Что пользы в светильнике, накрытом горшком?

Архив 201130/06/2011

“Армения” и “арменийцы” оставили Индонезию за кормой и плывут к Шри-Ланке и Индии. Вокруг Бенгальский залив, не слишком ласковый. Разве что бенгальских тигров нет. Но маршрут — дело святое, не говоря уже о целых задачах кругосветки. О превратностях маршрута рассказывает Зорий БАЛАЯН.

Как все-таки было интересно в советское время, когда, бывало, соберется интеллигенция на кухне подальше от сексотов (секретных сотрудников) и за водкой, иногда за чаем, страстно критиковала все и вся: и пятилетки, и госплан, и лозунги… Кстати, лозунги, действительно, были просто дурацкие, типа “Пятилетку — за два года!” или “Нынешнее поколение будет жить при коммунизме!” Помнится, на Камчатке, где, думаю, сексотов не было вообще, кто-то поднялся на крышу, где был установлен огромный щит с лозунгом о близком коммунизме, и вписал после слов “нынешнее поколение” слово “хочет — не хочет”. Но вернемся к пятилеткам и госплану. Тут дело дошло до того, что под шумок мы уже само понятие “план” не воспринимали. С иронией говорили о плановом хозяйстве. Но вот что чудно. С водой выплеснули и ребенка. Издевались уже над самим словом “план”. А ведь это от латинского “плоскость”. На плоскостях чертили какие-то проекты, масштабы и все такое прочее. Вся философия коряков и чукчей, алеутов и ительменов сводится к тому, что зимой бывает холодно, а летом — тепло. Вот и надо думать, чтобы зимой не погибнуть. Надо, оказывается, короткое лето так с толком использовать, чтобы и впрямь зимой не умереть. Так что без плана никак не обойдешься. Просто нельзя его опошлять и доводить до абсурда.
Зная обо всем этом, мы планировали нашу кругосветку начать, конечно, с маршрута. То есть с самого главного. Нас упрекают. Потом я обнародую имена. Речь о людях, сведущих в нашем маршруте. Говорят: “Неужели нельзя было обойти стороной этот страшный участок?” То есть всю Юго-Восточную, Южную и Юго-Западную Азию с коварным Аравийским морем. Мы знали обо всем этом. И о пассатах, и о встречном течении, и даже о пиратах. В третьем томе “Киликия”: Возвращение” я поместил карту с маршрутом нынешней кругосветки. А начерчена и подписана была эта карта за пять лет до старта “Армении”. Мы уже тогда знали, какие сложности будут у нас в завершающей части маршрута. Нет, нельзя было обойти стороной. Тысячу раз повторял: “Это не голое, не самоцельное, не чисто спортивное кругосветное плавание. Это экспедиция по невероятно трудным дорогам спюрка”. И если бы отказались от участка Юго-Восточной и Юго-Западной Азии, то просто-напросто потеряли бы уважение к себе.
Именно в этой части Мирового океана начались первые и самые трудные морские маршруты спюрка. Ведь в 387 году на глазах у двадцатисемилетнего Месропа Маштоца наши предки, став в одночасье беженцами, рассеялись по дорогам Армянского нагорья. Основная же и большая часть морских и океанских переходов началась именно здесь, где давно уже плывет “Армения”. Еще раз вспомним географию. Яванское море. Вся западная часть Южно-Китайского моря, Малаккский пролив, Сиамский залив, Бакбо, Андаманское море, Бенгальский залив, Аравийское море. Эти воды омывают берега многих стран, где обосновались армяне. И среди них, конечно, в первую голову Индия. И, как мы узнали из надгробной эпитафии Якоба Шамира, не только он, но и практически все наши соотечественники пришли, приехали, приплыли не из Армении, не из Арцаха (как Овсеп-Ованес Амирханян), а из спюрка. Больше всего из Джуги. И началось это в конце ХVI века, когда Шах-Аббас изгнал армян Нахичевани, большей частью джугинцев.
Кстати, почему мы упорно Нахиджеванскую Джугу называем Старой Джугой? Ведь армяне из Джуги, изгнанные в Исфаган, назвали построенное ими поселение в честь родины предков Новой Джугой. Как Новая Нахичевань в Ростове-на-Дону, и этим уже отличается от истинного названия родного очага. А Джугу мы сегодня должны называть Нахиджеванской, помня о том, что вандалы XXI века снесли с лица армянской земли не просто хачкары, являющиеся памятниками мировой мемориальной архитектуры, но традиционным надгробьем на могилах армян. И вандалы сделали это, воспользовавшись нашей преступной пассивностью, слепотой и глухотой ЮНЕСКО. Сегодня мы должны показать миру армянские следы, которые являются исключительными свидетельствами того, что практически все армяне здесь были выходцами из Нахичеванской Джуги. Что же касается трудностей маршрута на этом участке, то мы и не отрицаем это. Действительно, он тяжелый и еще тяжелее будет потом.
