Чезаре Борджиа, французские абрикосы и гараж дяди Жано…

Архив 200930/07/2009

Чем отличается Валанс от прочих провинциальных городов Франции? По общеевропейским меркам, пожалуй что, ничем: среднестатистический городок со своей историей, не без достопримечательностей, конечно же. Не особо роскошный, хотя и не безликий — выдержанный скорее в романском стиле, потому как произошел от римской колонии Valentia, основанной в Нарбоннской Галлии — так римляне называли эту часть Франции…

Говорят, французские короли и прочие знатные вельможи спасались тут от парижской жары, приезжали на все лето с семьями. Странно — видимо, климатические условия за несколько веков все же кардинально изменились, ибо жара тут покруче ереванской плюс высокая влажность, в которой “виновата” протекающая через весь город широченная река Рона. Не говоря уже о прочих реках-речушках, коими испещрены не только здешние места, но и вся Франция. Ныне Валанс — административный центр французского департамента Дром, а в V веке король Людовик XI сделал его столицей герцогства Валентинуа и наделил титулом герцога Чезаре Борджиа.
Вряд ли при выборе места проживания подобные исторические детали интересовали наших соотечественников. Но ведь чем-то это место их привлекло? Возможно, своим спокойствием, схожестью с родными местами — все же в мегаполисах вроде Парижа армянам не так уж комфортно. А тут кругом поля, сады, луга, отдаленно напоминающие Араратскую долину. Но разве только отдаленно — земля тут, надо признать, намного плодороднее. Километрами тянутся яблочные, персиковые, абрикосовые, ореховые, инжирные сады, деревья прямо прогибаются под тяжестью урожая. Пейзаж сменяется пшеничными и кукурузными полями. Чуть выше на склонах изумрудных гор раскинулись виноградники… Словом, природа постаралась на совесть. Одно “утешение” — абрикосы и персики тут не такие вкусные, как у нас…
В Валансе одна из самых крупных армянских общин во Франции. Она насчитывает порядка восьми тысяч человек, большинство из них — потомки репатриантов 1946-го… Как живется им тут? На этот мой прозаический вопрос у каждого свой ответ. Свой рецепт благополучия. Хотя смотря что считать благополучием. Оно тут разное. Для кого-то предел мечтаний кушать досыта и нормально одеваться. И во Франции это не проблема. Страна устроена так, чтобы даже неработающие граждане были обеспечены всем необходимым по принципу “зачем плодить криминал?” Для иных благополучие в том, чтобы хотя бы раз в год ездить отдыхать к морю. Опять же хорошая еда и одежда прилагаются. Ну и благополучие третьего уровня доступно совсем не многим — не то что армянам, но даже и французам. Впрочем, наши соотечественники довольно быстро тут становятся на ноги и выживают в жестких условиях капитализма ничуть не хуже коренного населения. А в некоторых вопросах сумели и вовсе переплюнуть французов, изумленно восклицающих: “О-ла-лааааа, вы тут всего пару лет, а уже на приличной машине ездите. Мы на такую никак не скопим”. Конечно, не скопите, резонно возражают наши, вы каждый день в ресторанах обедаете, выкидывая как минимум по полсотни евро на ветер, на развлечения пустые тратитесь, скидок на одежду не ждете… Перечисленное вовсе не значит, что армяне скупятся, ведут аскетичный образ жизни, отказывая себе во всем. Просто над каждым заработанным, иногда в буквальном смысле, потом и кровью центом тут научились дрожать. Чтобы убедиться в этом, достаточно поехать с кем-нибудь из армян за покупками. Французы зачастую кидают в тележку что ни попадя — нужно не нужно, упаковка ли понравилась, наименование товара… Армяне почти всегда знают наверняка, что именно брать, в какую цену и в каком количестве. Всего вдоволь, но без излишеств: продуктов ровно столько, чтобы хватило на недельные обеды и ужины, ну и побаловать себя и детей деликатесами и сладостями.
К слову, едят французы много и часто. Так, что поначалу столь частое принятие пищи кажется совершенно бессмысленным даже мне, отнюдь не равнодушной к еде. Однако довольно скоро желудок перестраивается под французский график. Итак, с утра первым делом — завтрак, который хоть и называется маленьким (petite dejeuner), калорий в нем предостаточно. В полдень обед довольно сытный, в четыре часа дня “гутэ” — это обычно кофе с чем-нибудь сладким или фрукты. Но это еще не все: в шесть вечера не то обед, не то ужин, и тоже весьма насыщенный. При этом полными французов назвать нельзя, бывают, конечно, исключения в лице арабского и турецкого населения, скрывающего фигуру под длинными широкими балахонами — (foulard по-французски), но в большинстве своем народ подтянутый и стройный. Говорят, лишний жир помогает сжигать вино, потребляемое тут в солидных количествах во время обеда. Вино хорошее. Даже самое дешевое пьется легко, не оставляя неприятного послевкусия и головной боли. При этом нелишне знать, какой сорт с каким блюдом сочетается лучше всего. Французская кухня — это предмет отдельного разговора. Назвать ее невкусной язык не повернется — все же эта страна помимо прочего славится еще и кулинарными изысками. Но все же на наш традиционный армянский вкус она несколько странновата, а по мнению иных армян — любителей хорошо поесть, и вовсе пресная.

