“Best-25” от Армена Григоряна

Архив 200904/08/2009

Группа “Крематорий”, несмотря на мрачное название, очень востребована в России уже четверть века. Все эти годы она немыслима без ее создателя, лидера и автора большинства текстов песен Армена ГРИГОРЯНА. Музыканты к юбилею выпустили сборник “Best-25” и дату решили отмечать в течение года. Главный концерт запланирован на 28 ноября. Это будет нестандартное зрелище с видеорядом и прочими придумками. Сегодня музыканты ломают головы над юбилейным концертом и гастролируют по стране. “Крематорий”, кажется, продолжает оставаться самой нетипичной из всех российских “ветеранских” рок-групп. Особо не видно ни его предтеч, ни последователей. Возможно, это в некоторой степени даже облегчает жизнь коллективу. “Когда тебя ни с кем не сравнивают, нет нужды оглядываться по сторонам”, — пишет о группе известный критик Михаил Марголис.
После концертов, где бы это ни было, Армена обступают местные армяне. С ним, свободно говорящим по-армянски, приятно общаться. Его отец родом из Арташата, а мать — зангезурская. Одна из бабушек родилась в Себастии. В 1915 она маленькой девочкой избежала турецкого ятагана, позже часто рассказывала впечатлительному внуку о пережитых ужасах. Он написал песню “Себастия”, строчка из которой выбита на надгробии бабушки. В музыке группы можно найти немало армянских элементов. Так, “Безобразная Эльза” — это по сути армянский танец “Кочари”, исполняемый только в рок-формате и со скрипкой. Другой бабушке повезло больше — она была дочерью крупного бакинского нефтепромышленника, но, как говорит Армен, черт попутал и она полюбила молодого революционера из Арташата. В 1924 г. молодая семья по велению партии поехала в Мурманск, а незадолго до войны — в столицу, где Армен и родился. “Я московский армянин. Мой папа, тоже московский человек, не зная армянского, начал его учить в сорок лет. Даже прочитал классиков. А так как меня воспитывали бабушки, армянский язык я знаю хорошо. Когда приезжаю за границу, где есть соотечественники — а они есть везде, — с удовольствием с ними общаюсь”, — говорит Армен.
Почему “Крематорий”? “Если кто-нибудь скажет, что он Сатану отвергает полностью, то этому не следует верить. Сатана и Бог есть в любом человеке, отличие в том, кого из них вы подавляете или пытаетесь подавить”, — размышляет Армен. “Да, раньше были времена атеизма, и даже более того, мы заигрывали со всеми религиями, кроме мусульманства, конечно. Вплоть до изучения сатанинских религий — был грех, — признается музыкант. — А потому возникло четкое понимание, что нужно возвращаться к корням”. Потому в один прекрасный день Армен взял жену, двух детей и решительно направился в Эчмиадзин, где все они покрестились. Прежде всего ради сохранения традиции.
Армен Григорян хорошо знает историю своего народа, церкви, следит за развитием геополитической ситуации. В частых интервью нет-нет да и проскальзывает вопрос о его отношении к карабахской проблеме, хотя он человек аполитичный. “Я не мог бы сказать о своем конкретном отношении, если бы завязалась какая-нибудь чужая война… Но в том, что касается армянского вопроса, я, слава богу, разбираюсь. И достаточно серьезно отношусь к таким вещам, как принятие Арменией христианства в 301 году. И к письменности пятого века… Рядом были Византия, Ассирия… они исчезли, и их место заняли турки. Маленькая Армения выжила ценой больших усилий, большой крови. Как вообще мы устояли против янычар, которые со всех сторон лезли?! И когда речь идет о вопросах, связанных с землей, то я знаю, что турки появились там в десятом веке. И всякие территориальные претензии могут иметь под собой некую зыбкую основу, но не историческую…” — горячо говорит он.
После юбилейного года Армен Григорян намерен заняться домом своей мечты. Он очень любит архитектуру Гауди, и дом, который он нарисовал в духе великого испанца, весьма необычен, его воплощение требует сложных инженерных расчетов. И стройплощадка ждет хозяина…
Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН