Что сулит Карабаху армяно-турецкое потепление?

Архив 200905/09/2009

Предварительное подписание армяно-турецких Протоколов в Карабахе в целом было воспринято положительно. Многие там высказались в пользу открытия границы и установления дипотношений. Армянские политологи тоже полагают, что карабахскому урегулированию армяно-турецкое потепление уж точно не повредит.
Так уж получилось, что договоренности между Турцией и Арменией, касающиеся подписания “Протокола об установлении дипотношений” и “Протокола о развитии двусторонних отношений”, были обнародованы 1 сентября, а уже 2 сентября политическое руководство Армении встречало в Карабахе — на празднествах по случаю Дня независимости НКР. Стало ясно, что политические консультации Ереван — Степанакерт продолжились “по горячим следам” уже в НКР. Более того, уже в праздничный день, давая интервью журналистам, президент НКР Бако Саакян отметил: “Естественно, мы в Карабахе внимательно следим за армяно-турецкими отношениями, вернее, за искренним стремлением Армении строить эти отношения. И, думаю, этот процесс еще раз продемонстрирует международному сообществу, какой народ в действительности выступает за налаживание конструктивных отношений”. Правда, при этом он с сожалением отметил, что “пока мы имеем дело с такими странами, в частности с Турцией, где обман является частью политики”.
Думается, подобное заявление президент НКР сделал неспроста. Армяно-турецкие отношения — отдельный от карабахского урегулирования процесс. Но если вдруг такая фигура турецкой дипломатии, как министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу, пытается увязать открытие армяно-турецкой границы с открытием армяно-азербайджанской, реакции из Степанакерта приходится ждать незамедлительно.
“Мы знаем, что обнародованы предварительные договоренности, которые должны превратиться в соглашение, вместе с тем знаем, какие комментарии поступили от должностных лиц Турции. Это не может внушать нам надежду на построение честных и искренних отношений”, — сказал президент НКР. Но главное, что, по мнению Бако Саакяна, “Армения и армянский народ выйдут из этого процесса с выигрышем, потому что настроение и намерения Армении честны. Все это подтвердит международному сообществу нашу добрую волю иметь нормальные отношения не только с Турцией, но и всеми странами и народами”, — подчеркнул Бако Саакян.
Карабах всегда выступал и выступает за налаживание мирных отношений со всеми соседями армян, включая тот же Азербайджан. Неконструктивная позиция соседей зачастую срывала мирные армянские планы, но власти и Армении, и НКР не раз высказывались за восстановление добрососедских отношений со всеми своими соседями — причем без всяких предусловий.
Карабах отреагировал на армяно-турецкое сближение в целом положительно — есть очень много мнений из политических и общественных структур НКР, которые приветствуют шаги, направленные на армяно-турецкое потепление. Так, председатель Общественного совета по внешней политике и безопасности НКР Масис Маилян отметил, что “важным позитивным моментом Протоколов является отсутствие в них прямой связи между нормализацией армяно-турецких отношений и урегулированием нагорно-карабахского конфликта”. По его словам, “Азербайджан в результате армяно-турецкого сближения станет сговорчивее в переговорном процессе по Карабаху, что позволит быстрее достичь мирного соглашения”.
Вообще, по оценкам многих армянских, в том числе и карабахских, политологов, одним из основных плюсов армяно-турецких Протоколов считается именно то, что они подтверждают: в Турции вопрос армяно-турецких взаимоотношений отделен от карабахской проблемы. И сколь бы изощренно турецкие и азербайджанские политологи, аналитики и разного рода эксперты ни пытались увязать вопрос Карабаха с достигнутыми договоренностями, в Протоколах невозможно найти слово “Карабах”, даже с лупой! То, что написано черным по белому, уже написано — и обсуждать следует именно это, а не домыслы и попытки оправдаться определенных турецких и азербайджанских чиновников.
Турция сегодня вынуждена делать противоречивые заявления: одни из них направлены на “внутреннее потребление”, другие — на Азербайджан, третьи — это заискивания перед Европой, другие — это выполненные обязательства перед США и так далее. В Армении часто любят говорить, что здесь не могут вершить самостоятельную политику. Сегодня в мире найдется всего 2-3 страны, которые могут позволить себе вести самостоятельную политику, и Турция явно не в их числе. По мнению того же Масиса Маиляна, “мировое сообщество по сути принудило Турцию пойти на такое потепление”.
А все разговоры о том, кто выиграет от сближения или проиграет, по сути, несерьезны. Армения наконец вступила в процесс, который сама же инициировала. Отношения развиваются дальше, и нормально то, что процесс идет, а Армения в нем играет далеко не роль “ведомого”. Как сказал на встрече с журналистами политолог Александр Искандарян, “сегодня НКР — это политическая сила, влияющая на процесс принятия решений в Армении зачастую больше, чем США, Россия и ЕС”.
Тогда случайно ли то, что именно в НКР поехал Серж Саргсян после опубликования документов? Случайно ли, что сопредседатель МГ ОБСЕ Фасье исключил возможность посредничества Турции в процессе урегулирования карабахского конфликта, напомнив, что Азербайджан и Турция выступают как “одна нация, два государства” и однозначно сказав: “Посредничество Турции в этом процесс невозможно, а урегулирование карабахского конфликта и нормализация отношений между Анкарой и Ереваном должны быть рассмотрены как два отдельных процесса”. И случайно ли, что именно в присутствии Сержа Саргсяна президент Карабаха отметил: “Нет оснований сомневаться в том, что сегодня сопредседатели Минской группы ОБСЕ в действительности желают довести процесс урегулирования до логического конца. Но при нынешнем поведении руководства Азербайджана переговорный процесс не может быть активным, поскольку основная сторона конфликта не представлена на переговорах. И только лишь после восстановления формата переговорного процесса мы можем говорить об активизации переговоров.”
Думается, после этих слов несложно понять, что еще изменится в региональных процессах после открытия армяно-турецкой границы…
Карин СТЕПАНЯН