К слову, о традициях. За них армяне держатся крепко. Особенно те, кто перебрался сюда сравнительно недавно. И дело тут не в еде. К повсеместной свободе нравов или, как еще говорят, к демократическим ценностям в армянских семьях все еще не привыкли. Ценности ценностями, но как можно выставлять ребенка на улицу по истечении 16 лет: мол, совершеннолетний — иди выживай, как хочешь? Как можно не навещать родителей-стариков? В армянских семьях уверены: где бы ни жили их дети в будущем, они обязаны уважать старших, быть скромными, терпеливыми и трудолюбивыми. В День взятия Бастилии, 14 июля, несколько армянских семей собрались на пикник. Все чин-чинарем: шашлык, печенные на огне овощи, водочка, дамам — вино, на десерт — ароматный кофе на огне и сплетни… Отмечали не только всенародный французский праздник, но и первый серьезный успех Ани Киракосян и Арсине Бабаханян, получивших серьезную ученую степень. Радости Саркиса и Вардана, отцов девочек, не было предела, они гордо поведали, что вскоре дети продолжат учебу в одном из университетов Лиона. Тут и правда есть чем гордиться — далеко не все родители-французы могут похвастать подобными успехами своих не слишком честолюбивых чад, обычно растрачивающих свободное время на гулянки и дискотеки со всеми вытекающими из этого последствиями. Стремление пробиться, доказать, что ты если не лучше, то хотя бы не хуже местных, объяснимо, и нередко приезжим удается вполне прилично устроить тут свою жизнь. Главное — поставить цель и методично идти к ней, уверяют наши соотечественники. Говорят с некоторым сожалением: состояться на родине ни им, ни их детям так и не удалось. Для многих из них переезд в чужую страну был шагом вынужденным — зачастую попросту не хватало денег на пропитание. “Французские родственники подарили шанс, не ухватиться за который было бы преступлением”, — рассказывают они с тоской в глазах. Не то чтобы их тянет домой, в Армению — за столько лет к ностальгии выработался иммунитет, с ней научились бороться. Те, кто живет здесь больше пяти лет, признаются, что первое время домой хочется нестерпимо. Копят на билет, приезжают, наслаждаются пару недель общением с родственниками, овощами да фруктами и понимают, что настоящая жизнь теперь уже во Франции.
Хотя и тут, на чужбине, тянет их исключительно к своими. Ведь попасть, что называется, во французскую тусовку, тем более если ты уже не молод, почти невозможно. Здешний народ живет по армянским меркам — слишком уж обособленно. Французам непонятны наша чисто советская тяга к коллективизму, утренние визиты на чашечку кофе, закадычная дружба семьями… Нет, они любят, конечно, и покутить, и выпить-закусить, но такого широкомасштабного и, чего уж там, запанибратского характера, как у нас, это не носит. Посему неудивительно, что армянские многолюдные пикники и застолья выглядят на общем фоне весьма экзотично. Самые крутые проходят в Новый год и 1 мая. Участвуют в них целыми семействами — родители, дети, внуки, бабушки-дедушки… Накрываются длинные столы, звучат знакомые напевы (преимущественно Тата и Арам Асатрян), танцы, иногда в прямом смысле, до упаду. Когда поводов для застолий нет, собираются более узким кругом. Например, в гараже у дяди Жано, он же Ованес, в прошлом чемпион Армении по борьбе, теперь владелец автосервиса в Валансе. Его автомастерская — этакий оазис для армянских мужчин, изголодавшихся по общению “а ля инч ка-чка” (тоже тема для французов непонятная). Оазис, где напрочь забываешь, что за окнами не Ереван, не Ванадзор, не Гюмри… Тут пахнет бензином, резиной и кофе, попивая который несколько друзей обсуждают последние новости, планируют летний отдых, хвалятся детьми и внуками. По сути, в Валансе у каждого армянина свой оазис. Их тут даже несколько: это может быть и магазинчик с ассортиментом армянских и российских товаров — начиная от рижских шпрот в масле, заканчивая дисками с советскими, российскими и армянскими фильмами… Может быть и открытый четыре года назад Армянский культурный центр, где проводятся всевозможные мероприятия, выставки и концерты. Есть, конечно же, церковь, куда народ стекается на “патараг” по воскресеньям. Впрочем, центр и церковь — темы отдельного, более предметного разговора, к которому непременно еще вернемся. 
Анна САТЯН,
собственный корреспондент “НВ”
Валанс — Ереван