“Чем жестче закон, тем меньше к нему доверия”

Архив 201009/10/2010

Инициированные правительством поправки к Закону “Об общественных организациях” наделали немало шума — по этому поводу прошли даже парламентские слушания. Изменения, предложенные Минюстом, общественные организации рассматривают не иначе как попытку “надеть на них удавку”. Главным же поводом для беспокойства стали пункты, делающие НПО практически полностью подконтрольными государству — и финансово, и организационно.

“Им не дают покоя наши гранты” — один из лейтмотивов противников инициативы — лидеров общественных организаций, сетовавших, мол, правительство пытается таким образом отнять у нас те “крохи, которые мы с таким трудом получаем у международных доноров”. Если честно — у кого и вправду крохи, а у кого и солидные куши, направленные на разрешение важных проблем, но на деле нередко оседающие в карманах получателей. Именно эта практика отдельных организаций и породила термин “грантоеды”, который для большинства представителей общественного сектора оскорбителен. Впрочем, это тема другого разговора…
Что касается поправок, то, как сказал в беседе с корр. “НВ” участвовавший в слушаниях и в работе над замечаниями член Общественного совета, руководитель Комиссии по вопросам становления гражданского общества Ованес ОВАНИСЯН, “еще большой вопрос, кого следует контролировать — общественников или госструктуры, получающие гораздо больше грантов”.
— То есть вы считаете, что инициатива может навредить общественному сектору?
— Не совсем, но если уж требовать прозрачности, то для всех, в том числе для госструктур. И потом почему бы не задуматься о создании институтов, призванных облегчить жизнь НПО, а не усложняющих ее еще больше. Почему бы не предоставить им юридическую и правовую помощь? К нам, в комиссию, неоднократно обращались проигравшие судебную тяжбу “общественники”: приходили с папками документов, всевозможных решений, изучая которые понимаешь — истец-то прав, но из-за незнания законов оказался в тупике…
— Насколько мне известно, поправки правительства не нашли одобрения и у депутатов…
— Так и есть. Нас поддержали многие парламентарии, и в частности комиссии НС, инициировавшие обсуждение по правам человека и общественным вопросам, а также по вопросам евроинтеграции. Благо наши замечания были учтены, и новая версия законопроекта теперь заметно отличается от прежней. Например, в случае если НПО решило бы поменять свой адрес, ему пришлось бы заново регистрироваться в Минюсте и снова платить пошлину. Тогда как действующий ныне закон ограничивается требованием об уведомлении. Та же история со сменой руководства в организации: повторная регистрация плюс пошлина. Зачем обременять общественный сектор излишней волокитой и финансовыми обязательствами, непонятно… Кроме того, правительство предлагало ввести новый вид декларирования — финансового, кадрового, с подробным описанием техресурса (компьютеры, принтеры и т.д.) и того, как именно он использовался… Документ следовало ежегодно не только представлять в Минюст, но и печатать тиражом в 1000 экземпляров. В стране 4 тысячи общественных организаций, представляете, что начнется, если все они станут публиковать свои отчетности таким тиражом. Мало того что это деньги на ветер, так еще и непонятно, куда потом девать эту макулатуру. Между тем НПО регулярно отчитываются в налоговое ведомство, которое в случае необходимости может предоставить необходимую информацию тому же Минюсту. Как бы то ни было, теперь в случае принятия поправок организациям не придется лишний раз перерегистрироваться или тратить средства на печатание таблиц. Правительство предложило альтернативный вариант — размещать отчет на сайте Минюста. Тоже, на мой взгляд, излишество, но наименьшее из двух зол…
— Возможно, такими “жесткими” поправками государство хотело выявить так называемые недобросовестные НПО?
— Не исключено. Но я все же думаю, что чем жестче закон, тем меньше к нему доверия… Опять же если есть подозрения, что та или иная организация ведет антигосударственную деятельность, то, на мой взгляд, лучше проводить мероприятия по конкретным НПО, а не действовать по принципу всех под одну гребенку. И кпд от этого будет больше, и другие организации страдать не будут. Взять хотя бы секты. Они ведь тоже подпадают под определение “общественный сектор” и иногда наносят весьма ощутимый вред обществу, строительству армии, например — вот пусть их и контролируют…
— А как насчет организаций, промышляющих “грантоедством”? От них ведь тоже сплошные убытки…
— Есть такая проблема. Поговаривают, что между донорами-грантодателями существует так называемая перекрестная система. Скажем, я работаю в крупной компании, а вы работаете в другой, не менее солидной, мы с вами партнеры и друзья. И это так кстати, что у вас муж — глава какого-нибудь НПО, а у меня — жена. Так и спонсируем друг друга… Но опять-таки подводить всех под общий знаменатель неправильно. Выявили недобросовестного общественника — примите меры, введите санкции, в том числе финансовые. Меня, наверное, можно упрекнуть в романтизме, но я все еще верю, что слово — лучшее оружие…