Брейвик рассказал о причинах своей ненависти к мусульманам

Архив 201207/06/2012

Норвежский террорист Андерс Брейвик, устроивший два теракта, рассказал в ходе судебных слушаний об источниках своей ненависти к мусульманам, пишет газета Aftenposten.

По словам террориста, на него оказал сильное влияние опыт общения с мусульманами в детстве. Первый раз он столкнулся с мусульманами в 1984 году, когда ему было семь лет. Тогда отец его друга — выходец из Турции — сломал его велосипед, отомстив за некое оскорбление. В другой раз кто-то подбросил мешок с мусором под дверь его матери. Помимо этого, он неоднократно сталкивался с тем, что мусульмане были замешаны в преступлениях: грабежах, драках, изнасилованиях. Каждый из этих случаев сам по себе не имел особого значения, но их совокупность сформировала представление Брейвика о мусульманах. Он уверен, что переломный момент произошел, когда ему было 15-16 лет. Тогда группа мусульман обокрала нескольких норвежцев, которых иммигранты обзывали обычно “картошками”. Норвежских девушек они звали “картофельными подстилками”. В прессе об этом написали как об агрессии неонацистов против мусульман, утверждает Брейвик. В 23 года Брейвик установил контакт с националистами и поддерживал с ними связь через интернет. С 2006 года он начал вынашивать план террористической атаки. Он заявил, что не нашел веских причин, по которым борьбу можно было бы вести демократическими способами. При этом он признался, что его привлекала их мужественность по сравнению с женоподобностью многих норвежских мальчиков. Напомним, Андерс Брейвик совершил 22 июля 2011 года двойной теракт, в результате чего погибли еще 69 человек.
* * *

Одного из пяти судей, ведущих процесс над Андерсом Брейвиком, уличили в игре в пасьянс во время заседания суда, сообщает France-Presse.

Фотография судьи Эрнста Хеннинга Эйлсена, раскладывающего пасьянс на своем ноутбуке, была опубликована норвежским изданием Verdens Gang. Официальный представитель суда, комментируя произошедшее, заявила, что “судьи всегда внимательно слушают выступающих в суде” и что “существуют разные способы для фиксации внимания”, добавив что Эйлсен не стал отрицать факта своей игры в карты.