Что первично — яйцо, курица или их качество?

Архив 201024/06/2010

Яйцо — совершенно уникальный продукт, содержащий белки, жиры и углеводы, минералы и витамины в пропорции, идеально соответствующей всем потребностям человеческого организма. Природа сотворила этот поистине бесценный продукт таким образом, что накопление в организме содержащегося в нем холестерина предотвращает лецитин, тоже содержащийся в яйце. Словом, с какой стороны ни глянь, в нашем пищевом рационе аналога яйцу нет, и это сознавали еще наши предки, называя его “маленьким солнцем, заключенным в скорлупе”. В Древнем Риме каждую трапезу начинали с яйца, то есть “ab ovo”, что означает “начинать сначала”. Кстати, вопрос о том, что первично — яйцо или курица, тоже давно волновал человечество. Последователи дарвинского учения об эволюции утверждали, что если человек “родом” из белка, то уж курица тем более.
Однако сегодня людей волнуют не научные “околояичные” гипотезы, а само качество этого продукта, который по-прежнему остается в числе самых востребованных во всем мире.

В 1988-89 годах каждый советский гражданин потреблял в среднем до 170 яиц в год, то есть 5-6 ячеек. Парадокс заключается в том, что в эти “апофеозные” годы горбачевской перестройки яйца тоже были дефицитом, и каким образом был достигнут столь высокий уровень их потребления, остается одной из тайн изворотливой советской статистики.
После обретения независимости вплоть до 1998 года потребность в яйцах в Армении на 70% удовлетворялась за счет импорта, преимущественно из Ирана. А с апреля 2001 года ввоз яиц полностью прекращен, более того, их даже стали вывозить за рубеж. Таким образом птицеводческий рынок Армении формировался единственно верным и разумным путем — методом саморегулирования без навязчивых директив, циркуляров и указаний свыше. По данным Национальной статистической службы РА, в 2009 году в Армении было произведено на потребление 578 миллионов штук яиц, что более чем достаточно на покрытие потребностей внутреннего рынка, но тем не менее на 30 миллионов меньше, чем производили в Армении 20 с лишним лет назад в условиях тотального дефицита.
В чем секрет? Почему, когда яиц производили больше, их всегда остро не хватало? Помнится, как в канун новогодних праздников приходилось ходить с челобитной в продуктовую “мекку” — всемогущий “Армптицепром” и слезно выпрашивать для редакционного коллектива заветные ячейки и пухлые куриные тушки. А теперь, когда общее производство всех наших фабрик все же отстает от советского “опта”, предложение на курино-яичном рынке Армении явно и устойчиво опережает спрос. Логичное объяснение этому есть: сегодня продуктовый рынок достаточно разноассортиментен и хорошо насыщен, с дефицитом окончательно покончено, у яиц появилось много пищевых альтернатив, к тому же разнообразие кондитерского ассортимента отвратило наших хозяек от пирогов и тортов собственной выпечки. Словом, яйцам в нашем ассортименте пришлось потесниться, а зажиточные гурманы вообще стали отдавать предпочтение перепелиным, фазаньим и даже индюшачьим яйцам и прочей желто-белой экзотике.
Радуясь изобилию птичьей продукции на наших прилавках, все-таки следует прислушаться к заключениям и предостережениям экспертов. А они настаивают на том, что переизбыток любого продукта на прилавках в условиях слабого контроля, а порой и его полного отсутствия неизбежно приводит к снижению его качества, а следовательно, прямой угрозе здоровью населения.
Сегодня в любом магазине продукция всех птицеводческих хозяйств, включая крупные птицефабрики, представлена очень широко. Чтобы не растеряться в этом “море” яичного предложения, покупатель руководствуется усвоенными издавна принципами: красная марка — диетическое яйцо, синяя — столовое, О — отборное, 1 — первосортное, 2 — второсортное. Однако этих “азов яйцезнания” на поверку не всегда достаточно. На многих прилавках мирно угнездились яйца вообще без всякой маркировки. Все попытки выяснить возраст этого продукта натыкаются на плотно “замкнутые” коробки, вскрывать которые бдительные продавцы не разрешают. Автор этих строк недавно приобрела в одном из супермаркетов коробку яиц и обнаружила, что они были произведены в середине марта. Менеджер магазина заявил, что в соответствующих условиях они могут храниться более 3-х месяцев. Но кто при этом поручится, что условия были соответствующие? Во всяком случае не само яйцо, которое “при вскрытии” явно обнаружило свой почтенный возраст.
На многих прилавках преспокойно лежат упаковки с куриными сосисками, уже исчерпавшими срок годности, о чем убедительно свидетельствует этикетка. Менеджеры, нимало не смущаясь, обещают немедленно убрать залежалый товар с прилавка, однако на следующий день он по-прежнему лежит на привычном месте в ожидании менее бдительного или близорукого покупателя. Разумеется, и каждый производитель, и каждый владелец магазина ищет выгоды, а бросовый продукт, не востребованный покупателем, но изживший свой ресурс долголетия, — это ощутимый удар по его бизнесу. Поэтому залежь нужно толкать как можно дольше.
Но выгодно ли это с точки зрения здравого смысла и в условиях жесткой конкуренции на птицеводческим рынке Армении? Безусловно нет, поскольку покупатель может запросто утратить доверие и к фабрике, и к магазину, что обернется для обоих гораздо большими убытками. К счастью для них, наш воспитанный на советском дефиците потребитель не особенно прихотлив. Но тем более бдительны должны быть контрольные службы. Но когда, кто и где проверяет качество ассортимента на наших торговых объектах? Создается впечатление, что в наших магазинах можно продать абсолютно все и не нести за это никакой ответственности.
Где и как выпекаются пирожки с сомнительным мясом, щедро выставленные на прилавках и раскупаемые школьниками? Сколько времени томится на прилавке посеревшее от бесконечных замораживаний и размораживаний и растерявшее все свои калории мясо? Продавцы продают, покупатели покупают, а госструктуры, призванные надзирать за продуктами, со временем становящимися опасным пищевым браком, бездействуют, по-видимому, имея свой собственный интерес.

