“Боюсь, что меня снова выставят крайним”

Архив 201011/02/2010

Для скульптора Гарика Кургиняна 2010 год начался с черной полосы. В первый же день января его сильно избили. Тогда же он лишился мобильника и паспорта. Так он и ходит до сих пор без “связи с миром” и удостоверения личности. Еще раньше он лишился дома. Так что письма и сообщения ему приходят до востребования в одно из почтовых отделений Авана.

Кем и по какой причине был избит этот человек, предстоит разобраться следователям Арабкирской полиции. Задача не из легких, так как сам по себе Гарик Кургинян личность довольно известная и неординарная. Впервые его имя всплыло в связи со скандалом вокруг Ботанического сада. Здесь с 1998 года его семья снимала небольшое помещение. Договор об аренде на 50 лет был подписан между его отцом Эдуардом и НАН Армении. На 90 кв.м располагалась гончарная мастерская скульптора-самоучки Гарика Кургиняна. А львиная доля его творений оседала вокруг дома среди редких растений, украшая национальный парк. Многие до сих пор помнят целый зоопарк из скульптур различных животных, образовавшийся в этой части сада. Позже эти фигуры стали участниками молчаливой акции протеста. Когда Кургиняна выдворяли из мастерской, он закрыл пасти своих творений плакатами с протестными лозунгами. “Вот так же закрывали рот мне”, — объясняет Гарик. И дальше, в который уже раз, рассказывает историю своего выдворения. После подписания полувекового договора об аренде Гарик Кургинян, продав свою квартиру, уезжает в США, планируя на заработанные за океаном деньги содержать мастерскую. Через 9 месяцев после отъезда сына Эдуард Кургинян умирает, и заботы о вверенном семье помещении берет на себя супруг тети Гарика. Он работает сторожем в мастерской, а заодно ухаживает за садом вокруг помещения. А в договоре в качестве арендатора вместо отошедшего в мир иной Эдуарда выступает общественная организация “Хоррдаканнери акумб”, возглавляемая еще одним родственником Кургиняна.
“В течение почти восьми лет (вплоть до 2006 года) я посылал из Америки деньги, которые шли на аренду нашей мастерской, — рассказывает Гарик Кургинян. — И только приехав в Армению в августе 2007 года, я узнаю, что после смерти отца помещение было приватизировано администрацией Ботанического сада”. Процесс выселения Гарика из уже давно не принадлежащего ему дома проходит очень болезненно. Он не поддается — более года живет в холодном помещении с отключенной электроэнергией. Параллельно протестует всеми доступными для него способами, привлекая в качестве “поддержки” свои же скульптуры. Только после того как администрация парка подает иск о его выдворении, который суд первой инстанции Нор Норк поддерживает, Кургиняна окончательно выселяют из мастерской.
Хождение по всем мыслимым и немыслимым судебным инстанциям, бесконечные жалобы и акции протеста ни к чему не привели. “Я не смог отстоять свои права на помещение, за которое годами выплачивал аренду и на которое положили жизнь мои родители, — говорит Гарик. — Оставшись на улице, я вынужден был поселиться в общежитии г.Абовяна, где и живу по сей день. А за то, что я раз за разом, не опуская рук, пытался докопаться до правды (например, куда же утекли выплаченные мною деньги) и отстоять свои права, мне не раз угрожали”. Кургинян не исключает, что его избиение, имевшее место 1 января 2010 года, из той же серии. “Иначе зачем было рвать мой паспорт, где все еще сохранилась моя старая прописка в Ботаническом саду. Я молю Бога, чтобы в этом деле меня снова не выставили крайним”, — заключает он.