Чьим наследием торгуют турки?

Архив 201231/01/2012

Анкара получит право строить в Грузии мечети взамен обещания отдать грузинам церкви, построенные армянами-халкедонитами
Общественность Аджарии возмущена решением руководства Грузии, санкционировавшего строительство в Батуми турецкой мечети. “Мы, жители Батуми, обещаем: если мечеть будет построена, мы разрушим ее бульдозерами”, — заявил лидер движения “Служи Грузии” Мурман Думбадзе.

К требованию пресечь восстановление Турцией своего присутствия в регионе присоединились десятки общественных организаций. Спор этот нас не касался бы никоим образом, если бы не одно обстоятельство. Дело в том, что сделка, которую администрация Михаила Саакашвили заключила с Анкарой, взамен строительства мечети предполагает признание прав Грузии в отношении находящихся на территории Западной Армении церквей, принадлежность которых представляется весьма спорной.

Принципиальная договоренность об этой сделке была достигнута еще год назад. В ближайшие дни планируется приступить к ее реализации. Турецкие строители готовятся начать возведение в центре аджарской столицы новой мечети на месте той, что сгорела в 1940 году. Кроме того, мечети и медресе собираются основать также в Кобулетском районе и в Ахалцихе. Официальный Тбилиси дал на это окончательное согласие. Министр культуры и охраны памятников Грузии Ника Руруа объяснил это решение так: “Мы пошли на такой шаг, чтобы спасти находящиеся на турецкой территории грузинские культурные памятники”. Взамен обещаниям грузин построить одну новую и восстановить три бездействующих мечети турки гарантировали реставрацию четырех православных церквей. После длительных консультаций из 12 церквей, которые в Тбилиси считают грузинскими, выбор был сделан в пользу монастырей Ошки, Хандзта, Отхта и Ишхани.
Замечу, что монастырь, именуемый грузинами Ишхани, был построен в VII веке армянами-халкедонидами села Ишхан, а Ошки в действительности это Ошкиванк, который армяне построили в X веке и нарекли именем Святого Иоанна Крестителя. Речь идет о храмах, расположенных в пределах исторической армянской провинции Тайк. Турки называют эту местность Артвин. Грузины именуют ее Тао-Кларджети. Церкви, которые грузинские ортодоксы считают своими, действительно посещали христиане, молящиеся по православному обряду. Но некоторые из этих церквей были построены не грузинами, а армянами, исповедующими халкедонскую веру. Именно армяне были первыми прихожанами этих храмов. В дальнейшем наши соотечественники, являвшиеся последователями халкедонского учения, ассимилировались среди православных грузин, которым удалось сохранить государственность и более или менее успешно противодействовать турецкой экспансии. Провинция Тайк в те годы входила уже в состав Грузинского царства, и местные армяне были его верными подданными. Десятки тысяч христиан, выросших в семьях апостольских армян, предпочли креститься по православному обряду, дабы обрести покровительство и защиту могущественных в те годы грузинских монархов. В результате к Грузинской православной патриархии отошли не только церкви армян-халкедонидов, но и множество апостольских храмов.
Трансформация эта произошла, конечно же, вполне естественным путем, и грузин нам обвинять не в чем. У Эчмиадзина действительно нет правовых оснований для претензий на церкви, которые были построены армянами и в дальнейшем перешли к грузинской патриархии. Но это еще не значит, что наши соседи вправе провозгласить эти храмы частью своего исторического, духовного и культурного наследия. Тот факт, что на стенах монастырей есть надписи на древнегрузинском языке, еще ничего не значит, поскольку известно, что официальным языком армян-халкедонитов был грузинский. Такие надписи есть и в церквах Ани. Но это не может служить основанием для претензий грузин на столицу армянских Багратидов. Церкви провинции Тайк являются жемчужинами армянской архитектуры. Есть серьезные научные основания для утверждений о том, что возведены они были армянскими строителями. Попытки оспорить данный факт не делают чести ни иерархам грузинской церкви, ни подыгрывающим им турецким чиновникам. Совершенно очевидно, что одной из целей заключенной сделки является ликвидация следов армянского присутствия в регионе. Туркам куда выгоднее назвать храмы грузинскими, нежели армянскими. В Тбилиси этим многие пользуются.
Интересно, что руководству Святого престола Грузинской Православной Церкви заключенная сделка пришлась не по душе. Но не потому, что у святых отцов взыграла совесть и они сочли аморальным решение подобных вопросов без участия армян. Просто патриарху Илие Второму показалось, что турки обещали меньше, чем обязаны. Он считает, что храмы должны быть не только отреставрированы, но и переданы Грузинской Православной Церкви на правах собственности. Не устраивает патриарха и принцип обмена, заложенный в основу достигнутого с турками соглашения. Обмен, по его мнению, неадекватный. Патриархия обращает внимание на тот факт, что в Грузии в местах компактного проживания азербайджанцев и турок-месхетинцев и без этого активно строятся мечети. В то же время в районах, населенных лазами — этническими грузинами, нет ни одной действующей церкви. Непонятен католикосу и принцип, по которому предпочтение было отдано именно тем четырем монастырям, которые отмечены в соглашении. “Памятники такой важности, как Ошки, Хандзта, Отхта, Ишхани, могли быть восстановлены и под эгидой ЮНЕСКО. Переговоры же с турецкой стороной нам следовало вести о реставрации других храмов. Патриархия Грузии считает наипервейшим делом восстановление храмов Ардашени и Хахули. Почему не был использован этот путь, мы не знаем”, — заявил несколько месяцев назад спокмен патриархии, представляя точку зрения православного католикоса.

Так почему же все-таки грузинские власти и их турецкие партнеры не прислушались к совету католикоса и не прибегли к помощи ЮНЕСКО? Догадаться нетрудно. Если бы такой запрос действительно был направлен в контору этой ООНовской структуры, ее эксперты прежде всего должны были провести исследование, дабы убедиться в том, что действительно имеют дело с грузинским историческим памятником, а не с предметом наследия какого-либо другого народа. И тогда они должны были бы выслушать аргументы армянских историков, что никак не входило в планы грузинских и турецких чиновников. На фоне навязанного православными иерархами спора о принадлежности шести тбилисских церквей дискуссия на эту тему никак не исходила из интересов грузинской стороны. Именно потому было решено не обращаться в ЮНЕСКО. В Тбилиси и Анкаре сделали все возможное для того, чтобы информация о подготовке к реставрации спорных монастырей дошла до армянской научной общественности в последнюю очередь.