Большая игра: Турция и Россия на Кавказе

Архив 201108/02/2011

…Турция на Кавказе — серьезный конкурент Кремля. Старый враг сегодня восстанавливает позиции, пошатнувшиеся в начале ХХ века. Турция — грузинский торговый партнер номер один, она лидирует в торговле с Азербайджаном, и, даже несмотря на отсутствие дипломатических отношений с Арменией, и с ней у Турции на удивление много общих деловых проектов.
Несмотря на относительно ровные отношения и видимое партнерство между Анкарой и Москвой, растущая напряженность между этими гигантами на Кавказе становится все более и более очевидной. Эту напряженность подчеркивает тот факт, что в то время как Армения и Грузия были удалены из “красной книги”, Россия, наряду с Израилем, была внесена в этот список турецких потенциальных противников на ближайшие пять лет.  

Ответом на решение Совета Безопасности Турции стало заключение соглашения между Москвой и Ереваном о продлении срока пребывания российской военной базы в Гюмри еще на 49 лет.  Не нужно быть особо одаренным аналитиком, чтобы заметить, что упрямство Москвы в абхазском вопросе в 2008 году весьма мало связано с неприязнью к Саакашвили. В принятии решения о продолжении оккупации отколовшегося района Грузии существенную роль сыграл турецкий фактор. Кремль полон решимости не повторить ошибку 2004 года и не допустить развертывания событий в Абхазии по “аджарскому сценарию”. В пояснение к сказанному напомним, что сегодня Аджарию можно в равной мере считать как грузинской, так и турецкой областью: официально территория относится к Грузии, однако экономика тут полностью турецкая, а кто платит, тот заказывает музыку. Кремль не пойдет на повторение подобного сценария в Абхазии. Своей оккупацией 2008 года Кремль провел черту по реке Ингури не только для Грузии, но и для Турции.  Турция поддерживает стратегические отношения с двумя из трех стран Южного Кавказа: Грузией и Азербайджаном, Москва же видит стратегического партнера только в лице Еревана. С Грузией она находится в состоянии открытого конфликта, а что касается Баку, в отношениях России с Азербайджаном царит полный хаос.  

“Никаких проблем с соседями”, — таков девиз современной турецкой политики. Согласие на восстановление грузинских церквей — часть этой политики. Несмотря на тот факт, что с Арменией эта стратегия не сработала, Анкара уверена, что с Грузией, несмотря на сопротивление, им удастся добиться своего. Первое публичное заявление о новом турецко-грузинском соглашении Михаил Саакашвили сделал 26 января во время телемоста с населением Грузии, где он говорил о возможном сооружении мечети в Батуми. Вскоре после заявления президента последовало интервью с грузинским министром культуры, где были подробно разъяснены детали этого соглашения. Между тем критики считают, что несправедливо проводить параллели между восстановлением памятников и строительством действующих мечетей. Основное возражение противников проекта касается восстановления мечети Рабат в Ахалцихе. Здешний комплекс представляет собой миниатюрную копию Айя-София в Стамбуле, и критики утверждают, что этот шаг будет иметь серьезное символическое значение. Противники проекта утверждают, что ахалцихский район — полностью христианский, и восстановление здесь мечети будет иметь не только культурное, но и политическое значение. Этот вопрос впервые был поднят в 2006 году, но тогда грузинская сторона отказалась восстанавливать работу ахалцихской мечети после того, как в результате проведенной при поддержке Москвы пиар-кампании грузинская общественность восстала против этого плана. После провала проекта в 2006 году Анкара от него отказалась. Теперь Турция и Грузия, видимо, решили предпринять повторную попытку…
Georgia Today, 05.02.2011 г.
(С сокращениями)

Заза Джгаркава