Частная аптека или “частная лавочка”?

Архив 201028/01/2010

Первый сигнал тревоги прозвучал весной минувшего года. Граждане, регулярно пользующиеся услугами аптек и имеющие возможность сравнивать, внезапно обнаружили, что лекарства стали дорожать.

Правда, незначительно, но тем не менее довольно ощутимо для скромного кошелька пенсионера — постоянного клиента аптек. Вспышка свиного гриппа вызвала очередной виток подорожаний, преимущественно противовирусных и иммуностимулирующих препаратов, что еще можно было как-то объяснить их высокой востребованностью. Но вот почему за компанию с ними взлетели цены на лекарства, не имеющие к гриппу никакого отношения, было непонятно.

К концу года в столичных аптеках лекарства подорожали более чем на 30%. Цена на такие общедоступные и широко востребованные препараты, как спазмалгон, парацетамол, аскофен, возросла почти вдвое, достигнув 300-350 драмов за упаковку. Взлетели цены на обезболивающие средства, лекарства против сердечных, желудочно-кишечных, глазных, суставных заболеваний. Изрядно порастратившись на дорогом предновогоднем рынке, люди оставляли в аптеках уже то немногое, что осталось в кошельке. Словом, праздник был подпорчен, а тут еще подоспело сообщение о том, что весной повысят цены на газ и скорей всего на электричество. Так что перспективы вырисовывались не самые светлые. Тем не менее аптеки торговали бойко, а объемы продаж возросли чуть ли не вдвое. Хроники, люди с больным сердцем, высоким давлением попали в безвыходное положение — альтернативы лекарствам нет, значит, нужно покупать их по любой цене.
Сложная ситуация, когда болеющее население оставалось один на один с охваченным жаждой наживы неуправляемым фармацевтическим рынком, длилась достаточно долго. Преступно долго, если учесть, что заложниками этого противостояния были больные люди.
Ситуация достигла той критической отметки, когда срочно требовалось государственное вмешательство. Это открыто признал сам премьер-министр страны Тигран Саркисян, заявив на закрытом заседании правительства: “…Ситуация на рынке лекарств нас сильно беспокоит. В частности, число импортеров, занимающих сегодня доминирующее положение на рынке лекарств, расширяется, но при этом розничные цены лекарств в 2-3 раза превышают их инвойсную стоимость при ввозе в страну. Возникает необходимость определенных действий со стороны государства”.
Во исполнение указания премьера “определенные действия” призвана была осуществить Государственная комиссия по защите экономической конкуренции, которая, проанализировав ситуацию на фармацевтическом рынке, квалифицировала ее как антимонопольное соглашение 8 фирм, занимающихся импортом и реализацией лекарств. Председатель комиссии Давид Арутюнян заявил, что в ходе административного производства было изучено 38 наименований лекарств за январь-сентябрь. Причем изучено по всем параметрам — производство, общий объем импорта и реализации, структура цены на единицу лекарства. Анализ выявил много любопытного и, в частности, опроверг расхожий аргумент фармацевтических компаний о том, что цены повысились в связи с обесцениванием драма. Между тем, по словам председателя комиссии, в тот период “девальвации драма не наблюдалось. Несколько компаний одновременно и необоснованно повысили цены на лекарства, нарушив тем самым законодательство о конкуренции”.
Исходя из этого 8 фармацевтических компаний, уличенных комиссией в антимонопольном сговоре, были оштрафованы на общую сумму около 500 млн драмов. Штраф взимался в размере 2% от прошлогоднего дохода, но не должен был превышать 300 млн драмов.
Самый высокий штраф наложили на компанию “Натали-фарм”, из чего можно заключить, что именно она более других преуспела по части нагнетания цен и извлечения прибылей из этой антисоциальной акции. Компании предстояло выплатить 187 млн, что, естественно, очень не понравилось ее представителю на заседании комиссии. Разгорячившись, он не только обвинил председателя комиссии и одного из сотрудников в субъективизме и предвзятости, но и потребовал их отвода. Заодно он “предписал” перенести рассмотрение дела на закрытое заседание, поскольку разглашать коммерческую тайну он не вправе, и уже там он представит “несокрушимые железные аргументы”, полностью оправдывающие действия его компании.
Однако всем этим доводам комиссия не вняла. Что же касается других компаний, также обвиненных в ценовом сговоре и обложенных штрафом, то они вели себя не столь агрессивно, хотя, конечно же, не пришли в восторг от размеров наложенных на них “контрибуций”. К примеру, “Альфа-фарм” должна выплатить 113 млн драмов, “Вагафарм” — 40 млн, “Армфармация” — 40,5 млн, “Эскулап” — 35,5, “Аргофарм” — около 21,5, “Амикус” — 18,4 и “Фетида-фарм” — около 12,5 млн драмов. Кроме того, штрафников обязали в 10-дневный срок “восстановить статус-кво”, т.е. удешевить лекарства.

