Брать или не брать?

Архив 201716/03/2017


или Не учите меня жить, лучше помогите материально

 

Как утверждали классики, «статистика знает всё». В нашем случае она с точностью до десятых долей процента знает, сколько именно граждан готовы продать свои голоса на предстоящих парламентских выборах.

Как утверждает директор Центра социологических исследований «Социометр» Агарон Адибекян, таких несознательных избирателей у нас ничтожное количество – всего 1,3 процента. Которые, разумеется, «ничего не решают». Другое дело, говорит г-н Адибекян, что имеется еще более 11 процентов граждан, страдающих материальными проблемами. И вот они-то «готовы отдать свои голоса тем, кто решит эти проблемы». Таким образом, в целом 12,5% голосов можно получить «не политическими методами». Все остальные пойдут на участки «со своей позицией». А все потому, что нынче «личность и авторитет членов партии имеют для избирателей большее значение, чем подкупы и взятки».

Всё это смотрится достаточно пристойно, но тем не менее порождает некоторые вопросы. Во-первых, многочисленные сообщения в соцсетях несколько портят нарисованную картину. «Ходят дядьки и тётки по квартирам малоимущих семей и предлагают взятки за голос». Избиратель, не будь дурак, обещает голос всем подряд, что понятно — как-никак речь идет о суммах в размере от 10 до 20 тысяч драмов. Покладистые «дядьки и тетки» говорят, что взять можно и у них, и у их оппонентов, но голосовать надо «правильно». Впрочем, если сфотографируете свой бюллетень и докажете, что отдали свой голос именно тем, кому следует – «приз» за верное понимание требований текущего момента возрастет до 50 тысяч. Разумеется, при этом столичный избиратель «стоит» дороже – этак на 5 тысяч.

Предположим, что во всех этих случаях речь и вправду идет о мизерном числе граждан, а многие другие (ориентировочно – 150 тысяч человек) готовы поспособствовать успеху того или иного политика «всего лишь» за внеплановое асфальтирование своей родной улицы или, например, за оплату коммунальных услуг в месяц выборов. Всё равно подозрения остаются. Ведь бедствует у нас, согласно той же статистике, причем официальной, треть населения.

Но прочь подозрительность! Будем думать, что наши бедные – люди гордые, как тот ванадзорец, который на прошлых выборах опустил свой бюллетень, пришпилив к нему 10-тысячную купюру и размашисто написав: «Чтоб вам эти деньги поперек горла встали!»

Допустим, что этот гражданский подвиг своим примером увлекает большинство соотечественников. Есть повод испытать гордость и вдохновение. Но опять же маячит нюанс, не позволяющий слишком уж вдохновляться. Повсеместно только и разговоров, что о взятках – прямых и косвенных, о личных качествах кандидатов (многие из которых, оказывается, имеют многочисленные скелеты в своих шкафах), о том, как плохо живется нам сейчас, но зато как весело станет, если партия X обставит партию Y… Верьте нам и голосуйте «правильно»! Верьте на слово! Такое впечатление, что гражданин не к избирательной урне должен идти, а в церковь, где, как известно, никаких рациональных доводов никто приводить не собирается – вера и только вера. Но как-то не тянет восклицать, подобно средневековому христианскому мыслителю: «Верую, ибо абсурдно!» Хочется и для ума некоторую скудную пищу получить. Между тем нет обсуждения партийных программ, идеологий, системы взглядов, с которыми идут на выборы кандидаты. Конечно, ни политические силы, ни отдельные политики ни за что не признаются, что никакой идеологии, никакой стройной системы взглядов у них за плечами не просматривается. Исключения имеются, но слишком уж единичные. Претенденты на парламентские кресла станут уверять, что являются носителями богатой, всеобъемлющей идеологии, да вот беда – слишком уж сложна эта материя для «простых людей», им, «простым», чего-нибудь попроще требуется. Поэтому и уповают больше на «авторитет» и «фактор личности», если надо – то и на подкуп. То есть нет и не предвидится столкновения идей, зато ширятся факты столкновения «авторитетов». Словно не о политике речь идет, а о совершенно иной, не столь почтенной сфере человеческой деятельности…

Впрочем, избиратель и впрямь такими вопросами заморачиваться не склонен. Привыкли люди к сложившемуся положению вещей. А привычка, как говорится, вторая натура. Как-то не слишком это сочетается с заявленным стремлением к построению гражданского общества. Ничего, подождем. Глядишь, лет через пятьдесят всё начнет меняться.