Черноземные захватчики

Архив 200911/06/2009

Главным событием китайского книжного рынка этой весной стал выход книги “Китай сердится

авторы которой призывают китайцев дать отпор Западу и начать искать “жизненное пространство”. В том числе и на территории России.

Книга наполнена призывами к китайцам вспомнить о великих корнях и занять подобающее место в мире. Причем, по мнению авторов, единственное достойное Китая место — в центре вселенной. Причина, по которой Китай до сих пор не возглавляет планету, — это происки иностранцев, особенно американцев. В книге утверждается, что Запад не доверяет Китаю, стремится ограничить его развитие и не дать стать первым. Именно поэтому “Китай сердится”. Но одной критикой иностранцев авторы не ограничиваются, предлагая конструктивную программу. Например, как можно жестче отстаивать свои интересы. Если в 1980-х отсталый Китай просто не мог себе это позволить, то теперь страна с самой быстро растущей экономикой и золотовалютными резервами в $1,9 трлн не должна заискивать перед Западом. Авторы убеждают власти не скупиться на модернизацию армии, чтобы как можно скорее решить тайваньскую проблему, оградив себя от вмешательства США.
Главное — китайцев призывают задуматься о проблеме жизненного пространства. Территории для возможной экспансии прямо не называются. Зато есть эссе о поездке одного из авторов на российский Дальний Восток, заканчивающееся так: “Я думал: как же они разбазаривают эту огромную безлюдную землю с ее черноземом! Как несправедливо! А нам тут так тесно”. В представлении большинства китайцев черноземом покрыта вся Россия, за исключением тех мест, где растет ценный лес или находятся месторождения нефти и газа.

Небывалый успех книги “Китай сердится” говорит о том, что настроения авторов близки читающей публике. Наиболее активно книгу покупали студенты и молодые преуспевающие китайцы, уже окончившие вуз. Впрочем, это и неудивительно, ведь старшее поколение китайцев воспитывалось на других идеях — интернационализма и мировой революции.
Возрождение национализма в Китае началось только в 1990-х годах. Причем, как ни парадоксально, его инициатором стала именно Компартия Китая (КПК). События 1989 года на площади Тяньаньмэнь, когда китайские власти жестко подавили многотысячные выступления демократически и прозападно настроенных студентов, показали Пекину, что старая идеология стала чуждой молодежи. Нужна была новая идея для обоснования легитимности власти КПК. И этой идеей стал национализм. Уже в 1991 году тогдашний генсек Цзян Цзэминь приказал начать в школах и вузах кампанию по “патриотическому воспитанию”. Школьникам и студентам рассказывали о великом прошлом Китая, об унижениях, которые он претерпел от Запада в XIX веке, не забывая и о выдающейся роли партии в деле отстаивания “коренных интересов китайской нации”. Вскоре выяснилось, что кампания дала не совсем те плоды, на которые рассчитывали в Пекине. В 1996 году в Китае вышла книга “Китай может сказать “нет”, написанная коллективом молодых авторов. Эта книга, обвинявшая США в ущемлении интересов Китая и ставшая первым манифестом китайского национализма, разошлась тиражом в 7 млн. Говорят, ее расхваливал и сам Цзян Цзэминь. Однако вскоре на интернет-форумах стали появляться многочисленные записи с резкой критикой “продажного коррумпированного режима КПК, не способного сказать “нет” заморским варварам”. Книга тут же исчезла с прилавков.
История повторилась в 1999 году, после того как в ходе натовской бомбардировки Белграда снаряды попали в здание китайского посольства. Тогда Пекин негласно способствовал началу “общественного протеста”, воздерживаясь от резких официальных заявлений, зато организовывая автобусы для студентов, желавших забросать камнями посольство США. Но вскоре недовольство граждан переключилось со “строящих козни против Китая империалистов” на самих партийцев, “не способных призвать США к ответу”. Взрыв возмущения вызвали слухи о том, что КНР заплатила США за разбитые окна в американском посольстве. В итоге пришлось использовать административные меры для свертывания выступлений, а самые активные критики властей оказались за решеткой. Ситуация повторилась после инцидента над островом Хайнань в 2001 году, когда пилот китайского истребителя погиб в ходе столкновения с самолетом-разведчиком США. Власти постарались нейтрализовать китайских националистов, перестав допускать их в печать. Но было уже поздно: на помощь националистам пришел интернет.

Публикация очередного националистического манифеста, которым стал “Китай сердится”, говорит о том, что власти КНР готовы более лояльно смотреть на набирающее силу движение националистов. В условиях кризиса, когда, только по официальным данным, в КНР из-за сокращения экспорта потеряли работу 20 млн человек, власти опасаются, что без объединяющей идеологии может назреть “цветная революция”. В этой ситуации книги, разоблачающие происки Запада, оказываются весьма кстати. Правда, пока националисты и коммунисты расходятся в одном принципиальном пункте. И авторы книги “Китай сердится”, и большинство их читателей выступают за демократические выборы руководства, поскольку, по их мнению, лишь всенародно избранные лидеры смогут по-настоящему отстаивать интересы китайской нации. КПК не готова делиться монополией на власть, но уже размышляет над тем, как встроить в систему националистически настроенных интеллектуалов. Не исключено, что, если руководители КПК когда-нибудь решатся на эксперименты с демократией, к власти в стране придет “подлинно народная власть”, которая сразу займется решением ключевых для Китая вопросов. Включая поиск жизненного пространства.
“Власть”
(С сокращениями)