“Бишкекская ночь” как переломный момент для постсоветского пространства

Архив 201027/04/2010

Сегодня, после бишкекской ночи, когда главное заклинание политических элит всех государств, расположившихся по периферии постсоветского пространства, звучит так: “Лишь бы “киргизские грабли” не превратились в эстафетную палочку!”, умные руководители этих стран тянутся к России. Дабы продемонстрировать свою лояльность. И вовсе не потому, что в киргизских событиях можно усмотреть руку Москвы, а исключительно потому, что только эта рука и могла бы удержать от сползания к киргизскому сценарию.

Ведь в чем проблема Курманбека Бакиева и иже с ним? — в том, что он и сотоварищи на сем скользком пути хотели усидеть сразу на двух стульях, пророссийском и проамериканском. В результате получилось “между стульев”. И лишь твердая рука Москвы могла бы удержать “пятую точку” таких властей от контакта с политическими низами. Впрочем, среди целого ряда “неопределившихся” постсоветских лидеров есть и исключение, подтверждающее правило, — нынешний грузинский президент. А в чем проблема “исключительного” Саакашвили? — да в том, что он выбрал не тот стул. Кстати, в данном, можно сказать, “крайнем” случае рука Москвы уже не поможет. Глупо, конечно, находясь под боком у такого гиганта, как Россия, искать поддержку за океаном, но что поделать, молодость порой решается на откровенные безумства. Которые просто недопустимы для людей в возрасте, понимающих, что случай с “двумя стульями” все же предпочтительней. Если выбирать из двух зол. И лишь как временное заблуждение, ибо всего-то сохраняет зыбкий шанс вернуться на точку опоры.
Вот этим-то шансом — в последний раз! — и пытаются воспользоваться даже такие “капризные” и “непредсказуемые” лидеры, как господин Каримов, еще недавно представлявший единоличную фракцию и особую точку зрения в ОДКБ и других интеграционных структурах, а теперь, после бишкекской ночи, вдруг спешно прибывший в Москву на встречу с Дмитрием Медведевым. С тем чтобы обговорить, в числе прочего, как официально было объявлено, “политическую ситуацию в Центральной Азии”. Отныне на всякий такой визит еще в сенях Кремля, у стойки службы протокола, должен звучать вопрос: “Простите, вы сколько с собой стульчиков прихватили? Ах всего один! — тогда проходите…”

Кстати, попытки определиться имеют место быть последний раз. Конечно, не для народов и стран, а для тех лиц, что по состоянию на 21 апреля 2010 года находятся в них у власти. Почему за последнюю черту взята именно эта дата? Да потому что именно 21 апреля из Харькова прозвучал ясный сигнал: “Граждане с двумя стульями больше в большую политику не допускаются!” Там, в русскоязычном Харькове, в промышленной столице Украины, мэр которого был убит в годы правления Ющенко, произошло событие, способное стать поворотным не только в современных российско-украинских отношениях, но и во всей системе отношений на постсоветском пространстве. То, что Черноморский флот России останется в Севастополе и Крыму как минимум до 2042 года, — это, безусловно, очень важно.
То, что Медведев спас Януковича от досрочных выборов, сделав Украине ценовые скидки на газ, без которых та просто не могла бы сформировать бюджет на текущий год со всеми вытекающими из сего последствиями, — это тоже важно. То, что Янукович признал, что украинская экономика будет в ближайшие 10 лет дотироваться Россией на 40 млрд долл., — это не только честно, но и дорогого стоит. Но еще дороже и еще важней то, что сказал Дмитрий Медведев. Он объявил о новом подходе Москвы к своим соседям по постсоветскому пространству. Нет, речь не шла о новом прагматизме. Прагматизм, естественно, остается, но лишь как материальное наполнение и одновременно материальная гарантия отношений. Главное же то, что Москва теперь ищет исключительно честных отношений и только искренних партнеров, чья значимость определяется не количеством слов, а реальными делами. И шагами навстречу. Отныне Москва слезам не верит. И словам — тоже: ни ласковым, ни самым “грозным”.

Честность намерений — критерий вполне объективный. Лакмусовая бумажка для него — последовательность политики, цепочка реальных дел тех или иных политических фигур. Если эта последовательность кривая, тогда даже самый прямой или, наоборот, зигзагообразный график словесных форм просто не будет приниматься в расчет. Юридически он будет ничтожен, а политически — просто опасен для судьбы “объектов исследования” на политическое здоровье.
…Разве не эти объективные симптомы имел в виду президент России, когда говорил о “последовательности” Курманбека Бакиева? Слава богу, что Бакиев жив и нынче находится в безопасном и спокойном Минске, но разве от этого он выглядит хоть чуточку живее с политической точки зрения?
Вадим ЕЛФИМОВ
(С сокращениями)
***
Скрывавшийся в Москве бывший глава МВД Киргизии Молдомуса Конгантиев выдан киргизским властям, сообщает “Интерфакс”. В настоящее время Конгантиев находится в СИЗО нацбезопасности Киргизии.

Конгантиев был задержан в Москве, операцию по его задержанию проводили сотрудники ФСБ РФ и киргизских спецслужб. Конгантиев был захвачен в заложники во время массовых протестов оппозиции в Киргизии 6 апреля. В СМИ появлялись сообщения о смерти министра внутренних дел, однако впоследствии они были опровергнуты. Конгантиев был жестоко избит и получил тяжелые травмы, его удерживали в Таласе. Ранее сообщалось, что супруга Конгантиева вывезла его в Казахстан, заплатив за свободу экс-министра 40 тысяч долларов. После этого он отправился на лечение в Москву. Напомним, Конгантиев — один из бывших руководителей Киргизии, объявленных действующими властями страны в розыск по обвинению в гибели людей в ходе подавления беспорядков. Среди обвиняемых также брат свергнутого президента Киргизии Жаныш Бакиев, бывший глава правительства Данияр Усенов и другие бывшие высокопоставленные чиновники и члены правительства.