Читать по строкам или “между строк”?

Архив 200905/09/2009

Среди множества комментариев, наводнивших медиа-пространство после опубликования армяно-турецких протоколов, самой предсказуемой оказалась реакция отечественной оппозиции.

Не заставившие себя долго ждать заявления АНК, АРФ Дашнакцутюн и “Наследия” уложились в рамки позиции, обозначенной экспертами как “умение читать между строк”. “Человек, читающий между строк, может найти в опубликованных армяно-турецких протоколах об установлении дипотношений слова “Карабах”, “геноцид” и даже “Бурунди”, — заметил по этому поводу директор Института Кавказа политолог Александр Искандарян.
“Если бы вместо армяно-турецких протоколов была опубликована таблица умножения, то между строк этой таблицы умножения были бы найдены доказательства того, что Карабах продали, геноцид не признали. Это, естественно, нормально”, — считает Искандарян, комментируя реакцию отечественной оппозиции на громкое внешнеполитическое событие. Словом, оппозиция, по Искандаряну, на то и существует, чтобы видеть лишь плохие стороны. Другой вопрос, что тревожные заявления имеют привычку нарастать по принципу снежного кома, безраздельно овладевая общественными настроениями. И если в других странах в подобных ситуациях задаются вопросом “что хорошего?”, то в Армении обычно звучит вопрос “а что плохого?” Это уже из личных наблюдений политолога, которые, к сожалению, недалеки от действительности.
Итак, в чем выразилась армянская специфика на этот раз? Самым радикальным, как и следовало ожидать, оказалось заявление Дашнакцутюн, которая считает, что внешняя политика Армении свернула с национально-государственного пути и дальнейшее развитие процесса чревато непоправимыми последствиями. “Армения и армянский народ вступили в новый этап, который полон многочисленных опасностей”, — говорится в заявлении партии. АРФД напоминает, что она не раз предупреждала об этом и с самого начала этого политического процесса периодически высказывала свою принципиальную позицию. Суть ее, напомним, заключается в том, что Дашнакцутюн принципиально не верит Турции и считает, что она целенаправленно подчиняет весь процесс налаживания отношений с Арменией своим и азербайджанским интересам, которые неразрывны. “Добрососедские отношения между двумя странами могут быть установлены только при признании Турцией геноцида армян и восстановлении прав армянского народа”, — говорится в партийном заявлении.
В соответствии с этим подходом партия считает, что предложение установить отношения без предусловий — это уже большая уступка со стороны Армении. Более того, АРФД уверена, что обнародованные документы содержат как в явной, так и в завуалированной форме все те предусловия, которые Турция до последнего времени выдвигала перед Арменией. В них, по мнению Дашнакцутюн, поставлен под сомнение факт геноцида, содержится согласие Армении на признание общих границ в рамках Карсского договора. Что касается уступок в вопросе Арцаха, то и они не за горами, так как весь процесс работает в пользу Азербайджана.
“Уже очевидно, что обнародованные документы содержат известные предусловия турецкой стороны. А именно — поставить под сомнение факт геноцида армян. Более того, непосредственно после обнародования данных документов Турция официальным заявлением повторяет другое свое предусловие, что никогда не предпримет шаги, которые противоречат интересам Азербайджана. То есть продолжает связывать армяно-турецкий процесс с карабахским конфликтом”, — говорится в заявлении АРФД.
“Протоколы об установлении дипотношений между Арменией и Турцией являются прямым свидетельством того, что карабахский вопрос и вопрос армяно-турецких отношений в Турции “разведен”, — заочно оппонирует дашнакцаканам директор Института Кавказа Александр Искандарян, и в этом своем мнении он не одинок. Именно этот факт является важным позитивным моментом в документе, в котором нет упоминаний ни о Карабахе, ни об Азербайджане. Что касается заявлений по этому вопросу главы МИД Турции Давутоглу, то, по словам Искандаряна, ему надо работать в том числе и на азербайджанский политический рынок, у него нет иного выхода. Политолог обращает также внимание на то, что официальные и неофициальные заявления, звучащие из Турции, носят хаотический характер в том смысле, что одни и те же люди, в их числе и Давутоглу, делают взаимоисключающие заявления.
В достаточно жесткой форме оппонирует дашнакцаканам глава внешнеполитического ведомства Эдвард Налбандян. Касаясь, в частности, опасений по поводу Карсского договора, министр заметил, что в тексте нет ссылок на этот договор и посоветовал товарищам “не искать под быком теленка”.

