Брайза сделал свое дело, Брайза может уйти

Архив 200901/09/2009

или Нужна ли такая “американизация” Азербайджану?
Американский сопредседатель МГ ОБСЕ Мэтью Брайза, которого прочат на должность посла США в Баку, пока не получил агреман (официальное согласие) со стороны властей Азербайджана.

Скорее всего руководство АР пытается показать США, что в Азербайджане не особо воодушевлены этим назначением.
Итак, самый “опровергаемый” различными СМИ сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайза покинул свой пост — так же громко, как и вступил в эту должность. Ведь именно Брайза в начале своей карьеры в сопредседательстве раскрыл завесу переговоров, рассекретив часть мадридских принципов. И именно Брайза стал тем сопредседателем, кто вопреки всем канонам посредничества назначен послом в одну из конфликтующих стран.
Сопредседательство стало для Брайзы своего рода трамплином — углубить знание региона, сделать себе здесь имя. Это неоднозначное назначение дает множество поводов для анализа — что привнесет руководимое Брайзой посольство в политику США в Азербайджане, как соотнесется с отношениями с Карабахом и Арменией, что даст в контексте отношений указанных стран с Турцией?
Брайза считается одним из специалистов по Кавказу в Госдепартаменте США. Более того, он относится к числу “реализаторов” геополитической концепции США о так называемом “Большом Ближнем Востоке”, которая предусматривает необходимость разрыва “пуповины” закавказских стран с Россией и перевод их в иное геополитическое измерение. В этом смысле назначение Брайзы именно в одну из стран региона не случайность. Он “из первых рук” знает весь регион, включая и Карабах — много ли в Азербайджане найдется сегодня даже не политиков, а просто людей, которые видели сегодняшнюю НКР воочию? Кроме того, жена Брайзы — турчанка, и это тоже немаловажный фактор, если речь идет о кавказском менталитете и влиянии этого фактора на треугольник Азербайджан — Турция — США (вполне возможно, что этот фактор сможет как-то повлиять и на внешнее смягчение похолодевших отношений Азербайджан — Турция и Турция — США).
Конечно, Брайзу можно было бы назначить послом, например, в Грузию — благо, говорят, именно Саакашвили профинансировал громкую свадьбу Брайзы с турчанкой Зейно Баран. Кроме того, Саакашвили поспешил наградить Брайзу орденом Славы “за заслуги в развитии дружбы между США и Грузией” — тоже странная награда, если учесть, что непосредственно Грузией Брайза почти не занимался. Конечно, со стороны США “правильнее” было назначить Брайзу послом скорее в Грузию — с учетом теплых личных взаимоотношений с Саакашвили и с тем, чтобы сохранить формальный нейтралитет, не назначив сопредседателя ОБСЕ послом в одну из стран, в отношениях с которыми ранее он играл роль посредника. Назначение Брайзы послом в Азербайджан говорит о том, что США по сути “наплевать” на формальности, и именно таким неэтичным назначением Вашингтон, возможно, в очередной раз дал понять миру, что интересы Америки превыше формальностей… При этом столь, по сути, циничное назначение послом в одну из конфликтующих стран фактического посредника конфликта осталось без соответствующей реакции властей НКР и РА или же посредников, что может создать подобный нежелательный прецедент и в будущем.
При этом Брайза отметил: “Президент Обама считает Азербайджан очень важным стратегическим партнером США”. О важности Азербайджана для США в смысле энергоресурсов говорить уже и не стоит, скорее США считают важным поменять курс Азербайджана на большую “американизацию”, как это было в случае с Грузией. Но “американизация” Грузии повлекла за собой потерю Абхазии и Южной Осетии. Означает ли назначение Брайзы подобную “американизацию” и для Азербайджана?
Кроме того, вопреки распространяемым мнениям о назначении Брайзы как свидетельства повышенного интереса США к Азербайджану существует и другое — США как бы намекают руководству Азербайджана: “Теперь “наш человек у вас” владеет информацией больше, чем вы”, и это, возможно, один из своеобразных рычагов давления на Азербайджан со стороны США. Брайза как знаток всех мнений на Кавказе, как владелец информации о существующих на сегодняшний день позициях всех сторон карабахского конфликта, включая и НКР, может прекрасно использовать свои знания, как только это понадобится США.
