и (в то же время) выявляющих и критикующих пороки правоохранительных органов, таможенной и налоговой служб. Хорошо бы создать образы неподкупных и самоотверженных, достойных подражания полицейских, следователей и т.д. К сожалению, представления нашего народа о полиции и органах безопасности не выходят за рамки примитивных стереотипов о милиционере-гаишнике, “шестом” отделе и “Ка-Гэ-Бэ”.
Думаю, было бы полезно создание многосерийных приключенческих фильмов об армянских разведчиках (контрразведчиках) и армии. Причем можно обратиться к жизни и деятельности реальных героев-разведчиков (Овакимян, Агаянц, Багдасарян, чета Варданян и многие другие), сыгравших большую роль в истории советской разведки. Также крайне необходимы приключенческие сериалы на темы, связанные с недавней армянской историей (к примеру, фидаинским движением в Западной Армении).
Нужно, наконец, обратить особое внимание на широко используемый ныне чуждый или искусственный ономастикон — армянские персонажи никак не должны то и дело зваться Зитами, Гитами, Славиками, Князьями и проч. Особенно вульгарна и противоречит нормам армянского языка сокращенная форма имен — Рубо, Асо, Мко, Ово, Ано, Або, Рудо и т.д., восходящая к курдскому звательному падежу.
Функция контроля над телевидением, радио, кинематографией, направленными на пропаганду (контрпропаганду) и воспитание гражданина, является неотъемлемой прерогативой государства, вне зависимости от общественного строя. Здесь не могут действовать исключительно коммерческие критерии. Информационная сфера имеет стратегическое и в высшей степени актуальное значение, особенно для малых народов, защищающих свою национальную идентичность и безопасность. А Армения вдобавок ко всему находится еще и в сложной историко-политической ситуации, вследствие чего гражданский дух приобретает первостепенное значение. Посредственные шуты никак не могут способствовать становлению страны.
(С сокращениями)