В феврале нынешнего года в Армении разразился “яичный” скандал. На прилавках некоторых магазинов появились яйца с необычной печатью Министерства обороны. Как выяснили дотошные журналисты, тендер на поставку яиц этому ведомству выиграла птицефабрика “Аракс”. Однако величина яиц не соответствовала госту армии. А поскольку им грозило затоваривание, несущее убытки производителю, то последний не мудрствуя лукаво отправил их в магазины с печатью Министерства обороны. Причем они оказались не I сорта, как заказывали, а почему-то II. Скандал возник и довольно быстро утих, так и не вызвав никаких последствий для тех, кто лихо сбывал в торговые объекты забракованный продукт. Никаких особых последствий не вызвали и заявления председателя Союза птицеводов Армении Сергея Степаняна и председателя Национальной ассоциации потребителей Армении Мелиты Акопян.
Г-н Степанян сообщил, что из 38 тысяч тонн птичьего мяса, реализованного в 2009 году в Армении, лишь 10 тысяч было произведено на месте, все остальное было импортировано. Почему столь активно и заинтересованно занимаясь производством яиц, местный производитель в “мясном” аспекте уступает все приоритеты импортерам? По словам С.Степаняна, причина кроется в неравных условиях, созданных государством для местного производителя и импортера. Если первый от производства 1 кг птичьего мяса имеет от силы 5-6% прибыли, то второй — 80%. Более того, импортер может себе позволить не быть особенно привередливым в вопросах качества завозимой им в страну продукции. Качество его продукции вообще никем не проверяется, ему достаточно лишь предъявить справку, что продукт этот не опасен для жизни.
Между тем вовсе не обязательно быть “пищевым киллером”, чтобы представлять прямую угрозу здоровью людей. Как утверждает Мелита Акопян, в Армению импортируются генномодифицированные птицепродукты. Птичье мясо пропитано гормонами, оказывающими хоть и замедленное, но крайне вредное влияние на организм человека. А, по данным Роспотребнадзора, если допустимая норма хлора в растворе, которым обрабатываются окорочка, в расчете на 1 куб.м составляет 50 мг, то в экспортном варианте “ножек Буша” она превышена в 4 раза. Поэтому этот продукт изгнан с европейских, а позднее и российских прилавков.
В Армению их продолжают завозить, поскольку специалисты, ответственные за безопасность наших продуктов, наперекор утвердившемуся в мире мнению заверяют, что в ножках нет ничего опасного. Зато для процветающего бизнеса импортеров весьма выгодно. Генеральный директор по птицеводству компании “Макс Концерн” Грачья Багратян в одном из интервью как-то заявил: “Я не раз был свидетелем того, как “ножки Буша” обрабатывались самыми разными средствами, утверждают, что при импорте через Иран даже формалином, что очень опасно для здоровья. По-моему, ввозится старое, просроченное мясо и к тому же с сомнительным режимом хранения. Только социальные проблемы толкают людей на покупку сравнительно дешевого, но часто опасного для здоровья продукта”.
Подобное мнение разделяют многие специалисты. Выхода из этой ситуации два: во-первых, предельно ужесточить контроль за ввозимыми пищевыми продуктами, тем более теми, что пользуются дурной репутацией в мире, во-вторых, создать в стране все необходимые условия для стимулирования местных производителей. Союз птицеводов уже обратился в правительство с просьбой создать равные условия для местных производителей и импортеров. В настоящее время кабинет министров разрабатывает программу пересмотра национальных стандартов. Так что, по оптимистичному заверению г-на Степаняна, уже в этом году можно ожидать позитивных перемен. Однако по сей день импортные куриные тушки и окорочка преимущественно из Бразилии и США занимают ведущее место на торговых прилавках. И что особенно важно — потребитель отдает им явное предпочтение в основном из-за цены. Так, если зарубежные тушки стоят порядка 600-700 драмов, то наши почти вдвое дороже. Не случайно поэтому один из авторитетных американских специалистов в области птицеводства, Уэсли Хилтон, назвал нашу продукцию неконкурентоспособной даже на внутреннем рынке.
И все-таки почему, несмотря на отсутствие транспортных затрат и растаможки, отечественные куры вдвое дороже импортных? Специалисты утверждают, что главная причина — полное отсутствие собственной кормовой базы, из-за чего приходится завозить корма, что сильно бьет по себестоимости продукта и соответственно по его оптовой и розничной цене.

