Чемпион за медали лишнего не запросит

Архив 200913/01/2009

У Исраэла Акопкохяна, знаменитого боксера, чемпиона мира, дважды чемпиона Европы, проблема — для того чтобы стать президентом, ему не хватает 8 млн драмов ($25 тысяч долларов). Его отчаянное решение — выставить на продажу медали, чтобы суметь заплатить избирательный залог — одним показалось нелепым, другим — забавным, третьим и вовсе малоинтересным. А вот чего нет в помине, так это сочувствия. Хотя на поверхности вопрос — легко ли спортсмену расставаться с наградами, заработанными, как говорит он сам, “потом и кровью”? Мог бы и не говорить, многие из нас видели это своими глазами.

Российские СМИ тоже хороши — дальше простых констатаций не пошли. Хотя на пресс-конференции, созванной боксером пару дней назад, склонялось и имя президента РФ. Акопкохян “грозился” продать свои медали Путину, если армянское руководство ему откажет в содействии. При этом вполне четко аргументировал: “Медали были заработаны для СССР, а Россия правопреемница Советского Союза. Я обращусь, пускай они возьмут мои награды”.

“47-летний ветеран большого ринга готов выставить на аукцион все cвои спортивные награды, — пишут “Известия”. — За 12-летнюю карьеру в составе сборной СССР Исраэл Акопкохян завоевал около полусотни медалей. Пять раз он выигрывал на чемпионатах страны, побеждал на чемпионатах Европы и мира, Играх доброй воли в Москве и Сиэтле, становился обладателем Кубка мира. В его послужном списке нет лишь олимпийской награды. …Зато у боксера есть большие амбиции”. Звучит как упрек, хотя за что — непонятно. Получается, Акопкохяну можно и нужно было иметь амбиции на ринге, но в обычной жизни без мордобоя (кто сказал “без”?) чемпиону нельзя претендовать ни на что, и в том числе на президентский пост. Так, что ли?

Боксер, слава богу, придерживается иного мнения. “Слава богу”, потому что иначе было бы несправедливо. Тем более что речь о выборах, где все та же борьба, противники, ринг, гонг, мягко говоря, нокаут. Единственное, что может еще помешать боксеру, это все-таки то, что он не профессионал, в смысле что одерживал свои победы в любительском боксе. И он, к сожалению, не тяжеловес. А вот с политматом проще — почти любой из кандидатов способен объяснить, почему он и только он, и если не он, то кто, словом, никто…

Увы, на этом этапе нашему чемпиону приходится объяснять ценность не программ, а наград. “Всех интересует содержание золота в медалях, они не понимают, что не вес важен”… Акопкохян стесняется просить помощи у своих коллег-боксеров, у Хакима Матчанова, к примеру, который ныне успешный предприниматель, владелец паромов… Чемпион посмел лишь обратиться к президенту страны, стоя зачитав на пресс-конференции свое открытое письмо …”всеармянскому царю” (это уже, видимо, для выражения особой почтительности — дело-то серьезное). “…Прошу Вас оказать содействие, дабы один из банков принял в качестве залога мои медали и предоставил мне льготный кредит в размере 8 млн драмов и со сроком погашения в один год. В случае неизбрания президентом обязуюсь погасить кредит в течение года”.

Очевидно, если бы не крайняя нужда, чемпион не стал бы баллотироваться в президенты и закладывать свои медали. Он и не скрывает — его многое не устраивает в жизни. “Меня, — говорит, — заставляют видеть ушами и слышать глазами”. И еще говорит: “В стране увеличились не рабочие места, а рабские”. Из политических наметок — присоединение Нагорного Карабаха к Армении, в качестве отдельного марза. Пора, мол, армянскому народу иметь одну Родину. Все правильно — давно пора. И бесплатное образование, здравоохранение, поощрение армянских женщин, “родивших на свет армян” — все к месту.

…Отношение к бывшим властям Акопкохян выразил фразой — “меня с детства учили не бить лежачего”. Нынешние его тоже не устраивают — “иначе бы не выдвинул свою кандидатуру”.

Напомним, после парламентских выборов чемпион, оставшись без мандата, объявил голодовку, посчитав, что его засудили. “Лучше умереть, как подобает мужчине, у стен Центризбиркома, чем жить, как крыса”, — говорил он тогда. Причем голодал всерьез, в палатке, на виду у всех. Акция протеста, судя по истощенному виду боксера, могла завершиться печально, если бы премьер-министр не уговорил его, кажется, на пятый день, вернуться домой. Серж Саркисян пришел к Акопкохяну в палатку, а затем, как и обещал, пригласил его к себе. На эту встречу чемпион пошел подготовленным, взял с собой номер российского журнала “Гонг” за 93 год, в котором его имя по праву фигурировало в списке лучших боксеров мира. “Я думал, мало ли, может, премьер-министр не знает, кто я. Однако, когда протянул ему журнал, он удивленно сказал: “Да ты что, Исо джан. Я что, должен прочитать журнал, чтобы узнать, кто ты и что сделал для армянского спорта?” Исраэл Акопкохян с чувством рассказывал об этой встрече — он был очень тронут и воодушевлен отношением главы правительства.

А спустя какое-то время заявил журналистам: “Не исключено, что завтра мне взбредет в голову выдвинуть свою кандидатуру в другом месте. Мне раньше говорили — выйди на ринг и победи. Я выходил и побеждал. Сейчас тоже могут найтись люди, которые скажут: иди на президентские выборы — и я пойду…”

Наличие сильных соперников его не смущает. “Когда я выходил на ринг, я ведь тоже не знал, с кем предстоит драться. Мог подвернуться и олимпийский чемпион…”

Все это, конечно, не имеет отношения к делу. Но однозначно — надо помочь боксеру с медалями, поддержать… Да ради одного Акопкохяна стоило бы открыть в Армении музей бокса и выставить в нем все спортивные трофеи — и его, и многих других боксеров — это ведь “наш” вид спорта. А экспонаты будущего музея можно закупать уже сейчас. Чемпион лишнего не запросит — он всего-то хочет прорваться на ринг.