Брызги шампанского

Архив 201626/12/2016

Готовясь встретить Рождество, которое в Америке — праздник номер один (Новый год здесь всегда второй), автору показалось, что спрос на шампанское в сравнении с объемом продаж верхней одежды, всякой бижутерии и электронно-бытовых приборов если и пошел вверх, то ненамного. Ощущение, возможно, оттого, что он, автор, общается преимущественно с той частью населения США, которое предпочитает водку, в некоторых случаях вино, хотя по всем правилам национального менталитета должно было употреблять коньяк. Тем более вдали от родины и в кругу своих. Ну, да ладно… Каждый, особенно в такой цитадели плюрализма, как Соединенные Штаты, пьет, что хочет, закусывает, чем хочет, и вспоминает то, что ему вспоминать хочется.

 

Автору хочется о шампанском. В предвкушении предстоящих праздников он хотел бы от сложного в быту, муторного в политике и гнетущего во всем остальном повернуться к светлому чистому и искристому. Причем сказать об этом как можно коротко и по возможности емко. А чтобы так, обращения к чужому слову не избежать. При этом надо помнить, что заимствовать у одного автора — это плагиат, а заимствовать у многих — научное исследование. Отсюда просьба: рассматривать нижеследующее не как очередные “Заметки по поводу”, а скорее “Исследование по случаю”, конечно же, новогоднему. И вот теперь к делу.

Первое знакомство с шампанским у автора состоялось в далекой юности при рассматривании красочной фотографии из “Книги о вкусной и здоровой пище” под кураторством Анастаса Ивановича Микояна и с эпиграфом от самого товарища Сталина. Сверкающая литыми боками бутыль царственно возвышалась в самом центре уставленного всевозможными яствами стола, часть которых входит в гастрономическое сопровождение напитка, в то время как другая — категорически нет.

Тут мы обратимся к рубрике “Интересные факты” из американской газеты “Реклама”, тем более что факты не просто интересные, а очень интересные. Всегда ли вы, дорогой любитель вроде бы натурального ишхана под якобы сделанную в Финляндии водку, помните о том, что “шампанское не дружит со стейками, сырами типа рокфор и что закусывать шампанское шоколадом, а тем более закидывать его кусочками в бокал — дурной тон”. Зато то же вино наилучшим образом сочетается с морепродуктами, белым мясом и заправленными майонезом салатами. Ну а если на столе шампанское дорогое да элитное, то к нему исключительно черная икра в икорнице из, что уж там говорить, черепашьего панциря.

Между тем должного почтения к себе этот напиток богов у когда-то молодого автора не вызывал, а по меткому определению политобозревателя “Известий” Бовина был хорош разве что для полировки. После вливаний вовнутрь всякого разного, как вы догадываетесь. Примешь, бывало, на грудь энное количество “Столичной”, оглянешься окрест себя, увидишь в глазах друзей отражение собственных желаний и помыслов, и душа твоя, взбодренная согласием собутыльников и переполненная радостью бытия, встрепенется и запоет от дружного “По машинам!” в предвкушении скорого выезда на “шампански трасс”.

Что это такое? Не адрес, не дом и не улица… Это состояние души. Сказать, что после полноценных возлияний душа иной раз требует добавить, может, оно и правда, да не полная. Душа требует продолжения общения, чистосердечных признаний, обещаний “никогда не…”, “всегда как…” и, чтоб как в песне: “давайте говорить друг другу комплименты” — вот чего душа требует (хотелось бы сказать “взыскует”, только нет полной уверенности, что к месту).

Говорят, от бургундского начинаешь думать о глупостях, от бордо — говорить о них, а от шампанского — совершать их. Вот пример. Можно ли в трезвом уме и ясной памяти рассчитывать на снисхождение и сдаваться властям при условии, что из отмеренных за “ограбление века” тридцати лет тюрьмы в результате побега отмотан всего лишь год и три месяца? Вы таких простачков видели? Знакомьтесь: Ронни Биггс, англичанин, организатор совершенного пятьдесят лет назад ограбления поезда. После явки с повинной сразу же препровожден обратно в камеру, затем освобожден по состоянию здоровья, скончался на прошлой неделе в возрасте восьмидесяти четырех лет. Помянем…

Неопровержимых доказательств того, что покойный злоупотреблял именно шампанским, у автора, разумеется, нет. Тут, скорее, виски (“сжиженный солнечный свет” — по определению Бернарда Шоу). Но мы ведь о шампанском (“солнечные лучи, удержанные водой” — Галилео Галилей), которое можно пить, но рисковать-то зачем?..

 

Возвращаемся к главному. А знаете ли вы, дорогой читатель, что скорость вылетающей из бутылки с шампанским пробки равна ста двадцати километрам в час. И что традиция поливать им всех, кто окажется рядом, была положена автогонщиком Дэном Герни еще в 1967 году.

А то, что именно женщины придали этому напитку особенный вкус, неповторимый шарм и чарующую игривость, вам, верноподданным полузабытых “Коленвала”, “Белоголовки”, а нынче “Абсолюта”, “Кристалла” и др., известно? Дальше. Хоть и считалось, что стоит женщине пригубить вино, как оно превращается в уксус, на самом деле это вовсе не так. Имена? Пожалуйста: основательница винной империи мадам Клико и продолжательница ее славного дела Сесиль Бонфонд. Накроем стол лучше всех, наполним бокалы искристым шампанским (“Вкус яблока, очищенного стальным ножом” — Олдос Хаксли) и выпьем за женщин!

Но тут, увы, может выйти не по-божески. Что имеет в виду автор? Автор имеет в виду отповедь иерея Тер-Есаи, устроенную богато накрытым столам во время празднования Нового года. Иерей полагает, что это мешает полноценной встрече Святого Рождества. Может, оно и так, может, с постными лицами Рождество и лучше, но если, как гневается Тер-Есаи: “большая часть народа как будто соревнуется, чей стол будет более роскошным”, то и дай им, как говорится, Бог. Пусть соревнуются, пусть побеждают, а если и без медалей, что ж, на Олимпиадах тоже главное не приз, а участие. Потому что благотворительных похлебок наелись по уши. Потому что осточертело в поисках лучшей доли скитаться по миру. И очень не хочется, чтоб получалось как в романе Майкла Каннигема: “Одно из безусловных достоинств Кливленда в том, что в какую сторону от него не направляешься, невольно чувствуешь, что изменяешь жизнь к лучшему”. А ведь как хочется застать ее не где-нибудь в стороне, а у себя дома. Да поскорей бы.

 

…А теперь, а теперь тост. Согласно договоренности, вновь обращаемся к чужому слову, но при условии полного и безусловного согласия с ним. В данном случае со словом Владимира Паперного, культуролога и просто мудрого человека. “Сейчас во всем мире происходит резкое разделение на своих и чужих. В России не любят “лиц кавказской национальности”, мусульмане не любят “неверных”, бедные не любят богатых, богатые — бедных, местные — пришельцев, евреи не любят арабов, все остальные — евреев и т.д. Это прямой путь к конфронтации и агрессии. Не знаю, может ли один тост изменить ситуацию, но попробовать стоит. Я поднимаю этот бокал за тех, кто не похож на нас!”

Присоединимся. И чтоб впредь (хотя бы чаще) и во всем получалось как в анекдоте о Валерии Гергиеве. Останавливает знаменитый музыкант такси. Садится. Таксист спрашивает: “Куда вас везти?” Гергиев ему отвечает: “Везите, куда хотите, меня ждут везде”.

Будьте здоровы, живите долго и пусть вас ждут и дождутся везде. С наступающим!

Трой (Мичиган), США