С этого исторического для нашего фармацевтического рынка заседания комиссии прошло более месяца, однако компании, похоже, не спешат восстанавливать “статус-кво” — цены в аптеках в основном остаются на прежнем уровне, просто болеющее население уже стало к ним привыкать. Предварительный мониторинг выявил, что цены на рынке лекарств хоть и неизменны, но не достигли своего первоначального уровня. Шум, как водится, поутих. Но что изменилось по сути?
В качестве одного из главных аргументов повышения цен на лекарства участники рынка называют высокие выплаты в бюджет: 12% — таможенные пошлины, 20% — НДС. Исходя из этого самой эффективной мерой сами импортеры считают отмену НДС на лекарства. Это мнение разделяют многие. В частности, заместитель директора Агентства по лекарствам и медицинским технологиям МЗ РА Самвел Азатян в интервью одной из газет заявил: “За последние три года одним из событий, о которых стоит упомянуть в первую очередь, стало введение НДС на лекарства. Цель была благая — обложить налогом такую достаточно богатую сферу, как лекарственный бизнес. Однако, как показало время, проиграли только потребители. Введение НДС лишь усугубило проблему доступности лекарств, привело к перекосу цен, притоку в Армению контрабандных лекарств, в том числе и фальшивых, через “прозрачную” границу из соседней Грузии, где НДС на лекарства не взимается”.
В том, что введенный “с подачи” тогдашнего главного налоговика Андраника Манукяна НДС на лекарства имел очень негативные последствия и лег тяжким бременем прежде всего на население, мы имели возможность убедиться давно. Об этом много писали и говорили. Однако государство в лице правительства и не пыталось вмешаться в этот процесс и снять налог с лекарств, сделав их тем самым более доступными для большинства населения.
Впрочем, дело не только в налоге. Похоже, фармацевтическая сфера полностью отдана во власть заправил этого бизнеса и государство даже и не пытается как-то контролировать ее.
Законодательная власть устами председателя парламентской комиссии по здравоохранению Ара Баблояна заявила о том, что “в условиях свободного рынка государство не может вмешиваться в ситуацию и не вправе диктовать цены на рынке”.
Исполнительная власть в лице Минздрава не правомочна заниматься контролем за ценами на рынке, но обеспечение лекарствами в форс-мажорных ситуациях, как, к примеру, во время вспышки гриппа, осуществляет в рамках госзаказа.
Между тем даже такой абсолютно свободный от всякого контроля рынок обязан подчиняться принятым в стране законам. Но так ли это? Закон “О лекарствах”, принятый в 1998 году, запрещает продажу в аптеках незарегистрированных лекарств, более того, устанавливает уголовную ответственность для врачей, выписывающих больным такие лекарства. Закон действует уже 12 лет, но, увы, только на бумаге. На аптечных прилавках открыто лежат нелегальные препараты, а врачи, многие из которых находятся в тесной связи с дистрибьюторами зарубежных фирм-производителей, не только выписывают, но и настойчиво рекомендуют своим пациентам пользоваться препаратом, не получившим “добро” агентства по лекарствам.
С подобными фактами мы сталкиваемся на каждом шагу, но можем ли при этом привести хоть один пример, когда врач, открыто нарушающий закон, был призван к ответу или хоть одна аптека, торгующая незарегистрированными лекарствами, лишалась лицензии? Нет ни одного случая. А безнаказанность, как известно, увеличивает число таких правонарушений в самой социально уязвимой сфере и расплачивается за них население не только деньгами, но и здоровьем, а порой случается даже жизнью. Преспокойно торгуют в стране поддельными, просроченными лекарствами, и тоже абсолютно безнаказанно. Да и о каком наказании может идти речь, если все частные аптеки (а других в Армении нет), по сути, превращены в “частные лавочки” и находятся во владении лиц, широко известных в стране как по масштабам своего бизнеса, так и по влиятельности кресел, которые они занимают в разных структурах власти.
Во всех цивилизованных странах лицам, занимающим высокие посты в государстве, категорически запрещено заниматься бизнесом, дабы не допустить его “сращения” с властью. Ничего подобного у нас нет, более того, в коридоры власти некоторые для того-то и проникают, чтобы обеспечить себе надежную защиту на случай разногласий с законом. Так что стоит ли удивляться, что наш фармацевтический рынок, находящийся под очень надежной крышей, преспокойно игнорирует все законы. В равной степени это касается и принятого недавно Уголовного кодекса, в частности его 280-й статьи, устанавливающей уголовную ответственность за производство и распространение поддельных лекарств. Но позволим себе усомниться в том, что и введение этой статьи образумит “лекарственных бракоделов”.

