Чьи подписи стоят под разрешением на снос?

Архив 201704/02/2017

«Более благоустроенный Ереван» — такими баннерами мэрия декорировала ограды многих стройплощадок и «проблемных» мест в столице. Такого баннера нет только на площади Шаумяна, где с 2004 года пустует проблемное место, то самое, где когда-то стояла блаженной памяти гостиница «Севан». Одно крыло гостиницы тянулось по улице Маркса, переименованной в Хоренаци. Тут же рядом было здание Минпроса…

 

 

В 1939-м гостиница, построенная по проекту архитектора Н.Буниатяна, полностью вошла в строй и стала частью туристического Еревана. Площадь Шаумяна приобрела завершенный вид, попала во все альбомы и книги и радовала горожан. До первых суверенных лет. Советский туризм накрылся, и гостиница стала хиреть на глазах. Чуть ли не специально власти довели ее до полного разора. В 1995-м «Севан» продали лондонскому богачу Ваче Манукяну, приверженцу первого «независимого» президента. Добавим, что городским головой в то время был Ваагн Хачатрян, а правительство возглавлял реформатор Грант Багратян. На каких условиях Манукяну продали гостиницу, неизвестно, но через восемь лет по его велению ее разрушили с необыкновенной прытью. Сохранить даже угловую часть – композиционную доминанту здания — не удалось: ее снесли, как только из мэрии ушел главный архитектор Н.Саркисян. Вскоре под шумок убрали тыльную половину здания Минпроса. С тех пор тут полный покой. Призыв мэрии «Более благоустроенный Ереван» тут не работает.

На месте сгоревшего Минюста построено и успешно эксплуатируется новое великолепное правительственное здание, напротив идет к концу строительство многофункционального центра, а на пустующей собственности Ваче Манукяна нет абсолютно никаких подвижек. Пустырь обнесен забором – и с плеч долой. Мэрию это не волнует.

Вернемся к изуродованному зданию 50-х годов бывшего Минпроса, которое не состояло в списках памятников. По достоверным сведениям, оно является собственностью фонда Гафесчян, хотя руководство фонда напрочь это опровергает. Но кому-то оно принадлежит, даже контактный телефон красуется на сиротливом фасаде. Короче говоря, продают.(Телефон,отметим, молчит). Кто разрешил годы назад так варварски отрезать часть здания, сегодня с ходу и не скажешь. Вообще складывается мнение, что обзавестись подобным разрешением не так трудно, был бы добрый чиновник. Как только такая бумага попадает в руки хозяина здания, он уже не церемонится. Вспомним «рыжий» домик на улице Арами и Первую типографию. Домик снесли в декабре 2015 года, типографию – прошедшей осенью. Улица Арами не расширилась, на месте типографии пока ничего не строят.

Здание Минпроса — замечательный образец послевоенной архитектуры “а ля Таманян”, той самой, что была национальной по форме и социалистической по содержанию. Она практиковалась в 50-60-годы и обогатила фактуру столицы. Минпрос мог простоять еще очень долго и никому не мешал. Однако же раздолбали. Положим, найдется покупатель, но как он себя поведет? Доломает или реставрирует, вот в чем вопрос. Как вообще должны вести себя владельцы приобретенных зданий? Люди спорят, что-то доказывают, шумят, но городская власть не реагирует. Иначе давно стал бы реальностью Закон о Малом центре, который уже два года тормозится в НС. По идее, мэрия должна – кто же еще? – в первую очередь интенсифицировать процесс, чтобы спасти Малый центр от посягательств инвесторов. Именно она обязана быть главным хозяином в городе, хранить и лелеять наследие, неважно, памятник или не памятник. Между тем свое отношение к этим вопросам мэрия озвучивает едва не в последнюю очередь, часто, когда черное дело свершилось. Когда уже нет предмета общественного интереса. Нет и ответственности.

И все же что сделает с ополовиненным зданием Минпроса будущий владелец, если таковой, в конце концов, обнаружится? Попытается сохранить фасад и врезать его в некое здание, или же снесет и воздвигнет что-то новое? Не думается, что подобные вопросы беспокоят руководство города. Ничего личного, только бизнес. Наследие — не наследие, памятник – не памятник – это неинтересно. Но крайне интересно, чьи же подписи и какие печати стоят под документами, разрешающими снести то или иное здание. Преступные деяния продолжаются – виновных нет. Двадцать два года назад Ваче Манукяну продали «Севан», и что? А ничего. Мэрия даже умудрилась обойтись без своего любимого баннера. Вывод один: территория бывшей гостиницы будет пустовать еще очень долго. Заломленную за Минпрос цену тоже выложат не скоро. Когда будет Закон о Малом центре, никто не знает.

Ереван между тем теряет одно здание за другим. Гарантий, что этому будет положен конец, нет. Потому и Ваче Манукян обязательствами перед исторической родиной не отягощен. Как и горвласть.