Сегодня для нужд птицеводства требуется как минимум 100-120 тысяч тонн комбикормов, 90 тысяч из которых зерновые и белковые корма, и все это приходится закупать за рубежом. К тому же в целях экономии закупаются корма не лучшего качества.
В уже упомянутом 1988 году в Армении работало 5 комбикормовых заводов, которые практически полностью покрывали все потребности республиканского птицеводства. Судьба их за исключением Спитакского, разрушенного землетрясением, неизвестна. Скорее всего они разделили участь других крупных сельскохозяйственных объектов — раскулачены, разворованы, растасканы. Но за 20 лет бурного и в основном успешного развития общественного птицеводства можно было построить в стране хоть один мощный комбикормовый завод, направив на это часть огромных кредитных средств, адресно направляемых на развитие аграрного сектора.
По авторитетному мнению зарубежных экспертов, анализирующих экономическую ситуацию в стране, “иностранные ресурсы использовались с целью увеличения потребления. Речь идет как о государственном, так и частном потреблении. Если бы Армения использовала иностранные ресурсы в инвестиционных целях, то страна сегодня была бы в гораздо лучшем положении”. Это имеет прямое отношение и к сельскому хозяйству, в том числе птицеводству.
Об огромных масштабах международной помощи, адресно направляемой на развитие сельского хозяйства Армении, свидетельствует множество фактов. Один из них — в рамках программы “Вызовы тысячелетия” правительство США направило в сельское хозяйство Армении 180 миллионов долларов. К сентябрю 2011 года завершится поступление в страну этих средств.
Что из этих мощных финансовых вливаний было потрачено на решение самой актуальной проблемы птицеводства — создание собственной кормовой базы? Аккурат под занавес своей отставки главный аграрий страны Давид Локян обещал возродить в Армении кукурузоводство и раздавать зерно бесплатно местным птицеводам.
— Почему мы экспортирует сегодня 15 тысяч тонн мяса птицы? Потому что у нас нет корма. Если дать местным производителям качественные и дешевые корма, то со временем хозяева птицефабрик будут расширять производство и решать экологические проблемы, — благоразумно спрогнозировал экс-министр. Похоже, “кукурузный прожект” революции в армянском птицеводстве не совершил. А пока мы будем закупать корма на стороне, отечественный потребитель будет отдавать предпочтение дешевому импортному продукту в ущерб своему здоровью и интересам нашей экономики.
Между тем, по словам председателя Союза птицеводов, цена на корма постоянно растут. Если в 2006 году импортом кормов для птицеводства занимались 18 компаний и в ходе конкурентной борьбы между ними цена повышалась лишь 1-2 раза в год, то теперь ввозом занимаются лишь 3-4 компании и цена поднимается каждые 2 месяца, что создает для местных птицеводов большие проблемы.
Решить проблему четкого и выгодного для Армении баланса импорта и экспорта сельхозпродукции в марте этого года премьер-министр поручил Министерству сельского хозяйства и Национальному объединению фермеров. На состоявшейся в марте встрече Тигран Саркисян предписал с этой целью создать в стране специализированное предприятие, которое будет заниматься всеми проблемами ввоза и вывоза сельхозпродуктов, поиском деловых партнеров за рубежом. По словам начальника департамента внешних связей и маркетинга МСХ Сейрана Ерицяна, уже разработаны и были обсуждены в Агентстве развития Министерства торговли предложения по созданию подобного органа. Но в какой мере он поможет решить насущные проблемы армянского птицеводства, даже находясь под личным контролем варчапета, покажет время…