Дашнакцутюн между тем растиражировала весь набор своих опасений и антитурецких аргументов на состоявшемся 2 сентября митинге, посвященном, согласно предварительному анонсу, 18-летию независимости НКР, но в реальности трансформировавшемся в митинг протеста против протоколов. “Капитуляция”, “позор”, “турки, которые приходят по ночам”, “поймем, когда уже будет поздно” — вся эта риторика была призвана “правильно оценить процесс армяно-турецких отношений, возможные негативные последствия и путем максимального сплочения исключить возможность непоправимых потерь”. По этому случаю партия готова даже ужесточить свои позиции и в случае подписания протоколов требовать отставки уже не главы МИД, а президента.
Произойдет ли на этой почве консолидация дашнакцаканов с конгрессом и “Наследием”? Искандарян, к примеру, считает, что процессы, развернувшиеся вокруг армяно-турецких отношений, не станут поводом для объединения оппозиции. “Чтобы оппозиция объединилась, необходимо какое-нибудь внутриполитическое событие, вокруг которого все придут к согласию”, — говорит он, исключая, что протоколы могут стать таким событием. В подтверждение добавим озвученные в очередной раз сомнения конгрессовцев в том, что Дашнакцутюн оппозиционна. “За последние несколько лет Дашнакцутюн не раз появлялась и исчезала в оппозиционном пространстве. И они еще должны доказать, являются ли оппозицией по сути”, — заявил экс-министр иностранных дел Александр Арзуманян, комментируя вероятность сотрудничества с АРФД, оппозиционность которой, заметим, всегда строилась на принципиальной с АОД позиции по поводу взаимоотношений с Турцией и геноцида.
Если сравнить сегодняшние заявления АРФД и конгресса, то нет поводов предполагать, что с тех пор что-либо изменилось. АНК в отличие от Дашнакцутюн разглядел в протоколах позитив. В его заявлении, в частности, говорится о том, что “урегулирование армяно-турецких отношений вытекает из интересов мира и стабильности в обеих странах, между двумя народами и во всем регионе и что протоколы об установлении дипотношений и развитии двусторонних отношений между Арменией и Турцией являются значительным сдвигом в этом направлении”. Отдавая дань собственной оппозиционности, АНК тем не менее выражает озабоченность положением о создании межправительственных подкомиссий армянских и турецких историков, что ставит, по их мнению, под сомнение факт геноцида. Кроме того, у конгресса вызывает беспокойство условие ратификации документов парламентами обеих стран, что, как отмечается в заявлении, дает возможность Сержу Саргсяну разделить ответственность за создание подкомиссий с парламентом, а Турции, мотивируя нерешенностью карабахского вопроса, затягивать с ратификацией и, следовательно, открытием армяно-турецкой границы.
В опубликованных протоколах об установлении дипотношений между Арменией и Турцией не говорится о создании специальной организации, которая будет обсуждать вопрос геноцида армян, отмечает в связи с этим Александр Искандарян. Создание подкомиссии он считает неким способом спасти лицо турецкому руководству внутри страны. “Мне очень трудно представить такую формализованную структуру, в которой армяне и турки вместе в таком формате да еще с посредничеством будут обсуждать реально исторические проблемы”. По его мнению, “это некая попытка сделать так, чтобы турки смогли “протащить” это через турецкое общество”.

Заявление с которым отреагировало на протоколы “Наследие”, по своей тональности ближе к дашнакцаканам, чем к конгрессу. И это тоже было вполне предсказуемо, учитывая позицию Раффи Ованнисяна в вопросе армяно-турецких взаимоотношений. Степан Сафарян, комментируя протоколы в одном из пресс-клубов, предположил, что над ними работали исключительно турецкие дипломаты, в то время как наши отдыхали в Баден-Бадене. Не отвлекаясь на корректность подобных высказываний, отметим, что депутат строит их на том, что в протоколах “нет ни единого пункта, представляющего угрозу турецким интересам”. По его мнению, турецкой стороне удалось документально “протащить” все три предусловия открытия армяно-турецкой границы, о которых перманентно заявляла Анкара.
Партия учла умение Сафаряна читать между строк. В опубликованном ею заявлении говорится о неприемлемости протоколов, наличествует сомнение в их конституционности, содержится призыв вынести их на референдум, а также поднять вопрос о вотуме доверия президенту. Если добавить к этому и заявление входящей в АНК партии Гнчакян, которая считает, что переговоры между Арменией и Турцией должны быть прекращены, а протоколы не должны быть ратифицированы, то становится очевидным — армяно-турецкие протоколы станут серьезным испытанием для конгресса. Для целого ряда его сторонников, в числе которых и Жирайр Сефилян (апологет концепции “ни пяди земли”), неприемлемы не только протоколы, но и заявление конгресса, которое он назвал бредовым. Руководство конгресса в лице Армана Мусиняна уже прореагировало на брожение в своих рядах, озвучив дежурную ссылку о демократическом плюрализме, который является преимуществом конгрессовцев. Однако, судя по тональности, в которой комментировал протоколы Давид Шахназарян в одном из пресс-клубов, конгресс сделал выводы и откорректирует свою обнародованную ранее позицию, приправив ее более острой критикой властей.
В любом случае внутриполитическая дискуссия по поводу протоколов только начинается. По итогам первой недели приходится констатировать: умельцев читать между строк оказалось больше, чем по строкам. Само по себе это было бы неплохо, если бы за стремлением заглянуть между строк скрывался государственный, а не узкополитический интерес.
Тамара ОВНАТАНЯН