Бойся “оранжевых” французов, дары приносящих?

Архив 200929/10/2009

Пятого ноября на рынок сотовой связи Армении войдет третий оператор — “Оранж Армения”.

Однако уже сегодня состоится очередное судебное разбирательство, в котором оказалось замешано это дочернее предприятие всемирно известной France Telecom. Наш новый оператор сотовой связи оказался вовлечен в сомнительную историю, связанную с арендой территории под один из офисов компании у риэлторской компании “Иммобилиаре”.
В конце прошлого года компания “Иммобилиаре” показалась французам самой подходящей для оказания услуг по подбору квартир. На протяжении месяцев глава компании Кристина Арутюнян и ее сотрудники искали варианты жилья для работников “Оранж”, возили их для осмотра мест будущего проживания. Французы пообещали, что оценят труды по достоинству — доверят “Иммобилиаре” подбор недвижимости под офис. Так и случилось. Но если ранее Арутюнян работала без контракта, то теперь предложила заключить соглашение. От этого “Оранж” уклонилась: мол, у юридического отдела и без того дел невпроворот. Она поверила: как-никак фирма солидная. Ей вручили только договор о конфиденциальности, составленный на довольно выгодных условиях для “Оранж Армения”. Платить должен был арендодатель по схеме — одномесячная плата за аренду, вносимая арендатором, причитается не хозяину “квадратуры”, а риэлторской фирме. С весны “Иммобилиаре” принялась активно подбирать подходящие площади. В период кризиса арендодатели потоком хлынули в офис Арутюнян. Представители фирмы привередливо осматривали помещения, в итоге десяток из них одобрили. Но спустя месяц отсеяли четыре предложения. Сразу возникли проблемы с владельцами этих помещений. Их “разрулила” опять же Арутюнян: кому-то отыскала (с убытком для себя) иных заказчиков, с других не взяла свои комиссионные. Ведь, как предполагалось, все расходы покроют серьезные сделки с сотовым оператором. Одна из них не заставила ждать. “Иммобилиаре” удалось подыскать квадратуру под один из крупнейших будущих офисов площадью в 780 кв. метров на Северном проспекте. Лишь одной Арутюнян известно, чего стоило наладить отношения с арендодателем. Отыскать истинного владельца недвижимости ей так и не удалось. Встреча с хозяином площади Варданом Варданяном состоялась слишком поздно и была не слишком результативной. Изначально же в контакт с “Иммобилиаре” вошел некий Сурен, представившийся доверенным лицом Варданяна. Попытки связаться с самим арендодателем потерпели фиаско, и глава риэлторской компании согласилась вести дела с Суреном. Договорилась об условиях, огласила их в “Оранж Армения”. В компании предпочли изучить иные, альтернативные варианты. В итоге все же решили: лучше территории не найти — и попросили Арутюнян свести их представителя с Суреном. Почувствовав подвох, она предложила Сурену все же заключить договор. В ответ услышала: “И не стыдно? Это же такие уважаемые люди, раз имеют площади на Северном проспекте… Вы кому не доверяете?” Пристыженная Кристина отступила, свела заказчиков с Суреном…

О том, что территория уже сдана, она узнала месяца через три. Ошарашенная Арутюнян вновь позвонила Сурену. На сей раз представитель Варданяна заявил, что “слишком долго ждал и договорился с “Оранж Армения” через другого агента…” Столь же странные разъяснения дали и в сотовой компании. Начальник отдела по продажам Арсен Ованесян, участвовавший в процессе подбора территорий, ответил смутно: “Я не знаю, я так занят”. Глава “Иммобилиаре” поняла, что ее, грубо говоря, кинули. Как и на каких условиях договорились меж собой стороны, остается лишь догадываться. Видимо, полюбовно. Не учли одного: на это дело Арутюнян потратила слишком много сил и средств и не отступит. Она обратилась к гендиректору “Оранж Армения”. Г-н Бруно Дютуа лично принимал Арутюнян раз пять и, по ее словам, предпринял все от него зависящее. В итоге была даже организована долгожданная встреча с загадочным Варданом Варданяном. Впереди забрезжил консенсус. Меж тем спустя два дня в суде должно было состояться очередное слушание. И доверчивая Арутюнян согласилась отложить слушание. Предполагалось, что ответчик пойдет на аналогичный шаг. Но, когда адвокат “Иммобилиаре” пришла на слушание, выяснилось — представители “Оранж Армения” и Вардана Варданяна не желают и слышать о переносе процесса. Более того, представитель “Оранж” настаивал на безотлагательном рассмотрении дела. А ведь адвокат “Иммобилиаре”, готовая к сворачиванию тяжбы, пришла в суд без документов. Такой стратегии сам Наполеон бы позавидовал… Когда Арутюнян отказалась забирать заявление, поступило “интересное предложение” — откупные на 6000 долларов. Это втрое меньше причитающегося в результате сделки. “Если бы я согласилась, то после внесения налога, судебных выплат и комиссионных сотрудникам, фирме ничего бы не осталось, — поясняет глава “Иммобилиаре”. — Впрочем, главное даже не деньги. Обидно, что нас элементарно “развели”. “Оранж Армения” заявила, что не имеет никаких обязательств. “Но ведь есть документация, переписка, факт нашего сотрудничества налицо. Да, мы работали “под честное слово”, но только из-за нежелания “Оранж Армения” вступать в юридические отношения”, — заявляет Арутюнян. Добьется ли Кристина Арутюнян справедливости? Не убеждены. Пришествие некоторых зарубежных компаний на армянский рынок ознаменовалось не менее печальными разборками. Так, к примеру, обстояли дела после появления нового владельца “АрменТел” — компании “ОТЕ”. Из-за упущения властей договор был составлен так, что “ОТЕ” оказалась монополистом. В итоге пострадали абоненты, простаивающие в очередях за номерами для сотовых и платящие бешеные деньги за минуту разговора. Не утверждаем, что все будет развиваться именно по такому сценарию. И лишь время покажет, как вступит на рынок компания “Оранж Армения”. Но первый “блин” в сфере деловых взаимоотношений явно вышел комом. Таким же как переход в руки французов системы столичного водоснабжения. Французы есть, а воды зачастую как не было, так и нет. Да и в самой “France Telecom” дела обстоят не блестяще. Самоубийства в разных филиалах компании по всему миру стали системой. Многие из наложивших на себя руки в предсмертных записках винили в смерти сложившуюся в компании стрессовую атмосферу. Ибо реструктуризацию здесь проводят за счет человеческого ресурса. Решили и у нас применить ту же тактику?
Соб.инф