Что произошло в Цюрихе?

Архив 200913/10/2009

Почему Давутоглу широко улыбался, а Эдуард Налбандян был как в воду опущенный?

Этот вопрос стал едва ли не главным предметом начавшихся вслед за подписанием протоколов внутриполитических обсуждений. Версии самые разные, но при этом для противников подписания вывод один — президенту не надо ехать в Бурсу.

По словам руководителя Центрального офиса “Ай Дата” и офиса по политическим вопросам АРФД Киро Манояна, Турция пока далека от намерения открыть границы. Об этом, по его словам, свидетельствует заявление турецкого премьера Реджепа Тайипа Эрдогана, который буквально за день до подписания протоколов заявил, что Турция не откроет границу, пока в карабахском вопросе не будет прогресса. “Поэтому для поездки Саргсяна в Турцию нет никаких оснований, особенно после того как турецкая сторона попыталась представить свои предусловия в Цюрихе”, — отметил он, пообещав, что АРФ Дашнакцутюн намерена провалить процесс ратификации армяно-турецких протоколов в армянском парламенте и продолжит борьбу всеми политическими и конституционными методами. “С этой целью партия организует большой митинг на площади имени Шарля Азнавура в Ереване”, — сообщил Маноян, оговорившись, что к позиции самого Азнавура выбор места для митинга отношения не имеет. Выразив удовлетворение акцентами, расставленными в тексте послания президента РА в связи с подписанием протоколов, Маноян тем не менее отметил, что на решимости Дашнакцутюн начать новую волну борьбы, на этот раз против ратификации, этот факт не скажется.
Маноян выдвинул собственную, отличную от официальной, версию произошедшей в Цюрихе задержки подписания. Напомним, что все остальные источники, в том числе и зарубежные, подтверждают официальную версию отечественного МИД, согласно которой задержка была связана с попыткой турецкой стороны включить в итоговое заявление определенную формулировку, которая была неприемлема для армянской стороны, и в результате длительных переговоров было принято решение не выступать с устными заявлениями. Маноян же заявил, что речь на самом деле шла не об устном выступлении турецкого министра, об этом наша сторона и не узнала бы, а о попытке турецкой стороны внести оговорку в тексты самих протоколов. По его словам, турецкая сторона передала эту оговорку министру иностранных дел Армении Эдварду Налбандяну за несколько минут до выхода из гостиницы, именно поэтому Налбандян задержался и в итоге церемония состоялась с опозданием. К.Маноян сообщил, что в результате позиции армянской стороны в протоколы не были внесены какие-либо изменения, но он уверен, что нам надо было воспользоваться этим обстоятельством и не подписывать протоколы.
С этим мнением не согласен директор Армянского центра стратегических и национальных исследований Ричард Киракосян, который считает, что Турция именно на это и рассчитывала. “Затягивание подписания стало своеобразным тестом Турции для Армении и сверхдержав, которая хотела увидеть реакцию противоположной стороны. Попытка Анкары провалилась, поскольку армянская сторона пригрозила, что в случае продолжения провокаций с турецкой стороны прямиком отправится обратно домой. Своим маневром Турция лишь вызвала недовольство сверхдержав, оказавшись в роли проигравшей стороны”, — считает он, отмечая, что происшедшее в Цюрихе стало лишь первым шагом турецкой стратегии и она продолжит свою игру с Арменией по представлению ей новых требований при любом удобном случае.
Он также обратил внимание на то, что, если швейцарцы и американцы помогли армянскому министру, то русские и европейцы остались в стороне. “В этом и была причина того, почему министр иностранных дел Турции Ахмед Давутоглу улыбался, а министр ИД Армении Эдвард Налбандян был таким серьезным”, — полагает Киракосян.
По мнению эксперта, возможно, что турецкий парламент затянет с ратификацией протоколов как минимум до начала следующего года. “Причиной этого является то, что после ратификации документов армяно-турецкая граница должна быть открыта максимум в течение 60 дней. По всей видимости, Турция будет ждать следующего года для того, чтобы увеличить свою политическую силу в контексте приближения 95-летия геноцида. Турция весьма обрадована тем, что раздор имел место не только между Арменией и диаспорой, но и внутри страны. Особенно важно то, что в результате этих нежелательных для нас процессов Армения в глазах Турции несколько ослабла”, — полагает Киракосян, отмечая, что Турция уважает силу, а не слабость, поэтому мы должны быть сильными в этой борьбе, особенно на фоне того, что действия Турции в Цюрихе уже показали ее истинное лицо.
Тамара ОВНАТАНЯН