Сегодня в Армении зарегистрировано 3500 лекарств. А сколько при этом крутится на фармацевтическом рынке, не берется сказать никто. Во всяком случае, по данным ВОЗ, в развивающихся странах почти половина этого богатого ассортимента — фальсификация, за которую население платит по полной. “Тактичное” невмешательство государства в этот лекарственный беспредел понять трудно, тем более что возможности для этого есть.
Одна из них — всячески поддерживать развитие местного фармацевтического производства, на долю которого сегодня приходится лишь 8% от общего объема реализуемых в стране лекарств. 12 армянских фирм-производителей, в том числе “Фарматек”, “Ликвор”, “Арнимед”, имеют хорошие перспективы и могут быть достаточно конкурентоспособны на лекарственном рынке страны. Но они покрывают лишь очень незначительную часть спроса, основная нагрузка ложится на импорт.
А пока это так, то, по мнению руководителя ЗАО “Фармация” А.Аванесяна, “рынок должен регулироваться самостоятельно, тут невозможно добиться стабильности сдерживающими мерами”. Однако в России такую позицию не разделяют. Рост цен на лекарства обсуждался в этой стране на самом высоком уровне и были приняты самые жесткие меры по их сдерживанию. В частности, введена обязательная регистрация отпускаемых цен на перечень жизненно важных медикаментов. Если лекарство ввозится из-за рубежа, в документах указывается вводная стоимость. Ужесточены меры к продавцам — у тех, кто рьяно накручивает цены, отбирают лицензии.
Напомним, что еще летом прошлого года Министерство здравоохранения Армении предлагало закрепить фиксированные цены на 150 жизненно важных лекарств, и список их уже был составлен. Однако это предложение пока не получило законодательной поддержки. Что же касается отзыва лицензии, то в Армении этот вопрос решает суд.
Из случившегося можно извлечь еще один урок. Поспешив передать все без исключения аптеки в частные руки, мы тем самым лишили наших граждан даже единственного шанса приобрести нужное ему лекарство по доступной цене, контролируемой государством и с гарантированным качеством. Несколько государственных аптек могут стать хорошей альтернативой частному сектору, которая к тому же вынудит его сдерживать оголтелый рост цен.
Рыночные отношения, на которые мы так часто ссылаемся, вовсе не предполагают отсутствия человеческих отношений между поставщиком и потребителем, тем более в лекарственной сфере. Подтверждение тому опыт многих развитых государств, в которых имеется и сеть гуманитарных аптек, где введено множество льгот для уязвимых категорий граждан. В нашей стране тоже существуют 5 приоритетных категорий больных, которые получают лекарства в рамках госзаказа. В прошлом году на эти цели из госбюджета было выделено 1,9 млрд драмов.
Это, безусловно, важное подспорье в
деле лекарственного обеспечения, но в целом проблему не решает, потому что множество малоимущих граждан, не попавших в льготные категории, остались за рамками госзаказа и вынужденно пользуются дорогостоящими услугами аптек.

Одна из оштрафованных компаний — “Натали-фарм” — является спонсором демонстрации армянского сериала “Во имя любви”, который проходит на канале h1. Фильм постоянно прерывается затяжными рекламными паузами, в ходе которых спонсор рекламирует свою продукцию, в частности средство от насморка “Снуп”. Как сообщили корр. “НВ” в Агентстве по лекарствам и медицинским технологиям МЗ РА, подобный препарат в Армении не зарегистрирован. Между тем статья 11 Закона “О лекарствах” гласит: “В Республике Армения запрещается реклама незарегистрированных лекарств”. Видимо, и на этот случай у компании припасено “железное алиби”. Или это тоже большая коммерческая тайна?