“Блошиный рынок” по закону джунглей

Архив 201125/01/2011

На улице Нар-Доса, неподалеку от стадиона им.Вазгена Саркисяна, живут и одновременно приторговывают опустившиеся на дно жизни люди. Продают всякое барахло и зарабатывают соответствующе. Барахолка или, как ее еще называют, “блошиный рынок” резко отличается от аналогичных “ярмарок” в других странах. Если в Европе, например, он (рынок то бишь) выглядит более-менее цивилизованно, то здесь это всего лишь несанкционированная торговая точка, облепленная мусором.
Европейская барахолка — любимое место дизайнеров, модниц, коллекционеров, там всегда многолюдно и по бросовой цене можно купить все — от винтажных платьев прошлого века до книг, сувениров и украшений. Ереванская, расположенная во дворе бывшего здания милиции, является рассадником антисанитарии. Прямо на асфальте разложено домашнее барахло: сверла, отвертки, ржавые водопроводные краны, какие-то болты, гаечные ключи, крышки от кастрюль, швейная машинка. Понятно, что продавцы и покупатели оказываются на рынке не от хорошей жизни. Товар очень часто краденый либо с помоек. А сами торговцы — люди без определенного места жительства, то есть бомжи.

“…НИКТО НЕ ВСПОМИНАЕТ МЕНЯ ДАЖЕ
В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ…”

Говорят, “по одежке встречают”. Оказывается, не всегда. Обитателей рынка избегают, сторонятся и боятся… Причин того, что они оказались “на дне”, множество, и все они очень разные. Самые распространенные — алкоголизм и неблагополучная семья.
Немало тут людей пенсионного возраста, ветераны — обманутые, обворованные и отвергнутые, увы, в первую очередь близкими людьми. Их почерневшие лица, немытые спутанные волосы, грязная, дурно пахнущая одежда ничем не напоминают о том, что когда-то эти люди имели свой дом, работу, семью. В глазах холодящая душу опустошенность, неизвестность и надломленность.
Когда-то Владимир Аствацатрян был мастером спорта по ручному мячу. 15 лет играл за сборную Армении и 3 года — в составе молодежной сборной СССР. Два раза женился. Первая семья ныне проживает в США, вторая — в Ереване. Однако ни та ни другая не поддерживает связи с ним. Бывший спортсмен стал жертвой семейной драмы и оказался в полном одиночестве.
“В молодости я по всему миру разъезжал. А сейчас ноги побаливают. Всю свою пенсию, 30 000 драмов, трачу только на лекарства. И то не хватает. Вот и приходится выкарабкиваться, оттуда-отсюда находить товар и продавать здесь, на рынке”, — рассказывает он. Семья Владимиру не простила долгов, в которые он ввязался. Чтоб исправить ситуацию, он пошел ва-банк: продал обе квартиры, которые имел на тот момент. Но и тут обстоятельства были против него. Теперь ни квартиры, ни денег, ни семьи. Со слезами на глазах уже бездомный Владимир говорит о детях и внуках. “А ведь никто и не вспомнит меня даже в день рождения”, — вздыхает он.
Бывший директор мясокомбината, Левон, был большим любителем выпивки и веселой компании. Всю жизнь зарабатывал большие деньги и спускал их на выпивку, друзей-знакомых. В итоге он спился и окончательно скатился на самое дно жизни, потеряв работу, деньги, друзей, знакомых и семью. Сегодня он живет там, где подрабатывает, — на блошином рынке, под открытым небом.
Торговцев на рынке можно встретить и в снег, и в зной, и в дождь. В принципе, здесь они и живут. Все, что у них есть, — это старое дырявое одеяло, груда картона, бутылка воды и тяжелая судьба. Потеряв крышу над головой, они приобрели на рынке другую — “крышу”, которая не спасает от дождя и снега, но оберегает от случайных прохожих.

“Я ИХ КОРМЛЮ И СЕРЖУСЬ, КОГДА ВЫПИВАЮТ…”

Где товар — там деньги, а где деньги — должны быть налоги, причем не обязательно государству. В убогом блошином городке свои законы и порядки. Сформирована некая иерархия: у каждого свое место, но все подчиняются начальнику по имени Вардан.
“Меня зовут Вардан Арутюнян. Я тут “начальник безопасности”. По всем вопросам обращайтесь ко мне”, — говорит человек, заметно отличающийся от остальных обитателей рынка. “Мне нечего бояться, это моя собственность, это моя фирма”, — смело заявил “начальник безопасности”.
“Начальник” контролирует все, что происходит вокруг, ничего не ускользнет от зоркого ока Вардана. “Я их и кормлю, и время от времени сержусь, когда много выпивают. Все должно быть в меру”, — считает он.
Страх перед хозяином заставляет этих людей подчиняться ему во всем. Часто бездомным необходимо просто поговорить с кем-то, выговориться. Но никто из них не пойдет на контакт без специального разрешения “вожака”. “Ни один торговец и слова не вымолвит, пока я сам не прикажу”, — заверил Вардан, с которым бомжи вынуждены делиться уловом. “Хороший брат” — так называет себя Вардан, занимающий высшую ступень в этой рыночной иерархии бизнеса, с которого он снимает пенки, оставляя бомжам лишь на очередную бутылку водки. “Я всю жизнь был при деньгах. И сейчас не жалуюсь”, — бравирует он.
Такая вот “крыша”. Впрочем, закон джунглей везде суров. Даже на “блошином рынке”.
Армине МАРТИРОСЯН