Что касается “карабахской истории Брайзы”, то, конечно, он успел по этой части зарекомендовать себя в качестве внешне легкомысленного и скорее проазербайджанского посредника. Его неоднозначные высказывания по Карабаху, особенно о возвращении Азербайджану то ли 5, то ли 7 районов, скорее всего уже готовили почву для назначения Брайзы послом в Азербайджан. Но как бы то ни было, Брайза стал именно тем посредником, кто более всех “бросал в народ” информацию, вынося на всеобщее обозрение самые разные вопросы карабахского урегулирования. Он часто что-то говорил, так же часто давал опровержения, отказываясь от сказанного и говоря новые вещи, но это тоже часть политики, благодаря которой Брайза стал самым цитируемым посредником и, по сути, одним из немногих инициаторов публичных обсуждений в обществах конфликтующих стран. Плюс ко всему этому Брайза не раз высказывался за то, что в урегулировании карабахского конфликта надо учесть и международное право на самоопределение наций, что, конечно, в свою очередь тоже “отягощает” его хороший прием в Азербайджане. Кроме того, Брайза реально и воочию увидел сегодняшнюю НКР — с ее государственной атрибутикой и ее состоявшейся повседневностью. А это побольше, чем “нарисованная” и спланированная американскими союзниками независимость того же Косово. Кто знает, может, именно Брайзе, прекрасно и лично знакомому с политическими властями НКР и РА, уготована новая роль — стать мостом для налаживания прямого диалога между НКР и Азербайджаном? Для Карабаха пойти на подобное будет на грани фола (ведь в АР могут быть трактовки, что Брайза как посол США в Азербайджане налаживает связи с Карабахом в рамках территориальной целостности Азербайджана), но, как говорится, “кто не рискует”… Карабаху сейчас важно быть услышанным, и стоит подчеркнуть, что назначение Брайзы на сегодняшний день сулит более дивидендов именно НКР, а не Азербайджану или Армении.
Сегодня пока не известно, кто заменит Брайзу на посту сопредседателя МГ ОБСЕ от США. Пока известно, что его место помощника заместителя госсекретаря займет Тина Кайденау, возглавлявшая американскую миссию в Косово (и это, кстати, тоже знаковое назначение). Станет ли она и посредником в карабахском переговорном процессе, пока никто не знает, но Брайза отметил, что кандидатура от США в МГ ОБСЕ “удовлетворит обе стороны конфликта”. А какие именно “обе” стороны имел в виду Брайза, опять же сложно сказать, особенно в контексте его возможной новой миссии по налаживанию прямых контактов между НКР и АР.
Как бы то ни было, армянская и карабахская политическая элиты пока воздерживаются от горячих комментариев. Некоторые политические силы заявили, что назначение Брайзы — это неэтичный шаг со стороны администрации Обамы, были и такие люди, которые посчитали, что “власти РА должны объявить Брайзу персоной нон грата”… Но в целом армянские власти пока выжидают: сейчас важнее Брайзы новая фигура, которая заменит его в ОБСЕ. Именно это назначение и расставит все точки над “i” в новой политике США в регионе. В политике, которая перестала делать ставку на Грузию, устала от открытой конфронтации с Россией, хочет наладить былую “взаимолюбовь” с Турцией и желает, как всегда, быть первой скрипкой в нашем регионе. В этом деле Брайза достаточно успешно сыграл свою роль. Но пока впереди вторая серия, в которой Азербайджан может “показать рога” США — исходя из грузинского опыта Армения может вдруг сама “воззреть” на Америку — соответственно отреагировав на альянс Турция — Россия, Турция может по-восточному снова “повилять хвостом” — благо 24 апреля в календаре пока никто не отменял и оно всегда наступает, а Россия… — как всегда, “умом ее не понять”… Лучших времен придется ждать уже вместе с, возможно, “проазерившимся” Брайзой и новыми интересами региональных субъектов и объектов. Но уж точно и с осознанием того, что до сегодняшнего дня не было в Азербайджане дипломата или недипломата, который бы однозначно понимал, что “в карабахском урегулировании решение статуса НК — самое главное” и от этого принципа власти Армении не сделают ни шага назад.
Карин СТЕПАНЯН