Быть или не быть арменоведению в Свободном университете Берлина

Архив 200925/06/2009

Перед отделом арменоведения Свободного университета Берлина замаячила неприятная перспектива.

Он может прекратить существование, если Армения не окажет финансового содействия. Основан отдел самим Йозефом Марквартом, востоковедом, большим другом нашего народа.
Проблема возникла после того, как в Германии было принято решение перекомпоновать три крупных университета Берлина — Гумбольдта, Технологического и Свободного университета. Перекомпоновать, то есть уменьшить, сэкономить, а сэкономленные средства пустить на развитие других университетов — тех, что в восточной части страны. Очень вероятно, что армянский отдел отделения индоевропейского и сравнительного языкознания будет закрыт. Как говорит доктор Жирайр Кочарян, единственный работник отдела, это произойдет, как только уйдет на покой нынешний руководитель этого отделения профессор Майер-Бругер. Единственный способ спасти армянский отдел, а фактически центр — это основать кафедру арменоведения на его основе. Предварительное согласие университетского руководства есть, остается решить вопрос вопросов — финансовый. На начальном этапе бюджет кафедры составит 48 тысяч евро, из коих половину берется обеспечить Свободный университет. Другая половина за заинтересованной стороной. Так принято. Так, кафедру византологии на паритетных началах обеспечивает Греция, синтологии — Китай, тюркологии — Турция. Это через два года, в конце 2011-го, пока же, чтобы сохранить нынешнее состояние и статус отдела, необходимо 1200 евро в месяц. Их-то и нет.
Ж.Кочарян, закончивший антропогеографический факультет этого университета, картограф, изучавший также иранскую филологию и арменистику, уже три года читает лекции по арменистике совершенно безвозмездно, за свой счет приобретает необходимую литературу и т.д. Он кроме всего прочего взвалил на себя заботу об арменоведческой библиотеке — около 3 тысяч томов — и архиве. Благодаря его энтузиазму и патриотическим чувствам отдел на деле являет собой богатый источник информации и фактографии по Армении. В частности, здесь собраны редчайшие фотографии по Западной Армении с уникальными фотографиями Армина Вегнера. “Я, на мое счастье, был с ним знаком”, — с гордостью говорит он. Жирайр, кстати, уроженец иранской Джульфы, читает лекции в Степанакертском университете, периодически публикует статьи и пишет о карабахской проблеме. Он участник многих арменоведческих конференций и прочих научных сборов.
Традиция арменоведения в Свободном университете Берлина имела устойчивые традиции, которые не прерывались десятилетиями. Тут изучали грабар и ашхарабар, западноармянский и восточноармянский диалекты, историю армянской письменности, историю Армении, культуры и т.д. Прерывать традицию крайне нежелательно, особенно с учетом агрессивного поведения наших восточных соседей. К тому же свято место пусто не бывает — это общеизвестно. Уже несколько лет Жирайр обращается в государственные инстанции Армении, к Св.Эчмиадзину — безрезультатно. Судьба арменоведения в Германии никого не заботит, хотя и ежу ясно, что это далеко не только научно-культурная проблема.
Не так давно он общался с замминистра иностранных дел г-жой Казинян, которая была послом Армении в Германии и хорошо знает ситуацию. Она успокоила Кочаряна — мол, “скоро пошлем доцента в Берлин”. В конце июля. Это решение вопроса? Захотят ли в Свободном университете принять доцента из Еревана, она не сказала. Но там, в Германии, ведь все иначе делается — по строжайшему конкурсу. А может, просто надо кого-то устроить, сделать доброе дело?
И это в то время, как вновь создан азербайджанский отдел при кафедре тюркологии, а грузиноведение успешно развивается в Университете Гумбольдта.
На этом фоне вспомнился шум, вызванный известием о создании некоего армянского культурного центра в Венеции. Затеяна акция была Министерством культуры, хотя такой центр в Венеции существует более двух с половиной веков — Остров Святого Лазаря. Но министру понадобился новый в некоем дворце, который надо еще реставрировать. Когда Асмик Погосян спросили об этом, она внятно и весьма твердо ответила, что есть решение правительства о финансировании в 2009-м центров арменоведения (РіЫі·ЗпіПіЭ П»ЭпсбЭЭ»с) в Венеции и Берлине (?). Оставим пока в стороне вопрос, почему заботы о несуществующих арменоведческих центрах поручены Министерству культуры, а не Министерству науки и образования, Академии наук или Университету. Организация арменоведческих центров, особенно в дорогущей Венеции, в том же Берлине, весьма затратное предприятие. Но получается, что это нам под силу, а вот создание арменоведческой кафедры на уже существующей базе — ну никак. А может, просто неинтересно, не слишком престижно, не очень-то шумно и заметно.
Жирайр Кочарян просит содействия не для себя лично — для дела, имеющего государственное, национальное значение. В защиту отдела и в пользу будущей кафедры не раз выступала известный арменовед Тесса Гофманн, автор 14 книг проармянского содержания. Ее призывы о финансовой помощи также никто в Армении и в диаспоре не услышал.
Проблема, важная и не слишком дорогая, никак с мертвой точки не сдвинется. Жирайр Кочарян на грани отчаяния. Но неужто это нужно ему, а не всем нам? Зачем, спрашивается, выпускать из рук реальную синицу, одновременно устраивая охоту на журавля в берлинском небе. Неужели создание мифического центра арменоведения в Берлине силами Минкульта легче и важнее кафедры в Свободном университете Берлина? Очень все это странно… И подозрительно.
Карэн МИКАЭЛЯН