Достаточно посмотреть сейчас, что творится при входе в воды Бенгальского залива. Вот уже четвертый день, можно сказать, яхта стоит на месте. За это время ветер ни на йоту не менял своего встречного направления. Вдобавок еще и течение встречное. Так было в самом Малаккском проливе, так продолжается и сейчас. В такие дни на душе очень скверно. Как-никак речь идет о графике, о том самом плане, о договоренностях. Мы ведь уже и на мотор перестали рассчитывать. Проходят мимо огромные, как горы, суда и завидки берут. Мощные моторы с винтами, похожими на крылья альбатросов, на бешеной скорости обгоняют нас, часто приветствуя нас гудком.
И все равно мы не могли идти другим маршрутом. Тут ведь дело не в том, чтобы сойти на тот или иной берег и снимать армянские памятники. Все равно мы сами все не сможем снять. Хотя подобную задачу мы пытаемся решить с помощью посольств, консульств и предводителей армянских паств. То, что не сумеем снять сейчас, мы сможем снять после, не обязательно плавая на судне. Ведь идея снять на пленку все без исключения 1700 церквей сама по себе и важна, и бесценна, и реальна. Так что надо хотя бы коснуться бортом берега всех островов, материков, стран, где жил и живет спюрк. Коснуться бортом с месроповскими буквами, армянским крестом, знаком вечности и названием родины.
Следующая остановка — индийский порт Кочин. Это надо пройти поперек Бенгальского залива. Обойти остров Шри-Ланка. Как сейчас помню, в 1973 году читаю в газетах, что остров Цейлон стал Шри-Ланкой. Как-то обидно стало. Вроде я тридцать семь лет жил при Цейлоне, любил очень дорогой цейлонский чай и вдруг на тебе — Шри-Ланка. Но обида прошла быстро, ибо чай, наверное, по-прежнему называется цейлонским.
Однако до Шри-Ланки еще целая вечность. Этот Бенгальский залив просто так называется заливом. По площади в нем можно разместить пять Черных морей. Когда уже был окончательно готов маршрут кругосветки, то в течение трех месяцев собирал я материалы о географических пунктах, находящихся на маршруте. Однако все не объять, много интересного выпадает из репортажей и, знаю, не попадет в книгу.
А жаль. Разве не интересно знать, что бенгальским называется не только залив. И даже не только огонь. Между прочим немногие, наверное, знают, что мудрые индусы использовали тот самый бенгальский огонь, то есть пиротехнический состав, вовсе не для забавы у новогодней елки на горе бедным пожарникам, а для световой и цветовой сигнализаций. Смесь этого состава засыпалась в бамбуковую трубку и зажигалась.
Есть бенгальский язык, на котором сегодня говорит народ из Бангладеша. Есть Бенгалия, разбросанная по Индии, Бангладешу, Пакистану. Все это до 1757 года было одной страной, но когда пришли британцы, ее назвали Британской Индией. И 190 лет спустя, в 1947 году, страну эту расчленили, и с тех пор взрываются бомбы, льется кровь. Это называется “привносить в дикий край цивилизацию”. Хотя, конечно, Индия выиграла войну, навязанную ей.
Да, действительно, сложный у нас маршрут. Сложна и история стран, находящихся на нашем пути. Мы их тщательно изучили. Узнали даже о том, что англичане с недоумением говорили индусам, мол, чем вы недовольны, мы же вам принесли науку, ученость. А те отвечали индийской мудростью: “Что пользы от учености, направленной на зло?” Когда говорили, мол, мы же вам принесли свет, просвещение, то им опять же индийской философией: “Что пользы в светильнике, накрытом горшком?” Когда в Лондоне Махатму Ганди спросили о том, как это получается, что плохо вооруженный народ побеждает могущественную империю? — на это Великий дух (так именно переводится Махатма) ответил одним предложением: “Сначала вас игнорируют, затем над вами смеются, затем с вами сражаются, а затем вы побеждаете”. Вот такая эта самая философия у народа Индии, куда, с великим трудом преодолевая встречный ветер и встречное течение, направляется парусник “Армения”.
Индийский океан